Ссылки

Новость часа

В России вступил в силу закон о паллиативной помощи. Что теперь изменится?


В России вступил в силу закон о паллиативной медицинской помощи. В начале марта 2019 года его ​подписал президент Владимир Путин.

Пока одни эксперты заявляют о начале новой эры в российской медицине, другие настроены скептически. Закон "О внесении изменений в Федеральный закон "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" по вопросам оказания паллиативной медицинской помощи" подготовлен Минздравом.

Среди экспертов, принимавших участие в его разработке, – руководитель Центра паллиативной медицины Департамента здравоохранения Москвы, учредитель фонда помощи хосписам "Вера" Нюта Федермессер.

"Надо как можно быстрее завершить работу над законопроектом в целом, в дальнейшем посмотрим, как он действует на практике, и при необходимости оперативно внесем коррективы", – поторапливал законодателей Путин накануне принятия документа. Госдума проголосовала за закон единогласно.

Настоящее Время рассказывает, чего ждут от нового закона и за что его критикуют.

Что изменится?

  • Новый закон расширяет само понятие паллиативной помощи. Раньше речь шла только о медицинском вмешательстве, а теперь говорится о таких немаловажных аспектах, как психологическая, духовная и социальная поддержка больного, уход за ним.
  • Закреплено право пациента на обезболивание, "в том числе наркотическими и психотропными лекарственными препаратами". Это означает, что медицинские организации теперь будут нести ответственность, если человек, нуждающийся в обезболивании, не получит препаратов, пояснили корреспонденту Настоящего Времени в пресс-службе фонда помощи хосписам "Вера".
  • Получать медикаменты и медицинское оборудование можно будет на дому – в предыдущем варианте закона такая возможность не предусматривалась. Это облегчит уход за пациентом для его близких: они смогут получить поддержку и помощь врача-специалиста, а кроме того – бесплатные "расходники" (например, памперсы) и препараты.
  • Если сам пациент не может заявить, что ему нужна паллиативная помощь, и этого по какой-то причине не могут сделать его близкие, решение об оказании паллиативной помощи будет принимать врачебный консилиум, лечащий или дежурный врач. Благодаря этому больной получит нужную ему помощь быстрее.
Нюта Федермессер
Нюта Федермессер

"Этот закон – начало новой эры в паллиативной помощи. Это право на качество жизни (а не только на медпомощь) до последнего дня. Теперь минимальный уровень паллиативной помощи прописан законодательно и приблизился к мировым стандартам. Осталось только внедрить и реализовать", – пишет на своей странице в Facebook Нюта Федермессер.

Что не изменится?

Ее точку зрения разделяют не все специалисты. Развернутую критику нового закона приводит в своем блоге педиатр, специалист по паллиативной медицине Анна Сонькина-Дорман. Она считает, что документ не делает паллиативную помощь качественной и доступной.

  • Он не решает проблему государственной политики в области обращения наркотических препаратов. Сложность оформления документов, опасность уголовного преследования, отсутствие нужных препаратов на полках – то есть медучреждения теперь получили новую обязанность (обезболивать пациентов), но у них по-прежнему нет средств и возможностей. "Обязать врачей, или поликлиники, или аптеки обеспечить доступность того, что государство усиленно контролирует – глупая и опасная затея", – говорит Сонькина-Дорман.
    Главная проблема доступности наркотического обезболивания не в том, что право на него недостаточно подчеркнуто в законе о здравоохранении, а в том, что государственная политика направлена на контроль и ограничение, поясняет врач: "В лучшем случае изменения в этом направлении пойдут с той же скоростью, которой можно было ожидать и без закона, на волне роста требований общества в адекватном обезболивании. В худшем – вызовут непредсказуемый вред, в том числе – увеличат число дел против врачей".
  • Оказывать паллиативную помощь врачи обязаны, но часто не умеют. Теперь у них появится еще одна "повинность", но квалификации и готовность работать по-новому не возьмутся ниоткуда. Как следствие – острая нехватка кадров в этой области.
  • Еще один важный аспект – существующее на сегодняшний день определение эвтаназии в России. Оно не позволяет пациенту принимать решение: какой объем медицинского вмешательства он готов и хочет переносить в зависимости от того, как и где он хочет умереть, и как медицинские процедуры влияют на качество его жизни. Таким образом, лечащий врач не может помочь пациенту (например, отключить его от аппаратов искусственного поддержания жизни) и избежать при этом уголовной ответственности.
Анна Сонькина-Дорман
Анна Сонькина-Дорман

"Гораздо важнее системные изменения в здравоохранении и на более высоких уровнях (например, в обороте наркотических средств), чем развитие некоей выделенной области практики, ограничивающей изменения территориально (паллиативные койки или команды) и по искусственному и ненужному принципу "паллиативности" пациента", – считает Сонькина-Дорман.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG