Ссылки

Новость часа

Китайцы в России: экспансия или трудовая миграция. Премьера фильма "Поднебесная Сибирь"


Власти России и Китая все активнее налаживают отношения между странами. Недавно министр иностранных дел Сергей Лавров на встрече с китайским коллегой Ван И подписал совместное заявление "По некоторым вопросам глобального управления в современных условиях", где говорится о том, что права человека нужно защищать "сообразно национальным особенностям".

В июне 2021 года страны договорились о сотрудничестве по строительству лунной станции. Начать планируют в 2026 году, а достроить – к 2035 году.

Также и Россия, и Китай отказались присоединиться к расследованию вынужденной посадки самолета Ryanair в Минске, в котором находился Роман Протасевич.

На этом фоне жители Сибири и Дальнего Востока заговорили о расширении "экспансии" китайцами их территории. Иностранцы едут сюда в поисках лучшей жизни и новых возможностей. Одни строят свой бизнес с нуля, помогают неизлечимо больным или делают научные открытия, другие – вырубают леса и отравляют землю химикатами в погоне за сверхприбылью. Поэтому некоторые относятся к ним с недоверием и опасаются конкуренции.

Павел Афонасьев снял фильм о том, чем занимаются китайцы в российских городах и как их принимают местные жители.

Ван Цзинбин – владелец ресторана "Циндао" в Новосибирске. Он назвал заведение в честь китайского города, где родился и вырос.

"Я приехал в Россию в октябре 1995 года и начал торговать. Хотелось заниматься большой торговлей, но не получилось найти крупных партнеров. Поэтому занимался продажей махровых изделий, тканей. Потом торговал лапшой быстрого приготовления и фруктами. В 1997 году эти товары приносили хорошую прибыль. Но потом настал дефолт 1998 года, рубль упал, и ситуация стала намного хуже, – вспоминает Ван, а по-русски Дима. – В Китае я был наемным работником. А Россия открывала другие перспективы. Был большой рынок и полная свобода. Хотелось заработать деньги, создать свой бизнес с нуля".

Ван признается, что в 90-е в торговле случалось всякое. Был и обман, приходилось идти на профессиональные риски. Однако в целом он считает, что в России существуют хорошие условия для ведения бизнеса.

После дефолта Ван открыл свой ресторан и очень надеялся, что он станет приносить прибыль. Ресторан в действительности пользовался популярностью, и Ван открыл второй. Сейчас ситуация вновь изменилась в связи с коронавирусом и падением рубля. Так что один ресторан пришлось закрыть.

Тем не менее Ван настроен оптимистично. Говорит, что Новосибирск стал для него родным городом.

"Китайцы, конечно, очень трудолюбивые. Это факт. У нас в ресторане, например, все повара работают по двенадцать часов. В чужой стране действительно тяжело жить и работать. Но если ты сюда приехал, то надо с этим справиться. А взамен получаешь впечатления, зарабатываешь деньги, может быть, выучишь язык", – считает Ван.

Языковой барьер, по мнению Вана, – главная трудность, с которой сталкиваются китайцы в России. Китайской диаспоры попросту нет, а чтобы куда-то пойти, например ко врачу, обязательно нужен переводчик или помощник.

Аспирантка Новосибирского государственного университета Ван Сици, которую русские коллеги называют Надеждой, говорит, что два года не была в Китае. До поступления в аспирантуру она училась в университетах Хэйлунцзяна, Санкт-Петербурга и Новосибирска и теперь очень хорошо владеет русским языком.

"Для дальнейшего развития карьеры для меня лучший выбор был учиться в России. Я на бюджетном месте здесь учусь. Наша страна заплатит за обучение. Я в России уже пятый год, но у меня по-прежнему мышление китайца. И поэтому бывает трудно понять окружающих. Русские более открытые, чем китайцы, в общении с окружающими. Зато китайцы больше внимания уделяют своей работе", – уверена Ван Сици.

Ли Вэй Чжи – врач, специалист по акупунктуре. Он работал во многих городах Сибири.

По его словам, в России мало людей знают о традиционной китайской медицине. Часто к нему на прием пациенты приходят от безысходности, когда от них отказываются врачи обычных клиник.

"Здесь у меня зарплата не выше, чем в Китае. Я не за деньгами приехал. Я приехал лечить людей. И теперь уже не могу бросить своих пациентов. Им просто некому будет помогать. Специалистов по китайской медицине здесь мало. А в России просто не лечат некоторые болезни. Я хочу, чтобы здесь больше людей знали о традиционной китайской медицине", – признается Ли Вэй Чжи.

В Харбине у него осталась семья: жена и сын, которых он навещает один раз в год на месяц. Врачу нравится жить в России, но он сожалеет, что так и не выучил русский язык. Это оказалось для него слишком сложным.

Зато в некоторых русских семьях дети с ранних лет изучают китайский язык.

Катя Косоргина занимается китайским дополнительно, помимо общешкольной программы.

"Для меня важно, чтобы у ребенка был иностранный язык. Наверное, в будущем, может быть, ребенок воспользуется этим ресурсом, потому что китайский язык – это все-таки ресурс", – убеждена Юлия, мама Кати.

"Видно, как китайцы завоевывают Россию. Они же не прямым захватом идут. Они идут экономическим захватом. Если придут враги, Кате будет проще. Она будет знать их язык и понимать как минимум, о чем они говорят", – заявляет Евгений.

Пенсионерка Татьяна Ивановна живет в поселке Тальменка. Сегодня она продает искусственные цветы у местного сельпо, а до этого работала в китайских теплицах.

"Мы работали на посадке, на уборке в теплицах. Платили они нам неплохо. Работать они нас не заставляли, чтобы мы прям там падали. Наоборот, говорили, чтоб работали тише. Когда тише работаешь, работа лучше. Молодцы китайцы, значит. Мы не умеем, не можем или не хотим, или нам некогда вечно. Деревни, посмотрите, гибнут. Они приезжали, забирали, увозили и привозили. Они дают людям не расслабляться, чтобы люди работали. Я думаю, что это от зависти на китайцев наезжают. Люди сидят без работы, ездят по городам. Приходилось, конечно, идти к китайцам и работать, потому что они давали заработок", – делится своим мнением Татьяна Ивановна.

Однако далеко не все позитивно настроены по отношению к китайцам, приезжающим в Сибирь.

"В Бердском совхозе обувной цех сгорел. И потом их переселили в спецстрой. Там большой цех у них сейчас. Там отдельная резервация у них прям. За колючей проволокой большое здание. Там у них общежитие и цеха, где они шьют обувь, – говорит жительница города Искитим Новосибирской области Ольга Падерина. – Их же много! Они займут все территории, и работы не будет. Сейчас хоть что-то есть. И займут землю нашу".

"Мы все можем сами. Мы трудолюбивый народ. Не хуже китайцев. Дайте нам условия для работы, для жизни. А не создавайте чужим людям, которые приезжают и здесь зарабатывают деньги и увозят туда. Властям все равно. Лишь бы деньги в карман положить. Они не переживают, что будет захват территории. Или земли испоганят все. У них там столько пестицидов сыпят, что после них ничего не растет. Они каждый год меняют участок земли. Продукцию их, ни помидоры, ничего есть нельзя, потому что все это отравлено пестицидами. А наши торгаши скрывают. У них покупают за три копейки, а потом выдают, допустим, за казахстанские или таджикские помидоры или огурцы", – возмущается Ольга.

Одна из самых главных проблем – вырубка и вывоз леса. "Два-три года назад началась кампания по увеличению заградительных пошлин со стороны федерального центра, чтобы пресечь вывоз необработанного леса – кругляка в первую очередь – в Китай, который является крупнейшим потребителем нашей древесины. Количество вывезенной древесины в виде кругляка снизилось примерно на 30-50% по разным регионам Сибирского федерального округа. Я имею в виду Западную и Восточную Сибирь. Тем не менее есть попытки вывозить лес необработанный либо минимально обработанный, который был незаконно спилен, обработан на многочисленных незаконных пилорамах. Вот такой лес вывозится за границу под видом якобы комплектующих для мебели", – говорит общественник Владимир Кириллов.

Александр Кургузов из села Колывань живет недалеко от китайской лесопилки и работает в своем гараже автослесарем.

"Показывали по новостям: вот мы открываем предприятие по производству шпона. Телевидение говорило: будет завод, рабочие места. Все Китай! Это все сделано было для Китая. Пробовали два паренька туда устроиться: тысяча в день. Это ни о чем! Труд тяжелый по 12-14 часов каждый день, – сетует Александр. – Все прекрасно понимают, что творится вокруг. Они вырубают березу бедную, красный лес тащат, вековые сосны, кедры, ценные породы деревьев. Раз мы позволяем, идут они, делают свое дело. Это же все с позволения нашего вышестоящего руководства. Все вроде бы по закону, в рамках законодательства".

Генеральный директор туристического агентства Виктор Данн рассказывает, что массовый поток туристов из Китая сегодня – это, по сути, шоп-туры девяностых, когда россияне ехали в Китай. По его словам, китайцы покупают в России дорогие вещи, дорогие аксессуары. Прежде всего их интересует золото и янтарь. А еще дорогая косметика, которая в Китае стоит гораздо дороже.

"Все больше появляется именно платежеспособных китайцев, которые приезжают сюда. И прежде всего у них требования индивидуальных маршрутов, и они связаны с тем, чтобы не только посмотреть, но и чтобы присмотреть при этом всем. То есть они смотрят, куда бы можно было вложить. Это лес, это уголь, это металлы – все, чем богата Россия. Присматриваются к предприятиям, которые здесь находятся, потому что появилась возможность и перспектива открытия бизнеса в России", – рассказывает Виктор.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG