Ссылки

Новость часа

"Мы очень сильно зависим от погоды". Военный эксперт – о том, когда ждать нового наступления украинской армии


В минувшие выходные в Мелитополе, оккупированном российской армией, обстреляли скопление военных РФ. Военный эксперт Роман Свитан – о том, означает ли это подготовку ВСУ к новому наступлению, какие условия нужны для успешного продвижения украинцев вперед, и о тактике российской армии, которая сейчас пытается наступать с помощью малых групп.

Военный эксперт – о том, когда стоит ждать нового наступления украинской армии
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:13 0:00

– Действительно ли украинская армия ждет, когда замерзнет земля и получит западную бронетехнику для наступления?

– Необязательно замерзнет – подсохнет. Зависит от того, какая температура будет после дождя: земля может либо подмерзнуть, либо подсохнуть. На это нужно около недели. У нас сухие грунты, и вода быстро уходит. А если промерзание, то надо, чтобы грунт промерз на глубину 20-30 сантиметров, это минимум. А лучше, конечно, до полуметра. Сейчас оптимальный вариант – сосредоточиться на движении в агломерации. Тот наступательный потенциал, который у нас есть и который не использован по правому берегу Херсонской области, лучше использовать в агломерации. Это район Донецка, Бахмута, Авдеевки, Кременной, Рубежного, Сватова. Это, на мой взгляд, самые оптимальные варианты. По полям пока идти нельзя.

– Сейчас мы видим взрывы в Мелитополе и рядом. Можно ли говорить о том, что там тоже готовится продвижение?

– Главная задача любой армии – уничтожение армии противника. Любое освобождение территории, городов, населения – это уже последствия выполнения первой задачи. Поэтому наша армия сейчас выполняет основную задачу – уничтожение армии противника в любой точке, до которой мы можем дотянуться.

Дожди заставили россиян уходить в компактные места проживания: гостиницы, школы, детские сады, учебные или лечебные заведения. Уходят по ротам, иногда даже батальонами, то есть до 500 человек в одном месте. Это хорошие цели для наших HIMARS. Не так важно, где эти цели находятся, дальность поражения у нас сейчас до ста километров. Возьмем тот же Бердянск. От Гуляйполя до Бердянска примерно сто километров, значит, мы достаем и на такую глубину. Поэтому по всей линии фронта длиной в тысячу километров и на глубину до ста километров работают наши беспилотники, наши РСЗО, HIMARS, армейская артиллерия. Идет так называемая артиллерийская подготовка к определенным движениям. Однако она может не означать какое-то движение как таковое, потому что сейчас на это больше влияет погода.

– То есть вы прогнозируете, что в ближайшее время не стоит ожидать движения на Мелитополь?

– Однозначно не стоит. Еще раз повторю, что погода внесла свои коррективы. Я думаю, движение может начаться не раньше чем через пару недель как минимум. А сейчас оптимальный вариант, еще раз повторюсь, агломерации. То есть от Донецка до Сватова – именно там. Что такое агломерация? Там практически отсутствует грунт, то есть ничего не размокает, там в основном асфальт или скалистые образования. Сватово, Кременная, Бахмут, Авдеевка, Донецк – как раз там сейчас самое время использовать боевой потенциал. А через пару недель можно начать движение, но, опять же, мы очень сильно зависим от погоды. Сейчас она не даст нам двигаться по полям, в направлении того же Запорожья в сторону Азовского моря или даже Луганщины в сторону Счастья.

– Украинский Генштаб в вечерней сводке сообщил, что как раз на лиманском, бахмутском, авдеевском и запорожском направлении россияне наступают. Что это на практике означает?

– Это означает, что малые группы – от 10 до 30 человек, то есть отделение или взвод, – выполняют определенные наступательные действия. Они подходят очень близко к нашим позициям, попадают под огонь нашей артиллерии, нашего стрелкового оружия. Но тем не менее они очень многочисленные. Россиянам поставили задачу выполнять постоянные атаки. То есть иногда до десяти атак в день на одни и те же позиции могут выполнять такие малые группы. Они опасны тем, что, во-первых, их очень сложно обнаружить. Мы их замечаем, уже когда они практически подходят к линии нашей обороны. И очень сложно вести бои уже на наших позициях, в наших окопах, потому что в основном такие группы уничтожаются уже на выходе, а не на подходе. Их очень много. Практически всех частично мобилизованных сейчас используют в таком режиме малых мобильных групп. И "ЧВК Вагнера" точно так же использует сидельцев, которых они сейчас понабирали с тюрем. Они их используют в качестве такого, можно сказать, пушечного мяса.

– Вы имеете в виду, что таких малочисленных групп по 10-30 человек много, правильно я поняла?

– Да, много малых групп, и идут они со всех сторон одновременно. Иногда, бывает, по одному и тому же маршруту в течение дня могут идти на убой группы: пять-семь групп по одному и тому же маршруту. Их уничтожают – они все равно идут, то есть такая безысходность. Тем не менее задачу они выполняют – создают постоянное давление на наши позиции в районе тех пунктов, которые вы назвали.

Новости

XS
SM
MD
LG