Ссылки

Новость часа

"Я буду удивлена, если у него есть матрас". Ольга Романова о СИЗО в Кольчугине и этапе Алексея Навального


СИЗО-3 в Кольчугине Владимирской области, где находится Алексей Навальный

Третьего марта стало известно, что российский оппозиционный политик Алексей Навальный еще не в колонии города Покрова, а в "перевалочном пункте" – СИЗО-3 в Кольчугине той же Владимирской области. А значит, впереди дальнейший этап – перемещение в колонию.

Что с оппозиционером происходит сейчас и что ждет его впереди – об этом в эфире Настоящего Времени мы поговорили с руководителем организации "Русь сидящая" Ольгой Романовой.

Ольга Романова о СИЗО в Кольчугине и этапе Алексея Навального
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:29 0:00

— Ольга, можете рассказать, что это за СИЗО, куда его этапировали?

— Конечно. Дело не в СИЗО, дело в том, что это пересыльная тюрьма. То есть любое в принципе СИЗО в любом регионе России так или иначе может быть пересыльной тюрьмой. И Навальный после этого отправится куда-то дальше. Именно поэтому на его счете нет денег, именно поэтому у него нет в камере ни чайника, ни холодильника. Я даже буду удивлена, если у него есть матрас.

— А пересыльная тюрьма – это страшно? Это что? Что она из себя представляет? Что там может с ним произойти теоретически?

— Понимаете, Навальный на этапе. Поэтому мы, в общем, все страшно удивились, когда начали говорить про колонию № 2, потому что он в любом случае должен быть на этапе. [СИЗО] – это как раз часть этапа. То есть осужденных сажают в столыпинский вагон или в автозак и везут из пункта А в пункт В. Пункт А, мы знаем, это была Москва. Пункт B, мы теперь тоже знаем, – это Кольчугино. Но что будет дальше? Пункт C, пункт D – этого мы не знаем.

Вполне возможно, что он поедет дальше из Владимира в Ярославль, в Иваново, в Питер – куда угодно, могут быть самые разные направления. Здесь он пока пережидает, несколько дней и несколько ночей он здесь проведет, после чего его отправят либо дальше по этапу, либо уже в колонию во Владимирской области. Вполне возможно, в ту самую пресловутую ИК-2, которую мы, наверное, уже все знаем.

— Те сообщения СМИ, которые появлялись, это значит, что Навального в принципе в ИК-2 и не было?

— Нет, конечно, его там не было. Разумеется, нет. Этот слив, что он во Владимирской области, – очень интересно, что он подтвердился. Если это конечный пункт, СИЗО-3 Кольчугино, то, скорее всего, это будет ИК-2, он будет отбывать там наказание. Но если это не конечный пункт, тогда вполне возможно, что его этапируют в Иваново, например. Потому что, судя по всему, он по этой дороге движется.

— А там что за тюрьма, что за колония?

— Вы знаете, я с самого начала ставила, с первой секунды, когда узнала об этапе, я поставила бы на Южский район Ивановской области. Во-первых, это по дороге, это недалеко от места, где он сейчас сидит. Во-вторых, это очень любопытное место. От Москвы это 300 километров почти ровно – такой небольшой райцентр Южа. А дальше там целый куст колоний в поселке Талицы, километров 25 от Южи.

И это непроходимый лес, непроходимая дорога – ездить надо исключительно на тракторе или на автомобиле системы "козлик". Все остальные наши прекрасные джипы уже неоднократно оставляли там абсолютно все, что можно оставить, все движки. Туда ни пройти ни проехать, поэтому очень удобно в ситуации с Навальным. Но постольку-поскольку я это сейчас озвучила, этого не будет.

— Очень интересно, Ольга.

— Я очень довольна, что мне удалось это озвучить сейчас. Потому что не надо туда Навальному ехать, в Талицы. Это очень неудобно для всех нас.

— Ольга, вы говорите, что это, возможно, пересыльная тюрьма, и сами удивляетесь, что почему-то произошел слив, что он в принципе уже во Владимирской области. В дальнейшем, как вам кажется, если его будут и дальше отправлять по этапу, будем ли мы получать такие сведения? И как вам кажется, откуда пошел этот слив про Владимирскую область?

— Во-первых, автором слива про ИК-2 изначально была Ева Меркачева, член ОНК Москвы. Ева Меркачева известна своими близкими контактами с руководством ФСИН. Поэтому, с одной стороны, можно было верить, с другой стороны, можно было бы говорить, что этот контакт просто используют, как могли использовать любые сливные вещи.

Вещь вторая: такие вещи, как пересыльная тюрьма, в мешке можно утаить, а вот такие, как колония, утаить в мешке нельзя. И когда пошли слухи о том, что Навальный в ИК-2, я просила всех адвокатов и всех журналистов, и людей, которые там живут – у нас очень много наших подопечных и в Покрове, и в Петушках, – просто встречать людей, выходящих из этой зоны ИК-2. Это могут быть родственники, адвокаты, освобождающиеся, родственники, выходящие со свиданий, – кто-то из них да и видел Навального. Жена какого-нибудь конвоира, лейтенанта или опера, муж ей рассказывал. Если за четыре дня никто про это не рассказал, значит, его там нет.


— Некоторые СМИ так и делают. Мы сегодня, когда готовились к эфиру, смотрели видео: они просто не за Навальным следуют, а следуют за адвокатами. И очень много появилось фотографий и Ольги Михайловой, и Вадима Кобзева.

— Следовать за адвокатами – дело нехитрое. Вопрос, откуда адвокаты узнали, где Навальный, – это очень интересно и очень правильно. И, конечно, это говорит о высочайшем профессионализме адвокатов. Я представляю себе несколько путей, как это можно узнать, где находится Навальный, – и это круто, что они поехали и их пустили. Это, конечно, высокий класс, да.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG