Ссылки

Новость часа

"Какой нервный срыв? У него нервы были железные!" Отец солдата, который расстрелял сослуживцев, рассказал о сыне


Отец и сын Рамиль (слева) и Салимжан (справа) Шамсутдиновы

Вечером 25 октября солдат-срочник Рамиль Шамсутдинов открыл огонь по сослуживцам в военной части №54160 в поселке Горный Читинской области. Он убил восьмерых солдат и офицеров и тяжело ранил еще двоих. Трое сослуживцев Шамсутдинова, которым удалось спрятаться от пуль за стоящим БТРом, рассказали следователям, что Шамсутдинов приказал лейтенанту Пьянкову и другим военнослужащим лечь и расстреливал их уже на земле, стараясь попасть в голову.

Стрелка обезоружили и задержали на месте, Читинский гарнизонный военный суд арестовал его пока что на два месяца. Шамсутдинову грозит длительный тюремный срок вплоть до пожизненного.

Срочнику, расстрелявшему восемь человек в Забайкалье, предъявили обвинение
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:14 0:00

Минобороны утверждает, что причиной происшествия стал нервный срыв солдата, якобы не связанный с военной службой. Но ни родные, ни знакомые Шамсутдинова, ни его бывшие сослуживцы в эту версию не верят и предполагают, что он взялся за оружие из-за дедовщины в части. Некоторые бывшие срочники прямо рассказывают об издевательствах и травле, которым солдат подвергал один из погибших, старший лейтенант Даниил Пьянков.

Кем был Рамиль Шамсутдинов и что могло заставить его взяться за оружие? Проект Idel.Реалии поговорил об этом с отцом солдата Салимжаном Шамсутдиновым.

Шамсутдинов-старший – пенсионер УВД, он живет в селе Вагай, районном центре Вагайского района Тюменской области. Он долго служил следователем в полиции и ушел на пенсию в ранге капитана, а после этого 11 лет проработал диспетчером в пожарной части. Мужчине сейчас 55 лет. Недавно он пережил инсульт и поэтому нигде не работает.

Салимжан Шамсутдинов один воспитал трех сыновей – Риана, Динара и Рамиля. Мать детей, по его словам, ушла из семьи через полтора года после рождения младшего сына, а впоследствии спилась и умерла. Старший из сыновей – Риан – сейчас с семьей живет в аннексированном Крыму. Средний сын – Динар – служит в полиции в родном селе Вагай.

— Когда вы последний раз созванивались с Рамилем?

— За пару дней до происшествия, в субботу. До этого в сентябре недели три или четыре мы вообще не созванивались. Как оказалось, он терял телефон. Они свои телефоны сдают, складывают в какой-то ящик, и офицеры им эти телефоны выдают только на субботу-воскресенье. И у него телефон почему-то оказался похищенным. Но он свою симку из телефона достал, и в последний раз позвонил со своей симки.

Я его спросил, звонит ли он с чужого телефона. Он говорит: "Нет, папа, я купил телефон и должен остался 1500 рублей, и этот долг срочно надо отдать", или такой-то подполковник его накажет. Я спросил: почему накажет? Он сказал: "Тут продавщица жалуется подполковнику, что мы деньги не отдаем". Я говорю: "Ты там постоянно в долг берешь? А он: "Нет, папа, я в первый раз – вот телефон купил, но долг срочно надо отдать, завтра до 12 дня".

(Отец, по его словам, не смог отправить сыну сразу же деньги, потому что у него была карта другого банка. Вместо этого Салимжан Шамсутдинов по просьбе сына положил деньги на карту сослуживца Николая Ташванова).

— Мы отправили деньги на карту этого друга, потом сын сказал, что деньги получил и долг отдал. Поговорили – и на этом все. Сказал, что у него все хорошо.

— Рамиль при разговоре с вами говорил о каких-либо неуставных отношениях, что его обижали?

— Нет, он не жаловался. Говорил, что есть небольшие "наезды", но каким образом все это проявлялось, он мне не говорил. При разговорах, видимо, там присутствовали офицеры, на эту тему он вообще не распространялся.

— Вы говорите, что он упоминал о дедовщине. А какие-то детали были?

— Нет, ничего не говорил. Да, есть там и дедовщина, и дембеля, есть там у них какая-то иерархия, но ничего помимо этого он не рассказывал.

Салимжан Шамсутдинов
Салимжан Шамсутдинов

— А он назвал фамилию подполковника, который собирался его наказать?

— Назвал, но я сейчас уже не помню.

— Вы в первый раз отправили ему деньги или до этого тоже так делали?

— Нет, в первый раз отправил. До этого каждый месяц клал ему на симку по 200 рублей.

— Когда он призвался?

— 2 июля.

— Вы с ним регулярно созванивались?

— Первые полтора месяца он был в учебке, мы разговаривали каждую субботу-воскресенье. Как в часть перешел – стали реже общаться. О том, что у него, оказывается, телефон был похищен, я узнал только через интернет. Он мне говорил, что потерял телефон. Как-то сказал, что разбил.

— Вы сами к нему не ездили?

— Нет, у меня инсульт был, постоянно высокое давление, диабет, я не могу далеко уезжать.

— А как вы узнали о случившемся в части, кто вам сообщил?

— Какая-то женщина из Москвы ВКонтакте связалась со мной, стала расспрашивать, не являюсь ли я родственником Рамиля Шамсутдинова, не служит ли он сейчас. Я уже начал думать, что сын взял там кредит в армии и звонят из банка. А она стала спрашивать, как он рос и так далее. Тут я говорю: "А что случилось?" Она: "А вы что, не в курсе?" – "А о чем я должен быть в курсе?" "Он же преступление, – говорит, – совершил". Я был в шоке, мы все в шоке. А потом уже примерно через час пошел шквал звонков от корреспондентов.

— Расскажите, каким Рамиль рос ребенком?

— У меня все три сына одинаково воспитаны. Они культурные, общительные, грамотные. Хорошие парни. В семье не материмся, не ругаемся, спиртным не увлекаемся. Они все спортсмены у меня. Старший сын отслужил, средний сын сейчас служит в полиции. Старший сын отдельно живет, семья у него, у меня две внучки. Он в Крыму живет.

— Из-за чего могла произойти эта трагедия? Что могло толкнуть Рамиля на такой шаг? Как вы считаете?

— Что могло? Дедовщина только, бесконтрольность со стороны офицеров. Они закрывали глаза на все происходящее, унижения, оскорбления.

Он у меня был терпеливый, до такой степени терпеливый, неконфликтный, все выдерживал. Если его обижают, издеваются, он терпел, в конфликт не вступал. Так его довести, чтобы он восемь человек расстрелял – это уму непостижимо! Что-то там должно же было произойти, правильно? Что-то ведь там произошло такое, и он взял и положил их.

В СМИ приводят слова Министерства обороны – мол, они предполагают, что на личном, бытовом что-то произошло, нервный срыв какой-то. Да какой нервный срыв?! У него железные нервы были. Он спортсмен у меня, с детства спортом занимался. Ходил в военно-патриотический клуб. Он себя к армии с детства готовил. В училище учился — занимался греко-римской борьбой. Бегун был, первые места занимал по городу Тобольску. У него ни одного конфликта, ни одной драки не было, чтобы кто-то жаловался, чтобы с какими-то синяками приходил. Он был дружелюбный. Со всей школой мои дети дружили. Ничем кроме простуды не болел.

*****

Салимжан говорит, что после окончания срочной службы Рамиль хотел остаться служить в армии по контракту и за неделю до трагедии попросил отца выслать ему копии документов. По словам Шамсутдинова-старшего, Рамиль домой не рвался, потому что "дома работы нет, а там зарплата и квартиру обещают". Отец собрал необходимые документы и почтой их отправил во вторник.

Салимжану рассказывает, что никто из представителей военной части к ним домой не приезжал и не звонил, но в день трагедии ему позвонил областной военный комиссар и попросил не общаться с журналистами . Еще у Шамсутдинова брал объяснения сотрудник ФСБ.

Сейчас Салимжан Шамсутдинов собирается с двумя сыновьями ехать в Читу.

"Мы хотим поехать в войсковую часть, где служил Рамиль, все разузнать: ведь нам никто ведь не звонит, не объясняет, что произошло", – говорит он. По словам отца, пока всю информацию о сыне он получает только из интернета и всего один раз пообщался с назначенным сыну адвокатом. По словам юриста, Рамиль сам несколько дней был в состоянии шока, сейчас начал приходить в себя. Лично отец с сыном после расстрела еще ни разу не говорил.

Полностью интервью с Салимжаном Шамсутдиновым можно прочитать на сайте Idel.Реалии

XS
SM
MD
LG