Ссылки

Новость часа

"Масштабы кризиса не вполне осознаются". Российские экономисты призывают власть к жесткому карантину


В Кремле прочитали открытое письмо известных экономистов России, в котором они призывают к жесткому карантину и более серьезным антикризисным мерам. По словам пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, "с этой точкой зрения ознакомятся в штабе".

Мы поговорили с одним из соавторов письма профессором Рубеном Ениколоповым.

Российские экономисты призывают власть к жесткому карантину. Интервью с профессором Рубеном Ениколоповым
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:35 0:00

– Что не так с теми мерами, которые предлагает Путин и правительство России?

– Они кажутся нам абсолютно недостаточными. Есть такое ощущение, что масштабы кризиса не вполне осознаются. С точки зрения ограничительных мер, которые направлены на снижение скорости распространения вируса, вместо объявления карантина объявлена неделя выходных. И практически не было сделано никаких ограничений – куда люди могут ходить в это время. Вместо работы они могут пойти общаться со своими друзьями и распространять вирус.

Гораздо более эффективная мера – это строгий карантин, когда людям предписано сидеть дома и не выходить без особой надобности наружу. Это такой же эффект на экономику, поскольку выходить на улицу могут только те люди, которые работают в жизненно необходимых индустриях, – то же самое исключение сделано во время этой отпускной недели, но при этом люди будут гарантированно сидеть дома, а не распространять вирус.

Поэтому это какая-то непонятная полумера, которая не совсем достигает такого же эффекта с точки зрения предотвращения вируса, но несет такой же удар по экономике. Эта мера кажется нам неэффективной.

– Для российской экономики, которой сложно не только из-за коронавируса, но и из-за обвала нефтяных цен и вообще того кризиса, который длится довольно долго, кажется, что какого-то легкого решения проблемы сейчас не существует. Скажите, что можно сделать в России с точки зрения экономики, чтобы последствия не были настолько разрушительными?

– На самом деле с макроэкономической точки зрения Россия подходит [к ситуации] в состоянии гораздо более хорошем, чем большинство стран мира. У нас большие резервы, у нас очень низкий государственный долг, и мы можем приобретать [его] еще больше. С этой точки зрения есть все ресурсы для того, чтобы резко увеличить затраты государства на то, чтобы скомпенсировать этот экономический удар, который будет нанесен прежде всего мерами по борьбе с вирусом, а не самим вирусом. С этой точки зрения как задействование резервов, так и увеличение государственного долга являются мерами, которые вполне могут быть задействованы.

Надо понимать, что все-таки этот мировой кризис – это беспрецедентная вещь на уровне последнего столетия. Поэтому сейчас абсолютно форс-мажорная ситуация. И именно для таких ситуаций создаются резервные фонды и [проводятся] какие-то экстракардинальные меры по расходу государственных средств. Это не те меры, про которые мы говорили последние несколько лет, которые могли бы вывести экономику из стагнации. Там все-таки все было в пределах нормы: мы почти не растем, хотелось бы увеличить госрасходы, чтобы дать стимул экономике. Да, хотелось бы, но до такого яркого острого кризиса, который может привести, на самом деле, к социально очень болезненным последствиям вплоть до социального взрыва, не доходило.

Сейчас не надо недооценивать ситуацию с вирусом – она очень серьезная. Это может быть огромный удар с точки зрения социальной ткани общества. И надо государству делать все возможное, для того чтобы предотвратить это. И для этого не надо стесняться расходования государственных средств.

– В письме, которое подписано вами в том числе, есть реальные суммы, в которые вы оцениваете те расходы, которые сейчас правительство может понести. Назовите, пожалуйста, эти суммы. И скажите, есть ли у России эти деньги?

– У нас написано: пять-десять триллионов. Это, скажем так, до этих пределов. [Сумма] будет зависеть от того, насколько будет падать экономика из-за распространения коронавируса и из-за ограничений, связанных с его распространением. Уже понятно, что эти эффекты будут измеряться процентами ВВП – три-пять, может быть, до 10% ВВП будет просадка экономики просто из-за этого вируса. И государство должно тратить сопоставимые ресурсы. Если падает на один процент ВВП экономика, то надо вливать в нее обратно сумму того же порядка. Именно поэтому из этого следуют те суммы, которые мы называли. Безусловно, можно рассчитывать на какие-то оптимистичные сценарии, где суммы будут меньше, но все-таки готовиться надо реалистично, скорее к плохому сценарию, и озвучить то, что в плохом сценарии государство будет готово поддерживать экономику вплоть до таких величин. И потом радоваться, если этого не понадобится.

– И у России эти деньги есть?

– У России деньги есть. Либо они есть, либо есть возможность их привлечь на гораздо более привлекательных условиях, чем у большинства стран мира, которые пострадали и пострадают от этого вируса.

XS
SM
MD
LG