Ссылки

Новость часа

"Полиция нравов в образовании". Как российских педагогов увольняют за посты в соцсетях


Блоги в соцсетях становятся поводом к увольнению из образовательных учреждений. Воспитатель детского сада в Выборге Анна Савочкина лишилась работы за ролики в тиктоке. Учительница биологии Ольга Щеголева вынуждена была уйти из петербургской школы, потому что родителям не понравился ее блог в инстаграме. Ранее страница в фейсбуке стала поводом выгнать из фольклорного ансамбля СПбГУ студента магистратуры Максима Дрожжина, сообщают Север.Реалии.

"Из меня начальство сделало женщину легкого поведения"

"Ко мне в тиктоке добавилась одна мамочка, и на следующий день меня вызвала заведующая на разговор, – рассказывает о своем увольнении бывший воспитатель выборгского детского сада Анна Савочкина, – она была не одна, втроем напали на меня".

Анна Савочкина
Анна Савочкина

Савочкина проработала в детском саду Выборга четыре года, претензий к ней не было. Более того, в первый год на рабочем месте она сломала отросток позвоночника и пошла навстречу руководителю, не оформив травму, а просто уйдя на больничный: "Месяц лежала и вставала с помощью папы и мамы, ходила по дому пару часов и ложилась до следующего дня". В саду тогда пообещали помочь, но финансовой помощи Савочкина не дождалась. А спустя три года ее вынудили уволиться – за ролики в тиктоке, где она иронично рассказывала про работу в детском садике, не показывая лица детей. Часть роликов Анна удалила, но это не помогло.

Не уйдешь сама, значит, уволят по статье

"Говорили, что я не имею права снимать, не имею права выкладывать, на что отвечала, что я имею право на все, так как я взрослый человек и ничего плохого не сделала. Говорили, что я воспитатель, а это показывает мое плохое воспитание. Заведующая разговаривала, в принципе, спокойно, остальные повышали голос. Придумали историю, что родители собираются снимать видео и отправлять на "Пусть говорят" к Малахову. Сказали, что родители были в шоке. Хотя мне лично никто ничего не говорил и даже виду не показал, что что-то смущает. На меня больше нападала другая сотрудница детского сада: тыкала мне мои видео в ее телефоне, говорила, чтобы я увольнялась. Когда заведующая вышла, она кричала.

А я никого не оскорбляла, не снимала детей и сотрудников, не оголялась и, в принципе, ничего такого постыдного не сделала, чтобы увольняться. На что мне ответили так: "Не уйдешь сама, значит, уволят по статье. Найду за что уволить: приду раз к тебе в группу, приду два – и найду", – рассказывает Савочкина. – Было неприятно, что из меня начальство сделало чуть ли не женщину легкого поведения, которая снимала себя на видео".

Сейчас Анна дома и не знает, в какой сфере искать работу. Ей нравилось быть воспитателем, хотя это часто выматывало, а дети ее любили и "с родителями конфликтов не было никогда". Савочкиной сказали, что возьмут обратно в сад, когда все успокоятся: "Но разве это игрушки – увольнять и потом брать назад?"

Она не собиралась предавать историю огласке, если бы телеграм-канал "Mash на Мойке" не сделал подборку ее видео с комментариями заведующей. "В тиктоке Анна лицемерила и жаловалась, в том числе на начальство, хотя ее считали одной из лучших. Показалось, что видосы снимала в спальне, накрыв лица детей одеялами, – что ужасно и опасно", – пересказывается там позиция руководства детсада.

Увольняют, я думаю, потому, что боятся какой-то ответственности

"Я просматривала все свои видео и ничего такого не нашла у себя. Было одно, где я просто складываю одеяло в руках, и второе, где как будто заправляю кровать. То, что сказала заведующая, что якобы я накрывала детей, – полная ерунда. На моих видео ни одного даже шевеления не было в кроватках. Там никого не было! – говорит Анна Савочкина. – Никто не рождается воспитателем, это работа. При этом мы любим детей своей группы, всегда с ними рядом, играем и смеемся так же, как и дети. А увольняют, я думаю, потому что боятся какой-то ответственности".

Заведующая детским садом Лариса Бежанова заявила, что переживает из-за случившегося. Найти хороших воспитателей очень сложно, говорит она, и просто так квалифицированных педагогов не увольняют. Но один из детей увидел ролик в тиктоке и показал маме, поэтому родители возмутились.

"Увольнять человека не так просто. Я 19 лет в должности руководителя. Она как педагог очень адекватна, нормальная, никаких претензий не было. Я ее позвала в музыкальный зал, мы сели по-домашнему, никакого давления ни с какой стороны не было. Я спросила: "Как ты могла?" Я иногда сама с удовольствием смотрю тикток. Но снять спальный корпус, помещение детского сада без ведома руководства, всякие выкрутасы выкладывать – где этика педагогическая? А детей снимать, накрывая покрывалами? Это никуда не годится. Но мы не увольняли ее, мы единственное, что сказали, – что родители подняли вопрос. Они не хотели водить к ней детей из-за таких роликов. Она даже не признала, что виновата: сказала бы, что всякое бывает, ну, ошиблась. А она говорит, что не эротику публиковала. И написала заявление сама, пока я была на больничном", – комментирует Лариса Бежанова.

"Случай может стать решающим в битве с содомитами и извращенцами!"

В начале октября в Санкт-Петербурге за публикации в соцсетях пострадал изучающий фольклор Максим Дрожжин, открытый гей. Сейчас он ждет решения комиссии по этике Санкт-Петербургского госуниверситета. Жалобу он подал после того, как глава фольклорного ансамбля Екатерина Головкина потребовала не появляться больше в коллективе из-за того, что Дрожжин в соцсетях публикует видеоролики, где поет в женской одежде. "Так вышло, что мне стало известно о вашей страничке в фейсбуке. Надеюсь, что мне больше не придется узнавать о таких вещах, о которых писать и говорить для меня и ребят невозможно", – такое сообщение отправила Головкина с просьбой удалить ее телефон.

Комиссия СПбГУ должна была дать ответ в течение недели, но с решением затягивает: признать, что произошла дискриминация, университету сложно, полагает Дрожжин. Но и вернуться в ансамбль в случае, если университет встанет на его сторону, он, скорее всего, не решится, признается студент.

Вдруг я приду на репетицию, а там 30 здоровенных бородатых мужиков, и что я буду делать?

"Такой ажиотаж сейчас вокруг этой истории, – констатирует Дрожжин. – А вдруг я приду на репетицию, а там 30 здоровенных бородатых мужиков, ну и что я буду делать? Головкина считает, что она права, более того, я думаю, что она слышит в свой адрес много слов поддержки, в том числе от ректора и педагогов. И они сейчас сидят и не знают, что делать".

В поддержку Максима выступили более полутора тысяч человек. Студенты, преподаватели и члены студсоветов опубликовали открытое письмо с призывом "отстоять ценности нашего университета, в частности, соблюдение нормы научной этики, беспристрастное и объективное оценивание знаний, умений и профессиональных достижений коллег и обучающихся, уважение свободы мысли и слова, в том числе и свободы творчества, как гласит 4-й пункт Кодекса универсанта Санкт-Петербургского государственного университета". Но также появляются письма и в поддержку Головкиной, причем тональность варьируется от обеспокоенности "отсутствием альтернативного взгляда на поступок руководительницы фольклорного ансамбля СПбГУ" до откровенной гомофобии. "Случай с руководителем фольклорного коллектива Екатериной Головкиной может стать решающим в битве с содомитами и извращенцами!" – заявляет паблик в соцсети "Вконтакте" под названием "Общественный уполномоченный по делам семьи".

Мои знакомые и друзья советовали мне закрыть блоги

"Негатива в соцсетях достаточно, но есть и поддержка, – говорит Максим. – С моими одногруппниками все нормально. Раньше никому не было до меня дела. Я не знаю, как Головкина вышла на мои соцсети. Ребята из ансамбля отмалчиваются. У меня много соцсетей, я давно открыто выражаю свою позицию. Как ни странно, я себя так чувствую безопаснее. Взять эту ситуацию: я вижу, что есть неравнодушные люди, а если бы я был закрытым, я бы просто проглотил это и пошел дальше. А тут есть огласка, есть условная защита, даже если со мной что-то случится. Но могу ли я вести себя по-другому? Нет, не могу. Мои знакомые и друзья советовали мне закрыть блоги, но для меня это неприемлемо. Я уже лет семь так живу, это был постепенный переход к открытости. Моим родителям и знакомым все равно. Вся эта истерия из-за православных людей. Причем я учился четыре года в Институте культуры – мы ездили на разные фестивали, я даже выступал на "Добровидении", его создали как общероссийский фестиваль за "духовность по-русски" несколько лет назад после того, как Кончита Вурст победила на "Евровидении". Все было нормально".

Дрожжин сталкивался с дискриминацией и раньше, но не так открыто. Сейчас при любой попытке трудоустроиться просят показать соцсети, рассказывает он. Если не посмотрели сразу, то находят страницы потом и просят уйти, а виной всему – насаждаемое государством отношение к ЛГБТ, считает он.

"Даже если я захочу как певец пойти работать в подростково-молодежный центр, а туда можно до 35 лет, я могу походить первое время, а потом все равно увидят мои соцсети. Я нашел ансамбли для своего учебного проекта, где можно работать дальше, но, если они узнают об этой ситуации, тоже скажут мне: "Ой, извините, приходите в следующем году".

Мне неважно, кто там сейчас: Путин или Навальный, да хоть Брежнев. Я, как гомосексуальный человек, не привязываюсь к личности, я зол на саму государственную машину

На вопрос, почему такое пристальное внимание к соцсетям, Дрожжин считает, что "все дело в неудовлетворенности гражданского общества самореализацией". "Мы ждем хорошего будущего, оно не приходит. Я не в политике, мне неважно, кто там сейчас: Путин или Навальный, да хоть Брежнев. Я, как гомосексуальный человек, не привязываюсь к личности, я зол на саму государственную машину. Если бы Путин сказал: "Я вас поддерживаю", я бы присмотрелся к "Единой России". Начальники очень любят выслужиться: не было приказа, но мы сами для нашего условного господина все разом взяли и сделали хорошо. Чтобы показать, какие мы молодцы: затравили одного человека, потом другого. Денег нет, но хотя бы так удовольствие получили", – говорит Максим Дрожжин.

Заседание комиссии по этике по своему заявлению Дрожжин записал на видео и выложил у себя на странице. Головкина говорила там, что материалы его соцсетей "чужды традиционной народной культуре". Этот момент и удивляет Максима больше всего: "Фольклор и православие – это разные вещи. Фольклор был всегда больной темой для православия, а я занимался обрядами и песнями. "Да вас вообще сажали", – мне часто говорят. А давайте вспомним: ведь православных тоже сажали и преследовали в советский период! После советского этапа православные с фольклористами слились, получается, и выставляют фольклор принадлежащим их культуре, – удивляется Максим Дрожжин. – Человек, который получает зарплату, никакого права не имеет диктовать, кто будет ходить, а кто нет, по религиозным взглядам или из-за сексуальной ориентации. Был бы я мусульманином, я имею полное право ходить на эти занятия и знакомиться с русской культурой. А Головкина диктует. Откажись она от зарплаты, я не буду иметь претензий на этот ансамбль, поскольку ее работа была бы на добровольных началах.

Север.Реалии направили запрос в СПбГУ с просьбой сформулировать позицию университета по поводу этой ситуации, ответа пока нет.

"Курсы по сексуальным практикам и половое просвещение – разные вещи"

Администрация петербургской школы при консерватории Римского-Корсакова поставила Ольге Щеголевой ультиматум: или закрываешь блог, или увольняешься.

Она начала работать в школе в сентябре, вела уроки биологии с пятого по девятый класс и естествознание для 10-11-х классов. Школа нравилась, а дети к ней прикипели и даже написали письмо руководству с требованием вернуть преподавателя, когда Щеголева уволилась 11 октября "по собственному желанию". Накануне группа родителей, не поговорив с ней, нажаловались администрации на блог учительницы в инстаграме "Секс-просвет по науке", хотя он рассчитан исключительно на взрослую аудиторию.

Маркировка 18+ руководство не убедила, рассказала Щеголева корреспонденту Север.Реалий: "Почему-то я должна следить за контентом, который поглощают дети". Она удалила несколько записей, и, казалось, инцидент был исчерпан, но спустя неделю жалобы возобновились. Руководство дало понять, что работа в школе с половым просвещением несовместима".

Ольга Щеголева
Ольга Щеголева

"В ходе разговора с директором стало ясно, что, по мнению руководства школы и некоторых родителей, моя деятельность не подобает учителю, – говорит Щеголева. – Родителей я не видела, к сожалению. Я бы с удовольствием решила этот конфликт мирно, если бы школа выстроила работу конфликтной комиссии. И, конечно, очень обидно, что родители сделали это исподтишка и не обратились ко мне.

Все меня поддерживают: звонят друзья, с которыми я не общалась давно, родственники, с которыми я не виделась с девяти лет. Говорят, что это важное дело. Мне очень повезло с окружением. Руководство школы не выходит на связь, естественно, они стараются не давать комментарии: это вполне понятно и логично. Дети писали бумагу на имя директора. Подписали несколько классов, они не хотели, чтобы я уходила. Мне было страшно обидно, потому что мне очень нравилось преподавать в этой школе. Там дети замечательные, с ними было очень интересно работать, они всесторонне развиты, с сильной личностной позицией. Они наполнены музыкой и книжками, очень интересные люди, от них можно много чего получить".

"Секс-просвет по науке" Ольга стала вести полтора года назад, до этого пять лет проработала в школах и ушла из последней из-за выгорания. Во время двухлетнего перерыва занималась своим хобби – керамической посудой, но преподавать не прекращала: читала лекции в "Университете детей", в "Эрудите", проводила выездные лекции по психологии.

В России большая часть людей не понимает, что курсы по сексуальным практикам и половое просвещение – это разные вещи

"Проблем с блогом никогда не было, наоборот, я вела лекции для родителей по половому воспитанию, – рассказывает она. – Я находилась в своей стезе, со своими коллегами, которые думают так же, как и я. Выйдя из этого круга, я столкнулась с тем, что не все думают так же. В школы я возвращаться не планирую, это невозможно. Блог, естественно, я не бросаю, какой смысл тогда было уходить из школы? Мне не хотелось бросать детей, но блогом я могу помочь большому количеству людей, подросткам в том числе. В блоге множество поддерживающих комментариев и сообщений".

Щеголеву возмущает ситуация с сексуальным просвещением в России: "У нас эпидемия ВИЧ, у нас огромное количество заболеваний, передающихся половым путем, у нас даже есть передача "Беременна в 16"! Чтобы снизить заболеваемость, нужно просвещение. Но в России почему-то большая часть людей не понимает, что курсы по сексуальным практикам и половое просвещение – это разные вещи. Половое воспитание – это про безопасность, про защиту от насилия, про здоровье. Родители не знают, как это преподается, и, естественно, боятся за своих детей. Но если бы была большая огласка, если бы люди понимали, чем мы занимаемся, они бы относились лояльнее.

Половое воспитание – это про безопасность, про защиту от насилия, про здоровье

В школах нет никаких уроков сексуального просвещения или полового воспитания. Есть только уроки в восьмом классе про строение и физиологию половой системы, немного о менструации и контрацепции – и все. Зачастую эти уроки оставляются преподавателем на лето для самостоятельного обучения. Но на лето у детей забирают учебники. Эта область знаний просто выпадает!"

Пост Ольги Щеголевой
Пост Ольги Щеголевой

Пресс-секретарь консерватории Екатерина Хомчук говорит, что Ольга Щеголева уволилась "в соответствии с Трудовым кодексом": "Как преподаватель она устраивала руководство, родители были недовольны ведением блога подобного контента, но уволилась Ольга Щеголева по собственному желанию. Ведение блога на это не повлияло".

Комиссия Госдумы по просвещению проверит обстоятельства увольнения учительницы биологии. Такое поручение на заседании парламента дал спикер Вячеслав Володин. Вопрос об увольнении Щеголевой поднял глава фракции ЛДПР Владимир Жириновский. Он потребовал восстановить учительницу на работе и назвал ее увольнение "каким-то мракобесием и средневековьем".

"В образовании возникает полиция нравов"

В 2019 году глава Минпросвещения России Ольга Васильева намеревалась разработать рекомендации для педагогов по ведению социальных сетей. Такой запрос ей направил депутат Госдумы Дмитрий Свищев, предложив также внести поправки в "Кодекс профессиональной этики педагогических работников". Ранее Васильева говорила, что у педагогов должна оставаться личная жизнь, а проблемы, вызванные публикациями в соцсетях, должны решаться деликатно.

Ольга Мирясова
Ольга Мирясова

Оргсекретарь межрегионального профсоюза работников образования "Учитель" Ольга Мирясова говорит, что никакого хода предложение Свищева не получило, а сами педагоги не считают нужным отстаивать свою позицию и бороться с устаревшей авторитарной моделью руководства учебными заведениями.

– В итоге в образовании возникает полиция нравов, которая в соответствии со своими личными представлениями оказывает давление на тех, кто выделяется из общей массы. Это плохо прежде всего потому, что молодые учителя в школе работать не хотят и не могут. Они привыкли к праву на самовыражение и индивидуальность в большей степени, чем старшее поколение. Конечно, это мешает решению кадровой проблемы в образовательных учреждениях, о которой так много говорят наши власти. Эти истории были всегда, и десять лет назад тоже. Чем больше соцсетей, тем больше интереса к ним.

Остаются только те, кто готов подстраиваться

С другой стороны, администрации действительно сейчас стали проявлять чрезмерный интерес к соцсетям сотрудников. Анекдотический случай: учитель не хочет брать повышенную нагрузку, а ему пеняют, что он помимо основной работы увлекается фотографией. "Почему вы не хотите у нас работать больше, у вас же есть время на увлечения?" Отчасти это следствие полуавторитарной модели многих школ, когда старые руководители считают, что имеют право на очень многое. В действительности сложно уволить человека, работающего по трудовому договору, он может подать в суд и восстановиться. И начинается моральное давление. Человек не хочет работать в таких условиях и сам уходит. Я могу понять этих учителей, но то, что они не хотят бороться с администрацией и отстаивать свою позицию, приводит к дальнейшему вымыванию интересных людей из образования. Остаются только те, кто готов подстраиваться.

– Нужно ли регулировать поведение в соцсетях тех, кто должен быть "примером для детей" – учителей и воспитателей?

– Самая обсуждаемая ситуация – это когда просят учителей не публиковать что-то с алкогольными напитками. Это я могу понять. А вот вопросы границ личной жизни и проблемы публичности – очень обширная тема для разговора. В любом случае готовность в публичном пространстве представлять какую-то часть своей личной жизни должна быть. Так же, как и готовность отстаивать потом этот образ. Частные компании, например, всегда изучают соцсети, чтобы понять, что за человек будет у них работать. Можно поспорить насчет этичности, но запретить это им тоже невозможно. У них цель – нанять человека, который будет им подходить по образу жизни и психотипу, к примеру. Я за свободу самовыражения, но учитель должен понимать, что ему придется потом отстаивать свою позицию перед родителями и учениками.

Оригинал материала – на сайте Сибирь.Реалии

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG