Ссылки

Новость часа

Выгодна ли властям России утечка о 90 тысячах протестующих за Навального – обсуждают директор ФБК Иван Жданов и политолог Аббас Галлямов


В двух январских акциях в поддержку Алексея Навального участвовали более 90 тысяч россиян, пишет "Медуза" со ссылкой на сводку департамента военной контрразведки ФСБ (курирует Минобороны и Росгвардию). По словам сотрудника департамента, который передал документ изданию, в начале февраля департаменту впервые поставили задачу "выявить реальную картину поддержки" Навального.

"Никогда не ставился вопрос: "А изучите реальную картину поддержки, нам это интересно". Какой процент населения, насколько распространены эти взгляды? То есть сейчас ситуация перешла уже в другой ранг: давайте поймем, наконец, сколько этих людей?" — сказал источник "Медузы".

Официально Кремль не называл число участников январских протестов. "Вышло мало людей", – отвечал на все вопросы журналистов пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Сторонники Навального оценивали количество участников на акциях 23 января в 250-300 тысяч, а на акциях 31 января – в 200-300 тысяч по всей России.

Иван Жданов: "Это не журналистское расследование, а просто слив"

Соратник Навального, директор Фонда борьбы с коррупцией Иван Жданов считает, что эта публикация выгодна спецслужбам, а значит, верить ей нельзя.

Директор ФБК Иван Жданов: "У ФСБ нет ресурсов, чтобы следить за всеми протестующими"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:58 0:00

– Это информация с оценками, расставленными так, как, очевидно, хотелось бы спецслужбам, – говорит Жданов, – "мы за всем следим", "мы наблюдаем за теми, кто выходит в форме", "мы наблюдаем за росгвардейцами, которые действуют не слишком жестко". Самый главный аргумент, почему это не журналистское расследование, а просто слив: сотрудник самого секретного подразделения ФСБ, департамента контрразведки, следящий за военными, вдруг решает поговорить с журналистом "Медузы" за чашечкой кофе и рассказать секретную статистику. Никто не будет так рисковать, все-таки, если это самое секретное подразделение, то этот сотрудник, офицер, который выходит и рассказывает все журналистам, совершает акт государственной измены, он раскрывает государственную тайну. И другие фээсбэшники это подтверждают: "Цифры, похожие на правду". Ну конечно же, это просто спланированная операция.

– Если это слив, то на кого он рассчитан?

– Статья рассчитана прежде всего на силовиков, которые тоже не согласны с тем, что происходит, которые сомневаются в правильности курса Путина, которые знают, что происходило с Алексеем Навальным, что его незаконно посадили, что его пытались отравить. И акценты именно так и расставлены: не пытайтесь скрыться, мы вычисляем людей, которые в военной форме выходят на акции протеста, мы вычисляем тех, кто говорит в своем коллективе, что Навальный может говорить правду, и тех, чьи родственники в соцсетях высказываются в поддержку Навального. Очевидно, у ФСБ нет ресурсов за всеми следить, вот они и выходят на такой уровень публичности, куда они обычно не выходят, чтобы всех запугать.

Они очень боятся сообщений, что конкретный полицейский отказался выполнять приказ, потому что он считает, что с протестующими поступают слишком жестко. Такие частные случаи были, и, безусловно, это волнует правоохранительную систему, волнует ФСБ.

Есть и другая аудитория, там были расставлены акценты, что мы (ФСБ – прим. НВ) за всем следим и что если бы эту работу ФСБ не выполняла, то все полетело бы по белорусскому сценарию – похвалите нас. Кому направлено это обращение? Обращение направлено, очевидно, к политическому руководству, к администрации президента. Посмотрите, какие мы важные, обратите на нас внимание, ФСБ, потратьте на нас еще бюджетных денег – все эти акценты легко считываются, если изучить полностью эту невозможную статью на "Медузе".

– А как ФСБ может посчитать количество участников митингов и считает ли их вообще?

– Безусловно, у них есть какие-то внутренние оценки. Но они не сильно отличаются от общей работы ФСБ, они непрофессиональны, также опираются на средства массовой информации: посмотрели, во сколько мы (ФБК – прим. НВ) оценили количество протестующих, посмотрели, во сколько СМИ оценили количество протестующих, посмотрели социологические рейтинги. Дело в том, что считать митингующих на несогласованных акциях протеста – это совсем нелегкая задача: люди собираются в разных точках, люди разбредаются, кто-то пришел, кто-то ушел, кого-то задержали.

Все видят эти машины с камерами на крышах, которые могут сделать общую фотографию какой-нибудь площади, но они не учитывают количество пришедших-ушедших, другие точки, время сбора – здесь очень много вводных, которые необходимо учитывать, я сомневаюсь, что у кого-то реально есть инструменты для подсчета протестующих.

Аббас Галлямов: "Это полноценная утечка, связанная с разборками внутри власти"

Публикация служебных материалов ФСБ невыгодна властям, считает политолог Аббас Галлямов. Версию о контролируемом сливе данных о количестве протестующих он называет "излишне конспирологической".

Политолог Аббас Галлямов об утечке сводок ФСБ: "Для политического менеджмента всегда есть угроза поверить в собственные слова"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:08 0:00

– Цифра в 90 тысяч мне представляется вполне адекватной, если она и занижена, то не сильно, – говорит эксперт. – Но самое главное: я как специалист в области политтехнологии не верю, что кто-то из моих коллег, политтехнологов, пиарщиков, задумал такую хитрую схему. Ведь что они получат в результате? Люди зафиксируют, что МВД врет, и чекисты это, по сути, подтвердили. Что на самом деле протестует людей о-го-го как много, и чекисты в своих секретных докладах руководству об этом сообщают, руководство об этом знает. Ну а нам, народу, пытаются сунуть фальшивую цифру. Так оценкам МВД перестанут верить даже лоялисты.

Поэтому я не верю, что это организованный слив, я считаю, что это нормальная, полноценная утечка, связанная с какими-то разборками внутри власти. Вы обратили внимание: она идет из департамента контрразведки, структуры, которая не должна заниматься этими вопросами. Борьба с внутренней оппозицией – это вопрос службы по защите конституционного строя. Можно предположить, что оценкам этой службы руководство перестало доверять, и оно решило перепроверить, провести внутренний аудит, доверив это историю контрразведке.

То есть это больше похоже на утечку, связанную с внутренней борьбой то ли внутри ФСБ, то ли между ФСБ и кремлевским управлением внутренней политики. Обычно утечки так и происходят во всем мире.

– Иван Жданов считает, что это, во-первых, слив, а, во-вторых, нацелен он на силовиков, которые испугаются и не будут фолловить Навального. Как вам такая версия?

– Нет, я к Жданову с уважением отношусь, но в данном случае излишне конспирологическая версия. Подорвать доверие к собственному институту ради того, чтобы люди, которые почему-то фолловят Навального, перестали этого делать, это очень кривой инструментарий: ты рубишь сук, на котором сидишь, ты подрываешь доверие к системе власти, к системе официальных оценок. Ведь это несущая конструкция в общем-то, которую ты подрываешь ради того, чтобы какое-то количество людей испугалось.

Это колоссальная угроза: если ты поверишь в собственную ложь, ты потеряешь связь с реальностью

Для решения таких задач не используется внешний инструментарий, связанный со связями с общественностью. У силовиков достаточно много инструментов, в конце концов, это вертикальная интегрированная структура, где все отношения построены на отношениях "начальник-подчиненный", там все решается прямыми звонками, командами, увольнениями в крайнем случае. Но не за счет того, что какая-то версия вбрасывается в общественное поле.

– А для чего Кремлю вообще такие доклады?

– Кремль должен адекватно понимать, что происходит. Для политического менеджмента всегда есть угроза увлечься собственными публичными оценками и поверить в то, что они говорят. Это колоссальная угроза: если ты поверишь в собственную ложь, ты потеряешь связь с реальностью. Поэтому не важно, что там говорит Соловьев и что там транслируют новости "Первого канала", – сами сотрудники Кремля, которые занимаются внутренней политикой, должны очень четко представлять, что к чему. И чекисты из службы по защите конституционного строя тоже должны понимать, что к чему.

Что происходит с Навальным

  • Политик был арестован 18 января 2021 года в аэропорту Шереметьево. Туда он прилетел из Германии, где проходил лечение и реабилитацию после отравления нервно-паралитическим боевым веществом "Новичок".
  • Московский суд приговорил Навального к трем с половиной годам колонии по делу "Ив Роше". Мосгорсуд признал законным ранее вынесенный вердикт, но изменил срок отбывания наказания оппозиционера в колонии – он проведет в ней два года шесть месяцев, поскольку часть времени находился под домашним арестом.
  • Европейский суд по правам человека в середине февраля потребовал от властей России освободить Навального, указав в своем решении, что жизни политика угрожает опасность. Россия требование Европейского суда не выполнила. Директор ФСИН Александр Калашников заявил, что "никакой угрозы здоровью и жизни [Навального] не существует".
  • Навальный будет отбывать наказание в исправительной колонии № 2 в городе Покров Владимирской области.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG