Ссылки

Новость часа

Стрелять в людей, не кроликов. Как животные поселились в "полосе смерти" у Берлинской стены


9 ноября исполняется 30 лет со дня падения Берлинской стены. Стена изменила жизни не только людей, но и тысяч кроликов. Животные оказались заперты между Западом и Востоком, и вскоре выяснилось, что условия в "серой зоне" идеальны для их жизни и размножения. Режиссер Бартек Конопка снял фильм о том, как менялась жизнь кроликов после Второй мировой в Германии, за что был номинирован на "Оскар".

Картина "Кролик по-берлински" будет доступна на сайте Настоящего Времени до 11 ноября.

Кролик по-берлински: железный занавес глазами животного
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:12 0:00

Берлин после 1945 года напоминал постапокалиптический пейзаж. Проигравшие войну немцы на обломках цивилизации выживали, как могли. Например, возвращаясь к натуральному хозяйству. Площади, скверы и парки превратились в огороды. Пока улицы и развалины зарастали травой, в городе появлялось все больше диких и полудиких животных. Среди них были и кролики. Потсдамская площадь, один из символов довоенного Берлина, была излюбленным местом городской кроличьей колонии.

В 1961 году кризис в Берлине, обостривший отношения между бывшими союзниками в борьбе с гитлеровской Германией, стену непонимания превратил в бетонную. В ночь на 13 августа номинальная граница между Восточным и Западным Берлином была по-настоящему закрыта. Солдаты перегородили улицы и установили проволочные заграждения. Очень скоро стена пересекла Потсдамскую площадь, а потом и весь город.

Вероятно, и без того трусливые кролики пережили панику в те дни. Невроз, охвативший берлинцев, передался и животным. Кролики бежали километр за километром вдоль стены, пока не смирились с тем, что она бесконечна. А главное, они поняли, что бежать, в общем, и незачем.

Чуть дальше в Восточном Берлине возвели заграждение из колючей проволоки, параллельное стене: так была образована "полоса смерти". Зона отчуждения просматривалась и простреливалась пограничниками со всех сторон, была усеяна рядами противотанковых ежей и патрулировалась собаками. Для кроликов эта "полоса смерти" оказалась раем для жизни.

Здесь было сколько хочешь травы и не было естественных врагов. Кролик стал высшим звеном в пищевой цепи. Ежи и укрепления служили ему защитой от солнца, десятки километров пустой земли были словно предназначена для рытья нор. Эта параллельная жизнь, которая нашла себе дорогу между бетонных блоков и колючей проволоки, до поры словно не была связана с жизнью Берлина. Рождались новые поколения кроликов, для них мир всегда был плодородной "полосой смерти".

Часовым на стене разрешалось стрелять в людей. От ста до двухсот человек, в основном – перебежчики из Восточного Берлина в Западный, были убиты пограничниками ГДР. Зато стрелять в кроликов было не так просто. Каждый выстрел подлежал отчетности, тратить патроны на животных не позволялось. Поэтому западные журналисты, писавшие, что солдаты у стены стреляют по людям, как по кроликам, технически не были правы.

Кролики жирели, ленились и утрачивали чувство опасности в практически стерильных условиях. Тем временем, Берлинская стена совершенствовалась и укреплялась, пока не обрела свой окончательный вид в 1975 году. Перебраться через нее открыто стало уже невозможно. Правда, у Стены не было фундамента, и некоторые перебежчики делали подкопы. Как и кролики. Пока система, стремившаяся держать под контролем все и вся, не добралась и до животных. В зоне отчуждения у Стены началась борьба с ушастыми вредителями, которым также подорвали кормовую базу, выкосив траву.

В 1989 году стена пала. Сперва была открыта граница, и на участке Потсдамской площади, как и по всей "полосе смерти", стали ходить люди. Потом остатки сооружения растащили по домам. Выросшие за Стеной кролики оказались в центре мегаполиса.

Десятки тысяч зверьков с так и не уничтоженными инстинктами любопытства, начали исследовать Берлин. Некоторое время их можно было увидеть повсюду, однако новые городские власти, одержимые идеей восстановления и упорядочивания, положили конец вольнице грызунов. На улицы вышли охотники, быстро отстрелявшие излишнее поголовье кроликов.

История, рассказанная в документальном фильме Бартека Конопки "Кролик по-берлински", конечно, не о кроликах, а о людях. Почему-то как раз кролик в прошлом веке стал важным символом в искусстве. Достаточно вспомнить антиутопии "Обитатели холмов" Ричарда Адамса или "Кролики и удавы" Фазиля Искандера. Поэтому неудивительно, что Конопка привнес в фильм достаточную долю художественного вымысла.

Фактически, это мокументари, где хроника разделенного Берлина смонтирована со сторонними съемками кроликов на природе. Никто не вел исследований и учета кроликов у Берлинской стены, хотя они там, несомненно, жили.

Кролик в самом деле, как сравнительно недавно поняли генетики, ближе к людям, чем, например, кошки или собаки. Знакома человеку и психология кролика: он жаден, похотлив, труслив, но любознателен, а порой агрессивен.

Мы умиляемся маленьким крольчатам, но и едим их без особой жалости. С точки зрения государства, системы, кролик полезен и заслуживает заботы как ресурс. Но если он не нужен, он будет уничтожаться как вредитель, наравне с крысами и тараканами.

Легко увидеть в образе кроликов за стеной лишь концлагерь. Однако это лишь упрощение, которое постоянно употребляют в отношении авторитарных государств (особенно советского блока). Именно ему, в общем, противопоставляется фильм: только за стеной кролики могли жить сыто и безопасно. Мир ГДР был для некоторых миром стабильности, уюта и уверенности. В отличие от общества Западной Германии, которое в годы холодной войны переживало волны терроризма.

С другой стороны, разделенное существование стало привычным и для западных немцев. Ведь после падения Стены "осси" с большим трудом интегрировались в капиталистический мир ФРГ. Увы, интеграция Восточной Германии некоторыми на Западе воспринималась как нашествие паразитов.

Сегодня, когда возводятся и планируются новые стены, фильм напоминает о всех сторонах и последствиях разделенности людей. А также о том, что мы, подобно кроликам, часто не знаем, что на самом деле формирует привычный комфорт нашего мира, и где источник нашей свободы или рабства.

Мнения обозревателей Настоящего Времени не всегда отражают точку зрения редакции

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG