Ссылки

Новость часа

"Никто не ожидает демократизации от Путина". Майкл Макфол – о реакции Запада на приговор Навальному


Майкл Макфол о приговоре Навальному и реакции Запада
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:10:12 0:00

Майкл Макфол о приговоре Навальному и реакции Запада

Суд вынес решение о замене условного срока на реальный оппозиционному российскому политику Алексею Навальному. С учетом времени, которое Навальный по вынесенному уже приговору провел под домашним арестом, срок отбывания в колонии для него составит 2 года и 8 месяцев.

После вынесения приговора на улицы Москвы вышли несогласные с этим решением. Стихийные митинги закончились жесткими действиями полиции и задержаниями. Всего в России за 2 февраля, день суда над Навальным, задержано более 1400 человек, подсчитал "ОВД-Инфо".

Министры иностранных дел Великобритании и Германии, а также госсекретарь США призвали освободить Алексея Навального. Официальный представитель МИДа Мария Захарова, комментируя эти призывы, заявила, что иностранные государства не должны вмешиваться во внутренние дела России.

Бывший посол США в России Майл Макфол рассказал в эфире Настоящего Времени, чем нынешняя реакция российских властей отличается от реакции на протесты 2011-2012 года, когда он еще работал в России.

– Скажите, вы очень активно сейчас комментируете все происходящее в твиттере, почему и какие эмоции у вас?

– Во-первых, я извиняюсь за мой русский язык, у меня нет практики здесь, я уже шесть лет в санкционном списке российского государства, поэтому извините, пожалуйста. Это не значит, что я не понимаю, но я плохо говорю сейчас. А во-вторых, очевидно почему: это ужас, это позор. Конечно, мы все это ожидали, но когда они так решили, они – это Путин так решил. Это очень печальный день для России, и как человек, который любит Россию, и человек, который считает, что Россия должна быть частью Европы, демократическая Россия должна быть частью международной системы, это действительно шаг назад сегодня, естественно.

– Господин Макфол, вы, если я правильно помню, стали послом в России как раз в разгар протестов после выборов в Госдуму в январе 2012 года, и протесты на Болотной вы также застали, будучи послом в России. То, что вы видите сейчас, похоже на 2012 год?

– Я не могу сказать, я не знаю точно, конечно. Что есть и что не то, как это было, когда я был послом. Во-первых, репрессии сейчас во много раз хуже, чем это было восемь лет тому назад. Господин Медведев был президентом, когда я стал послом, и он реагировал иначе, чем сейчас Путин реагирует на демонстрации. Во-вторых, я думаю, что стало яснее, кто за демократию, а кто против. Восемь лет тому назад были бизнесмены, Прохоров был, Кудрин был на улице и были люди около Медведева и Путина, которые говорили: "Ну, может быть, мы договоримся с вами".

Даже я один раз был на встрече с Медведевым, когда он был президентом, и на его дачу пришла большая команда оппозиции, потому что у них был круглый стол, и они попытались провести какие-то переговоры. Этого не будет сегодня, то есть это большая разница. И третья большая разница, если восемь лет тому назад люди на Западе колебались, может быть, какой-то шаг демократизации будет во время эры Медведева, то сейчас никто этого не ожидает от Путина, особенно когда он у власти 20 лет.

И самое последнее, четвертое. Вы, наверное, не понимаете, но было такое выражение с начала эры Путина 20 лет назад, это было "управляемая демократия", то есть система 20 лет тому назад была специфической: чтобы отдать свободу слова, отдать оппозиции немного, отдать телеканал "Дождь" и так далее. Время этой системы уже прошло, это уже более жесткая, полная диктатуры система. И что будет дальше, не знаю, но это уже другая система власти, чем, скажем, восемь лет тому назад или 20 лет тому назад.

– Читали ли вы заявление госсекретаря США господина Блинкена и его обещание привлечь Россию к ответственности? Как вам кажется, что он имеет в виду?

– Я рад, что он кое-что сказал. И другие лидеры демократических стран тоже реагируют сегодня. Я приветствую это. А что значит "Путин будет отвечать за это" – это уже сложнее вопрос. У господина Навального и его команды есть четкий ответ на этот счет. Что вы должны делать? Не надо делать санкций против каких-нибудь неизвестных кагэбэшников, ФСБшников. Они четко сказали и уже опубликовали список людей, которые они считают, что обеспечивают режим Путина. В основном это экономические лидеры, олигархи, миллиардеры, которые поддерживают Путина. И что интересно в этом списке: это люди, которые имеют собственность на Западе. У фээсбэшников нет больших счетов в Нью-Йорке, Лондоне, у них нет особняков в Лондоне и Италии, а у этих ребят есть. И вот, пожалуйста, они сказали: "Если вы серьезно будете реагировать на судьбу Навального, вот что мы, вы могли бы делать". Как они будут реагировать, я не знаю, но очень конкретное предложение есть от Навального.

– Как вам кажется, господин Макфол, то, что сейчас происходит на улицах Москвы, то, что происходило в суде, насколько это может приблизить Соединенные Штаты, страны Запада к принятию решения к введению каких-то санкций по списку Навального?

– Близится, действительно. Я имею в виду, что у президента Байдена, в отличие от бывшего президента Трампа, есть очень хорошие отношения с людьми из демократических европейских стран. Этот процесс уже идет такой солидарности, будем говорить, демократического лагеря. А Байден уже заявил, что он будет больше, чем Трамп, говорить о демократических ценностях вообще. И он подчеркнул, что это не американские ценности, это универсальные международные ценности, под которыми сама Россия и сам Путин подписались. Это не наши нормы и ценности, это международные ценности. Я ожидаю, что будет большая координация между демократическими странами, когда они будут отвечать. А как они будут отвечать и насколько сильно, я не могу сказать.

Полиция на Манежной: что происходит в центре Москвы после приговора Навальному
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:07 0:00

– Господин Макфол, последний вопрос: российский МИД очень любит говорить, что Соединенные Штаты заинтересованы в том, чтобы на улицах Москвы происходило то, что происходит, чтобы были протесты, были беспорядки, что Соединенным Штатам это на руку и выгодно. Что вы могли бы ответить как бывший посол?

– Во-первых, люди на улицах не потому, что мы что-либо делаем. Это потому что судья так решила, Путин так решил посадить Навального. Я имею в виду, кто стимулирует такие возможности. Мы ничего не делаем в России, это ерунда, это чепуха, я вспомнил, когда я был послом, как будто бы мы это делаем. Мы ничего не делаем, кроме как говорим с вами и говорим на английском языке в твиттере. Конечно, Путин хочет, чтобы люди в России так и думали. Я жил много лет в России и не только в России, в Советском Союзе. И я думаю, что Путин должен быть более осторожным. Российские граждане не так глупы, как Кремль все время считает, они понимают, что происходит сейчас.

Может быть, они не будут протестовать. Кто хочет сидеть, как Навальный? Никто не хочет. Но это не значит, что они не прекрасно понимают, что сейчас происходит в России. И по-моему, это новая эпоха в этом плане, новый этап, когда, я читал, о чем шла речь в суде. И когда говорят: "Ну, вы ничего не заявили, когда вы были за границей", Навальный заявил: "Ну как я мог это делать, я был в коме". И сам Путин заявил, что он дал разрешение, чтобы Навальный уехал в Германию. Это очевидно, что это абсурд, это театр абсурда. И это опасно. И это одно, когда тебе предлагают какое-нибудь хорошее будущее на основе фактов. Но это довольно страшно, когда тебе предлагают какой-нибудь фарс, не связанный совершенно ни с какими фактами.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG