Ссылки

Новость часа

"Дети украдкой снимают видео, чтобы память осталась". Главное о процессе Анастасии Шевченко: ее судят по делу о "нежелательной" организации


Анастасия Шевченко (слева) в суде с дочерью Владой

В Ростове-на-Дону завершилось рассмотрение первого в истории России уголовного дела о деятельности нежелательной организации – по статье 284.1 УК. За то время, что это дело слушалось, в нескольких регионах страны уже успели вынести приговоры по такой же статье – в основном людей по ней приговаривают к обязательным работам. Но первая обвиняемая – Анастасия Шевченко, мать двоих детей и активистка "Открытой России", на которую завели дело более двух лет назад, – два года сидит под домашним арестом. Прокурор потребовал для нее пять лет колонии.

Восьмого февраля 2021 года Шевченко выступила с последним словом, приговор ей огласят через десять дней.

"Людьми оставайтесь, пожалуйста". Последнее слово Анастасии Шевченко

"Если вы считаете, что домашний арест с двумя детьми в течение более двух лет – это не наказание, то я вам немного расскажу про это. Расскажу вам, как дети мои во время обыска боялись, но ни слезы не проронили. Как дочка моя, которая здесь присутствует, тайком мне конфетки в сумку изолятора подкладывала. Как к старшей дочери в больницу не пускали, как бы я ни просила. Как сын мой ночью просыпался и кричал: "Мама". Как девочка в 14 лет стала взрослой, никакого переходного возраста не было, господи.

И как они сейчас вдвоем после брошенной вскользь прокурором фразы про пять лет считают дни и ждут приговора, считают последние дни с мамой. Украдкой снимают меня на видео, чтобы память осталась, голос мой записывают. Вам этого мало? Когда вы напьетесь моей крови? Я считаю, что это наказание после наказания", – так Анастасия Шевченко начала свое выступление в суде.

Она подчеркнула, что никогда не скрывала свои политические взгляды, и все то, что вменяют ей в вину в уголовном деле как деятельность "нежелательной организации" – это законные встречи, митинги и записи в блогах. Все ее доходы – в налоговых декларациях.

"Свое участие в российском общественном движении "Открытая Россия" я никогда не скрывала, я, наоборот, с гордостью везде об этом говорила. Поскольку я выступаю за открытый диалог власти и общества, за открытые дебаты, а не за пинки из-под запотевшего забрала. Я просто хочу, чтобы мои дети и ваши дети жили в чистом красивом городе, в стране, где соблюдаются законы и права человека, в стране, где нет политических репрессий".

Шевченко также упомянула, что ее обвинители признавались ей, что преследуют ее по указанию из Москвы: “Я за это время от своих преследователей, гособвинителей разного рода много раз слышала: "Ну это не мы, вы же все понимаете, это не мы, это Москва, не мы решаем". Я не понимаю. Взрослые люди должны брать на себя ответственность за свои решения и поступки, а пока получается, как в песне земляка Басты: "Я сам не пачкал ручки, я просто помогаю палачу". Не надо так делать, я прошу вас не участвовать в политических репрессиях, и прошу даже не для себя, а для вас и ваших детей прошу. Людьми оставайтесь, пожалуйста, – вот мое последнее слово”.

В чем обвиняют Анастасию Шевченко

“Нежелательной организацией” (такое понятие появилось в российском законе в 2015 году) Генеральная прокуратура в апреле 2017 года признала три неправительственные организации, зарегистрированные в Британии и США:

  • OR (Otkrytaya Rossia) («Открытая Россия») (Великобритания),
  • Institute of Modern Russia, Inc («Институт современной России») (США),
  • Open Russia Civic Movement, Open Russia (Общественное сетевое движение «Открытая Россия») (Великобритания).

То, что это решение касается только британских организаций, зарегистрированных там как юридические лица, а к одноименному российскому общественному движению "Открытая Россия" отношения не имеет, подчеркивали не только тогдашний координатор правозащитного проекта "Открытой России" Мария Баронова и экс-глава движения Михаил Ходорковский, но и официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной.

"Что касается, как я сказал уже, общественного сетевого движения "Открытая Россия", — ничего против их деятельности мы не имеем", – сказал он “Эху Москвы”.

Обыски у активистов российского движения – которое никогда не было даже юридическим лицом, то есть собственно организацией, – начались без малого через два года. Ульяновск, Псков, Казань. В Ростове-на-Дону пришли к Анастасии Шевченко.

В основу обвинения Шевченко легли две акции, за участие в которых она привлекалась к административной ответственности. Первая – политические дебаты в Таганроге, вторая – пост о школе муниципальных депутатов в Ростове-на-Дону. По версии следствия, участие Шевченко в нежелательной организации доказывает то, что она, будучи оштрафованной административно за это участие, не прекратила его, а участвовала в собрании движения и появилась на разрешенном митинге с желтым флагом и надписью "Надоел". (Акцию с таким названием против очередного выдвижения в президенты Владимира Путина "Открытая Россия" проводила в 2017 году.)

Эта ее деятельность, по версии Следственного комитета, "представляет угрозу основам конституционного строя РФ, обороноспособности или безопасности государства".

Пикет в поддержку Анастасии Шевченко, август 2020 года
Пикет в поддержку Анастасии Шевченко, август 2020 года

21 января 2019 года Шевченко – мать троих детей – задержали как подозреваемую по уголовному делу. В суде избрали домашний арест и надели на ногу электронный браслет. Он на ней до сих пор – уже два года и несколько недель.

"Открытая Россия" весной того же года заявила о самороспуске из-за преследования активистов.

Скрытая камера в спальне и смерть дочери

В январе 2019-го у Анастасии было трое детей. 18-летняя Алина, девочка с тяжелой инвалидностью, жила в интернате. Мать ездила к ней, периодически вместе с дочкой ложилась на обследования в больницу. Когда арестовали, пропустила поездку в интернат, узнала, что нужна госпитализация и просила следователя отпустить ее к дочери в больницу, но получила отказ. О том, что Алина в реанимации, Анастасия узнала во время допроса.

"Следователь, видимо, понял, что все серьезно, и меня отпустили, но решение это принимали до восьми вечера. Я привезла Алине детское питание, но покормить ее не успели. Месяц назад я увидела показания врача: за время моего допроса у Алины дважды была остановка сердца", – рассказала Шевченко весной 2020-го в интервью Opendemocracy.

Алина умерла 31 января 2019 года.

Анастасия Шевченко на прогулке с собакой, декабрь 2020 года
Анастасия Шевченко на прогулке с собакой, декабрь 2020 года

Двое младших детей, Влада и Михаил, живут вместе с помещенной под домашний арест мамой и бабушкой. Когда Анастасию арестовали, Владе было 14 лет, Мише – 7. Последний год о том, как они живут, Влада пишет в фейсбуке под специальным хештегом. "За 15 месяцев домашнего ареста у нас кончились сериалы". "У мамы заболел зуб, она написала следователю, [что ей нужно пойти к врачу], сегодня принесли отказ". "Арест продлили и запретили маме звонить нам с Мишей и бабушке". "Сегодня я дома и провела торжественное вручение премии Бориса Немцова маме". "Звонила бабушка. Приходила полиция".

В самом начале домашнего ареста Шевченко с детьми и пожилой мамой пришлось переехать: они жили на съемной квартире, и владельцы оказались не готовы позволить отбывать там домашний арест. Приютила (точнее, предоставила квартиру) подруга. Как позже выяснилось, хозяйка предыдущей квартиры перед арестом квартиросъемщицы дала разрешение на установку видеокамер: с их помощью ростовский Центр "Э" (подразделение МВД по борьбе с экстремизмом) несколько месяцев прослушивал и снимал происходящее в спальне Анастасии Шевченко. Эти материалы приобщены к делу и исследовались в суде.

"Обжаловать это отдельно мы не можем в ЕСПЧ. Но после приговора, конечно, жалоба будет подана", – говорит адвокат Шевченко Сергей Бадамшин.

Фамилия Ходорковского вместо доказательств

Когда суд начался, условия домашнего ареста Анастасии стали немного мягче: сейчас она может преподавать онлайн, общаться со знакомыми, выгуливать собаку, ходить в магазин. И в суд. Заседания начались в марте 2020 года.

В суде защита Шевченко доказывает: "Открытая Россия" – не организация, а объединение, созданное российскими гражданами на основе российских законов. Регистрацию в России оно не проходило, в Британии организаций с таким названием тоже не существует: OR (Otkrytaya Rossia) была ликвидирована, а компания Open Russia Civic Movement никогда и не создавалась, то есть иностранной организацией "Открытая Россия" также не является.

"Шевченко была уверена, что участвует в деятельности российского движения, и мы это доказываем. При отсутствии прямого умысла уголовная ответственность исключается", – настаивает ее адвокат.

Прокуратура пытается доказать умысел с помощью административных штрафов: мол, Шевченко их получила как представитель "нежелательной" организации, но после этого участвовала в собраниях и деятельности движения. Также, по мнению обвинения, связь российской "Открытой России" с Михаилом Ходорковским является доказательством по делу.

"Нам прокурор говорит: "Ну там же Ходорковский!" Но постойте: Ходорковский – гражданин России и у него нет никакого паспорта, кроме российского", – не соглашается с такой логикой адвокат.

"Показательное дело, двадцать девять томов"

Дело Анастасии Шевченко по статье 284.1 УК ("Осуществление деятельности нежелательной организации") стало первым в России, но не единственным. Пока ее допрашивали, проводили экспертизы и судили, несколько процессов уже успели закончиться обвинительными приговорами.

Так, в феврале 2020 года суд в Екатеринбурге приговорил к 300 часам обязательных работ бывшего координатора "Открытой России" Максима Верникова. Материалы дела были основаны на показаниях засекреченного свидетеля по фамилии Иванов. Несмотря на то что Верников вышел из "Открытой России" до возбуждения дела, суд признал его виновным.

В октябре 2020 года в Краснодаре 240 часов обязательных работ присудили Яне Антоновой – детскому хирургу и бывшему координатору "Открытой России". Ее преступление состояло в распространении созданного этим движением ролика о нехватке школ.

"Дело Шевченко – самое первое, показательное, с которого была дана команда "фас" преследовать участников этого уже ликвидированного движения. За счет резонанса после его возбуждения и после того, как умерла Алина, дочка Насти, другие регионы, хоть и попытались тоже угодить статистике, но не стали так обострять и сделали это все гораздо проще, чтоб не было такого резонанса на всю Россию, – объясняет адвокат Анастасии Шевченко Сергей Бадамшин. – Там дела максимально по четыре тома, их быстро отправляли в суд, суды быстро выносили эти приговоры. У нас год велось следствие, в деле 29 томов, и год велось судебное следствие".

Приговор Анастасии Шевченко Октябрьский районный суд Ростова-на-Дону огласит 18 февраля 2021 года в 10:30.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG