Ссылки

Новость часа

"Родители боятся вакцинировать детей и при этом не заглядывают в инструкцию к антибиотикам". Педиатр – о прививках от COVID-19


Марина Маменко, педиатр, профессор, глава Украинской академии педиатрических специальностей, рассказывает, нужно ли прививать от коронавируса детей и подростков и чем отличается вакцинация детей, подростков и взрослых.

Педиатр Марина Маменко – о том, почему нужно вакцинировать детей
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:50 0:00

– Давайте с главного начнем: детей и подростков вакцинировать надо?

– Международные рекомендации говорят: да. Вы знаете, нам повезло, к нам все время волны ковида приходят позже, а это дает возможность анализировать опыт других стран. Действительно, дельта-вариант раньше вызвал заболеваемость в странах Европы, Соединенных Штатах Америки, ну и, кроме того, вакцины мы все-таки получаем из развитых стран. А Pfizer вообще подал документы завершенной третьей фазы испытаний на детях, для того чтобы начинать вакцинацию.

То есть если со взрослыми мы спешили успеть как можно раньше, и там была незавершенная третья фаза, что вызвало очень много дискуссий у наших пациентов, то как раз в отношении детей все правила абсолютно соблюдены: рекомендации Американской академии педиатрии, Европейской академии педиатрии и других профессиональных организаций говорят "да", я думаю, их нужно поддерживать.

– Очень часто под новостями в комментариях, когда речь идет о детской вакцинации, говорят: "А зачем?"

– Можно было дискутировать еще летом, и действительно – я вхожу в число экспертов Европейской академии педиатрии – у нас были бурные дискуссии за и против, потому что вакцинация всегда должна иметь индивидуальное преимущество и преимущество для общества.

Если в отношении преимуществ для общества не было сомнений: для того чтобы сдержать пандемию, нам надо 85% иммунизированного населения – переболевшие плюс вакцинированные, – и без охвата вакцинацией детей от 12 лет такого невозможно достигнуть. Поэтому общественные преимущества были сразу очевидны. А вот индивидуальные не очень, потому что, действительно, тяжелых случаев в предыдущие волны среди детей было мало.

Вы видели репортаж из харьковской инфекционной клиники, я знаю ситуацию в городской клинической больнице города Киева, которая обслуживает именно детей с COVID-19. Начиная с октября палаты переполнены, очень много детей на кислороде, кислородозависимых.

И я знаю из числа близких знакомых случай трехлетнего малыша, который попал с сатурацией 80. Я думаю, такие цифры знают уже все. Одновременно в садиковской группе заболело 12 человек: не все тяжело, но даже один такой случай для семьи – это просто катастрофа. Слава богу, с малышом все хорошо, но за последние полтора месяца в этой больнице теряли четверо детей. А за весь предыдущий период пандемии погиб только один ребенок. За полтора года – один ребенок, за полтора месяца – четыре ребенка погибли только в одной больнице.

Наши коллеги из Соединенных Штатов Америки, Европы говорят, что после волны, которую вызвал дельта-вариант, очень много мультисистемных воспалительных синдромов. Действительно, ковид стал намного тяжелее для детей. И несмотря на то, что, может быть, статистически это все равно выглядит достаточно скромно на фоне взрослого населения, но когда мы теряем детей, – это катастрофа для семьи, для общества. Поэтому индивидуальные преимущества сейчас тоже становятся очевидными.

– А с медицинской точки зрения вакцинация детей, подростков и взрослых чем отличаются: только дозировкой?

– Дозировками отличается как раз для детей от 5 до 12 лет, то, что мы сейчас обсуждаем пока только для Соединенных Штатов Америки. Там действительно компания Pfizer подала сведения, что доза в три раза меньше, чем для взрослых, дает достаточный иммунный ответ. Дети с 12 лет получают такую же дозировку, как и взрослые, то есть особых принципиальных отличий нет.

Данные третьей фазы говорят, что дети переносят достаточно хорошо вакцинацию. Конечно, как при любой манипуляции, могут быть побочные эффекты. Удивительно, у нас очень часто родители боятся вакцинировать детей и при этом не заглядывают в инструкцию, скажем, к антибиотикам, на которые побочные эффекты случаются гораздо чаще. И родители готовы кашель или насморк у ребенка, даже когда не нужно, лечить антибиотиками, подтолкнуть педиатра к назначению, даже попросить такого назначения или самостоятельно купить в аптеке, хотя там тоже фиксируются и летальные случаи, и аллергия бывает очень тяжелой. А вакцинация почему-то вызывает страх, хотя она статистически намного более безопасна, чем использование многих лекарственных препаратов.

– По поводу вакцинации все равно однозначной позиции нет. Почему так долго не могут во всем мире согласовать именно вопрос с вакцинацией несовершеннолетних? Здесь в чем проблема кроется?

– Я думаю, это как раз связано было с тем, что, действительно, в начале пандемии дети поражались достаточно мало, и педиатры радовались, что это не детская респираторная болезнь. Обычно мы говорим о том, что у нас дети – своеобразный двигатель распространения вирусных инфекций, ковид был исключением.

И, конечно, формируются определенные стереотипы, определенные знания вокруг болезни. Мы долго считали, что дети даже не разносят вирус, что они являются своеобразной конечной ветвью: от родителей заболеть могут, переболеют нетяжело, разносить вирус не будут. А после того как мы вышли все-таки из тотального локдауна, открыли школы, открыли детские сады, стало абсолютно очевидно, что дети и друг друга заражают, и домой инфекцию приносят, и для бабушки и дедушки становятся угрозой. Потому что дети болеют легко, они еще и часто не тестируются.

Мы думаем, что это обычный насморк, а это COVID-19. Он может у детей протекать просто с насморком, и тогда нет достаточной осторожности у родителей, у бабушек, дедушек и нянь, и идет интенсивное распространение вируса. Именно потому что изначально мы думали, что детям не понадобится вакцинация, остаются определенные возможности сейчас, тем более, что вокруг столько антивакцинальных дискуссий для взрослых.

Естественно, взрослые, родители думают о том, что если сомневаются, вакцинировать ли взрослых, то есть сами взрослые сомневаются – как раз международные организации в этом вопросе достаточно однозначны в своих рекомендациях, – то, естественно, они будут больше бояться вакцинировать детей.

– Говоря об этом, даже среди людей, которые в целом с пониманием относятся к вакцинации, даже привились сами, все равно многие очень неоднозначно, даже с опасением относятся к вакцинации детей. Вы понимаете почему? Как убедить этих людей привить детей?

– Я думаю, прежде всего привиться самому и попробовать на себе вакцину для того, чтобы сказать, насколько она опасна. Конечно, какие-то побочные эффекты или неприятные моменты возможны. Но у меня дети достаточно большие, они привиты, они даже к молодым взрослым скорее относятся, и пожилые в моей семье все вакцинированы, то есть наши родители. Мы сами вакцинировались в числе первых еще в марте прошлого года, как только стала возможна и доступна вакцина, пользуясь правом медицинских работников. То есть для нас это уже достаточно принятое решение. Конечно, когда семья сама прошла этот путь, легче и ребенку сделать соответствующую вакцинацию, страхов становится меньше.

Больше слушать авторитетные организации. Вы знаете, меня всегда поражает: мы ведь ориентировались на западные страны, говорили, как они хорошо относятся к своим детям, к своим пожилым людям – вообще к населению в целом. Восхищались системой здравоохранения в Соединенных Штатах Америки, в Швеции, в Дании. А сейчас мы, почему-то видя, насколько вакцинировано там население, никак внутренне не придем к выводу, что мы должны быть такими, как они, то есть достаточно цивилизованными.

– А без массовой вакцинации детей пандемия закончится?

– Вообще очень сложно сказать, что будет с этой пандемией. Когда мы делаем определенные шаги, в том числе вакцинацию, мы должны понимать, что мы точно даем себе шанс, что-то делаем для того, чтобы ее остановить.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG