Ссылки

Новость часа

"Сын в момент пожара был в наряде в столовой". Мать срочника с крейсера "Москва" рассказала, что ему оставалось 58 дней до дембеля


Настоящему Времени стало известно еще об одном срочнике с затонувшего крейсера "Москва". Это Никита Ефременко, он из небольшого города Приозерска в Ленинградской области. Его близким сказали, что после крушения он пропал без вести.

Корреспондент Настоящего Времени Тимофей Рожанский поговорил с его мамой Татьяной Ефременко, которая до сих пор надеется, что Никита жив: "Каждый день звоню командиру, каждый день звоню в Москву. Ничего. Никаких известий. Завтра утром еду туда сама. Прибуду туда только в пятницу, потому что самолетов нет. Из Ленинградской области ехать мне далеко".

Женщина надеется, что ее сын жив. "Я хочу пройти все госпитали, все больницы. У меня билет в одну сторону. Я не знаю, когда я вернусь. Если месяц там буду, значит, месяц. Если два, значит, буду два. Если министерство не помогает, значит, надо самим ехать, искать. Мне единственное сказали, что мой сын в момент пожара был в наряде в столовой. Я устала по телефону бороться. Я раньше звонила в госпиталь, и мне отвечали: "Все ребята с документами". С какими документами? Откуда документы? Все утонуло, все сгорело! То есть госпитали уже обманывают".

В моей стране заблокировали

Настоящее Время

По словам Татьяны, Никита не планировал военной карьеры. Про "специальную военную операцию" по телефону матери ничего не рассказывал, а только ее успокаивал. После службы рассчитывал вернуться домой в Приозерск.

"Девятого апреля последний раз я с ним созванивалась. Ему оставалось 58 дней служить до дембеля. Контракт он подписывать не собирался. В марте до этого он мне прислал письмо: "Мама, контракт я подписывать не буду". В телефонном разговоре я тоже ему сказала: "Никаких контрактов чтоб не было". У меня больше нет никакой информации. Он ничего не говорил. Были разговоры о том, что они участвовали в захвате острова Змеиный. Мамы другие говорили, что дети рассказывали. Мой по этому поводу не говорил ничего. И на мой вопрос, был ли он там, он сказал: "Мама, все дома". Он мне ничего не говорил о том, что там в действительности происходит или происходило", – говорит женщина.

Татьяна, как и другие родители срочников, проходивших службу на крейсере "Москва" и числящихся без вести пропавшими, намерены добиваться наказания для тех, кто отвечал за их нахождение там. Родители уверены, что срочники не должны были принимать участия в боевых действиях.

И про войну Татьяна теперь высказывается однозначно: "Что я вообще думаю о войне в Украине? Я могу сказать, что я сейчас работаю в военном санатории и к нам на реабилитацию привозят вот этих мальчишек, которые там участвовали. Мальчишек я не расспрашивала, но я вижу их состояние. О войне в Украине – это за пределами разумного, я считаю. Вы сами понимаете, что вообще происходит? Это просто страшно. Это до такой степени страшно, что я не понимаю, как такое допускается. Я не понимаю, что дети-срочники делали на корабле "Москва". На некоторых людей в нашем правительстве, и в том, и в НАТО, и везде... Я бы лично на них сбросила бы бомбы, если бы мне их дали. Лично на них. Этого нельзя было допускать – то, что сейчас происходит. Непонятно, когда это все закончится, что гибнет столько мирных жителей и столько военных с двух сторон. Для меня это за гранью".

Министерство обороны РФ до сих пор не признает, что при крушении крейсера "Москва" были жертвы. Настоящее Время поговорило с семьями четырех моряков, которые числятся без вести пропавшими. Достоверно известно о двух погибших. По информации источников "Медузы" в Черноморском флоте, всего погибло 37 членов экипажа, около 100 ранены. Всего на борту находилось около 500 человек.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG