Ссылки

Новость часа

Пропали после переговоров с Каддафи. Как политтехнологи Пригожина пытались найти Ливии достойного лидера


Связанное с предпринимателем Евгением Пригожиным агентство РИА ФАН отправило своих военных корреспондентов в Ливию, чтобы выяснить судьбу задержанных в Триполи россиян. Среди арестованных – политтехнолог Максим Шугалей, который также известен по работе на структуры Пригожина, и его переводчик Самер Суэйфан. Настоящее Время разбиралось, за что правоохранительные органы Ливии задержали эксперта и его помощника.

Ночной арест

Вооруженные бойцы ворвались в здание в ночь на 17 мая. Максим Шугалей еще не спал: около трех часов ночи – незадолго до задержания – он проверял свой аккаунт во вконтакте. Политтехнолога и его переводчика Самера Хасана Али Суэйфана схватили по обвинению в попытке повлиять на выборы в Ливии. С тех пор они содержатся под стражей в тюрьме неподалеку от Триполи. Их коллеги утверждают, что россиян пытали.

Максим Шугалей – один из наиболее опытных специалистов, работающих на структуры Евгения Пригожина. В 2018 году он побывал на Мадагаскаре и участвовал в подготовке к президентским выборам, говорят двое его знакомых и один малагасийский активист.

В структуре неформального штаба политтехнологов Шугалей занимал весьма высокое положение: выше него был только руководитель всей группы Олег Захарияш, следует из штатного расписания, которое есть в распоряжении НВ. В документе указано, что зарплата Шугалея за месяц работы на Мадагаскаре составляла 450 тысяч рублей.

Политтехнолог Максим Шугалей (справа) и социолог Александр Прокофьев в Ливии
Политтехнолог Максим Шугалей (справа) и социолог Александр Прокофьев в Ливии

В России единственный эпизод карьеры политтехнолога, ставший публичным, относится к выборам в петербургское законодательное собрание в 2002 году. Тогда Шугалей был доверенным лицом одного из кандидатов и съел на заседании избирательной комиссии несколько документов, чтобы их не передали в суд.

В Ливии эксперт оказался в марте 2019 года. Политтехнологи, работающие на связанные с Пригожиным организации, посещают страну как минимум с 2017 года, следует из документов. Сообщалось, что в страну отправились около 300 наемников из "группы Вагнера", а в конце 2018 года сам предприниматель присутствовал на переговорах между министром обороны Сергеем Шойгу и маршалом Халифой Хафтаром.

Согласно подсчетам НВ, бизнес-джеты, которые использует Пригожин, не менее 15 раз пересекали Средиземное море в направлении Ливии.

Кто делит Ливию

В 2011 году в Ливии был свергнут Муаммар Каддафи. Его второй сын Саиф аль-Ислам возглавил силы сопротивления переходному национальному совету Ливии, но был вскоре схвачен при попытке сбежать в Нигер и помещен под стражу в городе под контролем одной из группировок на северо-западе страны. В июле 2015 года его приговорили к смертной казни, которая так и не была приведена в исполнение. В 2017 году Саиф аль-Ислам Каддафи оказался на свободе, а потом был помилован ливийским "правительством в Тобруке".

Саиф аль-Ислам Каддафи в 2011 году в окружении своих сторонников
Саиф аль-Ислам Каддафи в 2011 году в окружении своих сторонников

Выдачи Саифа аль-Ислама Каддафи за преступления против человечности добивается Международный уголовный суд (МУС) в Гааге. Палата предварительного производства МУС "имеет разумные основания полагать, что <…> не занимая официальной позиции, Саиф аль-Ислам Каддафи считался преемником" своего отца.

После падения режима Каддафи в стране так и не удалось сформировать единый орган управления. С 2011 по 2014 год периодически происходили столкновения как между новой властью и сторонниками свергнутого лидера, так и между различными группировками.

Саиф аль-Ислам Каддафи в плену
Саиф аль-Ислам Каддафи в плену

В мае 2014 года конфликт перерос в новую гражданскую войну. Власть сосредоточилась в руках нескольких политических и военных группировок. Сейчас запад и столицу контролирует Правительство национального единства. Оно было образовано в 2015 году во главе с премьер-министром Фаизом Сараджем. Его поддерживают ООН, западные страны, Турция и Катар.

Восток и часть юга находятся под контролем Палаты представителей Ливии. Она была избрана в 2014 году и известна как "правительство в Тобруке". Ее поддерживает Ливийская национальная армия во главе с фельдмаршалом Халифой Хафтаром. Ему в свою очередь помогают ОАЭ и Египет. Кроме того, некоторые районы контролируют исламистские группировки, народные ополчения или милиции, сражающиеся с местными ячейками запрещенного в России ИГ, и национальные меньшинства из числа берберских племен.

Очередное обострение ситуации в Ливии произошло в апреле 2019 года, когда войска Хафтара неожиданно перешли в наступление, хотя к тому моменту Саррадж и Хафтар провели переговоры и согласились начать объединение политических структур запада и востока, чтобы до конца 2019 года провести президентские выборы.

На переговорах Хафтару предлагали должность министра обороны и главнокомандующего, но оказалось, что это не соответствует амбициям Хафтара, замечает эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов. Столкновения между Ливийской национальной армией и силами правительства национального единства продолжаются до сих пор.

Подбитый и сгоревший танк сил Халифы Хафтара на подступах к Триполи
Подбитый и сгоревший танк сил Халифы Хафтара на подступах к Триполи

Претензии к фельдмаршалу

Информацию для Шойгу о ситуации в Ливии готовят в том числе и эксперты Пригожина. Так, один из руководителей петербургского "бэк-офиса", из которого осуществляется координация всей работы по Африке, Петр Бычков в марте 2019 года составил для главы военного ведомства отчет об основных политических силах в Ливии.

В документе, копия которого есть в распоряжении НВ, указано, что подчиненные Бычкова успешно провели переговоры со всеми ключевыми группировками в стране за исключением премьер-министра Правительства национального согласия Фаиза Сарраджа: он "отказался вести переговоры, побоявшись осуждения европейских стран и США". Бычков отмечает, что в Ливии проводится активная социологическая работа, а также кампании в медиа и в социальных сетях.

"Все политические группы Ливии заявляют о неготовности Хафтара договариваться и просят Россию о посредничестве и гарантиях в договоренностях с ним. Однако взаимодействие российской стороны с главнокомандующим Ливийской национальной армии Халифой Хафтаром также осложняется в последнее время. Хафтар не намерен отказываться от гражданства США", – жалуется автор отчета.

Король Иордании Абдалла II во время встречи с Халифой Хафтаром в 2015 году
Король Иордании Абдалла II во время встречи с Халифой Хафтаром в 2015 году

Американским паспортом иностранное влияние на Хафтара не ограничивается: Бычков пишет, что фельдмаршал "активно пользуется военной и финансовой помощью Франции и ОАЭ", а "российские специалисты ограничены в работе".

При этом Хафтар использует помощь РФ как инструмент повышения своей значимости и торга. "Есть серьезные основания полагать, что в случае своей военно-политической победы Хафтар не будет лояльным к интересам России. Для нивелирования рисков предлагается усилить позиции западной части Ливии, объединив все силы под Сейфом Каддафи или другой фигурой", – приходит к выводу Бычков.

Доклад был подготовлен в первых числах марта 2019 года, а уже 14 числа в Ливию транзитом через Стамбул отправились Шугалей и Суэйфан. У переводчика двойное гражданство – России и Иордании, в последние годы он живет в подмосковных Люберцах (его имя можно найти в списках кандидатов в присяжные местного горсуда).

К ним также присоединился социолог Александр Прокофьев. Официально они находились в стране как сотрудники "Фонда защиты национальных ценностей". В фонде работает Петр Бычков, а его основатель Александр Малькевич связан с Агентством интернет-исследований, известным как "фабрика троллей" Пригожина.

Встреча с Каддафи

Группа занималась только социологическими опросами и не вмешивалась в электоральные процессы, настаивает Малькевич. По итогам поездки они составили отчет.

"Страна находится в глубоком социально-экономическом кризисе, связанном в первую очередь с политической нестабильностью и отсутствием безопасности. По сути же страна раздроблена на множество частей, которыми управляют различные правительства, советы старейшин, полевые командиры", – говорится в документе.

Из отчета следует, что исследование было не совсем обычным: политтехнологи встречались с высокопоставленными силовиками, чиновниками и старейшинами племен. Им удалось поговорить даже с Сарраджем, который до этого отказывался идти на контакт. Глава правительства "выразил надежду на то, что наше исследование послужит толчком для развития двусторонних российско-ливийских отношений, и заявил о своей заинтересованности в визите в Москву", – говорится в документе.

Последствия атаки армии Халифы Хафтара на Триполи весной 2019 года
Последствия атаки армии Халифы Хафтара на Триполи весной 2019 года

Несколько встреч политтехнологи провели и с сыном Муаммара Каддафи. "Сейф Каддафи говорил, что в 2011 году произошла социальная и гуманитарная катастрофа. Ливийская политика рухнула, ее место занял криминал, и все это произошло под влиянием западных стран, прежде всего, США, Великобритании, Франции, Италии, которые боялись сильной Ливии, важного игрока на африканском континенте", – пересказывается его мнение в документе.

Остальная часть беседы не раскрывается, но собеседник НВ, знакомый с Шугалеем, полагает, что с Каддафи обсуждали ту же идею, которая была описана в докладе Петра Бычкова: сыну бывшего лидера страны предлагали объединить все политические силы.

Всего с Каддафи было не менее двух встреч в его доме в Зинтане. Именно они и привели к задержанию группы, сказал агентству "РИА Новости" глава отдела уголовных расследований при генеральном прокуроре Ливии ас-Садык ас-Сур. За несколько дней до ареста Шугалея и Суэйфана страну успел покинуть Александр Прокофьев: он улетел 13 мая.

Как утверждает знакомый Шугалея, петербургский политик Андрей Пивоваров, "у Шугалея был билет на ближайший рейс, Максим должен был лететь на выпускной ребенка. Но помощник Шугалея сказал, что опасается за свою безопасность и не хочет оставаться в Ливии один. В итоге Максим поменялся билетами. Помощник улетел домой, а Шугалей попал в ливийскую тюрьму".

Остов пикапа, стоявшего на вооружении армии Халифы Хафтара
Остов пикапа, стоявшего на вооружении армии Халифы Хафтара

Пивоваров настаивает, что спасением Шугалея сейчас занимаются только его друзья, а Малькевич и остальные близкие к Пригожину люди бросили политтехнолога. Родственники Суэйфана не стали общаться с корреспондентом НВ, поскольку считают, что это может повредить переводчику и сорвать переговоры о его выдаче России.

Группа Шугалея была не единственной в Ливии. С февраля 2019 года сотрудники структур Пригожина опросили 1200 человек и провели 16 фокус-групп, для этого потребовались 40 интервьюеров под руководством шести супервайзеров. Они зафиксировали высокие рейтинги не только у Халифы Хафтара, но и у Сейфа Каддафи.

Рекомендуем

XS
SM
MD
LG