Ссылки

Новость часа

"Пытаемся пропагандировать идею, что мы справились". Откуда в реестре Минздрава России 29 млн записей о больных COVID-19


В реестре Минздрава, созданном для отслеживания числа заболевших коронавирусной инфекцией, уже больше 29 миллионов записей – это в пять раз больше, чем официально сообщает оперативный штаб. Это обнаружили журналисты "Медиазоны", "Холода" и "Медузы". По их данным, на пике второй волны зимой в реестр вносилось по 125 тысяч человек в сутки – во всем мире заболеваемость была выше только в США и Индии. Если эти цифры верны, Россия находится на первом месте в мире по числу заразившихся COVID-19 в пересчете на миллион жителей, утверждают журналисты.

К вечеру 20 июля никакой реакции со стороны российского Минздрава не последовало.

Экономист и соавтор большого доклада "Больше, чем ковид. Авторитарный режим и российское общество перед лицом пандемии" Татьяна Михайлова рассказала Настоящему Времени, могут ли эти цифры быть правдивыми и как точно можно подсчитать статистику по коронавирусу.

– Выводы журналистов "Медузы", "Медиазоны" и "Холода": реальная цифра – это 29 миллионов случаев. Если исходить из этой цифры, то по количеству заболевших на один миллион населения Россия выходит на первое место в мире. Вас удивили такие выводы?

– Нет, меня не удивили эти выводы совсем, потому что, как я писала как раз в своей части доклада, единственная сейчас на сегодняшний день надежная статистика числа переболевших вообще во всех разных странах, это косвенные оценки, которые можно сделать через избыточную смертность.

Дело в том, что во всех странах есть очень разные методики сбора информации по количеству заболевших, и очень часто эти методики несравнимы между собой: мы в одной стране видим больший недосчет случаев, в другой стороне – меньший недосчет. И сравнить страны между собой сложно. Но более-менее нормально во всех странах идет учет смертей, в принципе смертей не только от коронавируса, а вообще всех. И если посмотреть на число людей, которые обычно умирают каждый месяц года, есть годовая сезонность в этом, то можно ее сравнить с теми текущими цифрами, которые мы имеем. Разница и будет избыточной смертностью.

– У вас избыточная смертность указана 530 тысяч человек, это полмиллиона, это все те, кого вы причисляете к умершим от ковида или последствий?

– Это разница между той цифрой, которую мы ожидали за период, когда у нас длится пандемия, с апреля 2020 года по май 2021 года. Мы бы ожидали столько-то смертей в России, если бы не было ковида. Это прогноз. А теперь посмотрим на реальное количество смертей и возьмем разницу между этими двумя цифрами. Вот разница составляет 530 тысяч у меня по моим расчетам.

– То есть полмиллиона человек. И можно предположить, что это те, кто умерли от ковида и его последствий.

– Скорее всего, да. Как показывает международный опыт, большинство из них – да.

– При этом, кстати, официально Минздрав дает, что почти 150 тысяч умерших, точнее 148 тысяч.

– Нет, они давали большие цифры уже в ноябре прошлого года. И, естественно, с тех пор уже изменилась ситуация. Еще в ноябре Минздрав, Голикова говорила, что, по их последним данным, там было больше 200 тысяч. И это было на момент правдой. И наибольшая смертность, пик смертности у нас наблюдался в декабре, то есть с тех пор, конечно же, эта цифра должна была вырасти. И даже по минздравовским данным она по самым скромным подсчетам должна превышать 400 тысяч.

– Вы, собственно, ищете ответ на вопрос в этом докладе: почему такая смертность? К какому выводу вы пришли?

– Вывод довольно-таки очевидный. Почему такая смертность? Потому что много людей заболело. Почему много людей заболело? Потому что у нас практически не применялось никаких ограничительных мер, то есть ни карантина, серьезного карантина не было практически ни в каком регионе, кроме Москвы и только в начале эпидемии, ни других ограничительных мер, которые способствуют нераспространению инфекции. Вот все эти меры в России были довольно слабыми. И в результате у нас заразились гораздо больший процент населения, чем во многих других странах.

– То есть отсутствие карантина такого жесткого? Я, кстати, перепроверила, зашла на сайт оперативного штаба по коронавирусу, все-таки 149 922 человека умерло по состоянию на 20 июля 2021 года, официальные цифры, которые приведены и на сайте Минздрава, и на сайте этого штаба. Возможно, Голикова говорила другие цифры, они и расходятся с официальными?

– Она говорила об избыточной смертности, я тут уточню, потому что оперштаб оперирует не избыточной смертностью, он оперирует зарегистрированными случаями. То есть человек должен быть зарегистрированным больным с коронавирусом, и после этого он умер. То есть чтобы попасть [в эту статистику], нужно слишком много удовлетворить условий, и, естественно, более узкий круг пациентов этой статистикой учитывается.

– Теперь поняла. Татьяна, я понимаю, что вы не политолог. Но как гражданин как вы находите для себя ответ на вопрос: почему власть скрывает вообще реальные цифры? Типично ли это для других стран?

– К сожалению, попытки скрыть ситуацию мы наблюдаем не только в России. Были случаи по всему миру, был случай с должностными лицами сферы здравоохранения Минздрава Сицилии, они пытались скрыть эпидемию. Такие случаи были и в других странах, я сейчас не упомню столько, но всем чиновникам всегда выгодно приукрашивать ситуацию для того, чтобы, во-первых, не портить местную экономику, во-вторых, просто для того, чтобы заработать очки, просто для того, чтобы иметь возможность сказать, что мы справились с эпидемией. Я думаю, что этот аргумент универсален и в России тоже работает. Другое дело, что у нас это делается не на уровне отдельных регионов, а в принципе на всю страну, мы пытаемся пропагандировать идею, что мы справились.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG