Ссылки

Новость часа

Пропагандистский хоррор: показываем фильм Лозницы о процессе над советскими интеллигентами


"Такова цена индустриализации", – с этой фразы нередко начинаются попытки оправдания сталинских репрессий. Советская сырьевая экономика: заводы, транспортные пути – действительно выросла на крови миллионов зэков. Но первые жертвы ей были принесены не с производственными, а с чисто пропагандистскими целями.

Показываем фильм Сергея Лозницы, сделанный на основе одного из первых публичных процессов, организованных в начале Большого Террора.

Картина "Процесс" доступна на сайте до 10 сентября.

Процесс: театрализованное судилище над "госизменниками"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:03 0:00

Шло второе десятилетие власти Советов, коммунизм не наступал. Чтоб оправдать системные неудачи, был выдуман мифический Вредитель, не дающий молодому государству процветать. Выдуман и в тридцатом году предъявлен народу на первом из сталинских пропагандистских хоррор-шоу – процессе Промпартии. Команду инженеров и управленцев царской выучки арестовали и заставили публично оговорить себя: мол, не только вредили на производстве, объединившись в тайное сообщество, но и готовили белую интервенцию. Популистский трюк удался. Массы вознегодовали, советское руководство усвоило эффективный modus operandi на десятилетия вперед.

Что сделал почти век спустя Сергей Лозница? Нашел в архивах трехчасовую кинодокументацию судебного заседания и склеил из нее кино. Что привнес в материал своего? Да фактически ничего – разве что сдержанно кафкианское название.

"Процесс" сделан предельно строго: фрагменты выступлений "врагов", чья речь гладка, а манеры царственны, перемежаются документальными кадрами манифестаций, где народ требует максимально решительных мер.

В квазипатриотических кругах Лозницу клеймят пропагандистом, манипулятором фактами в угоду идее; но манипулировать, попросту предъявив зрителю бесспорный архивный документ, невозможно. Если в "Дне Победы" – фильме о том, как эмигранты из бывшего СССР отмечают 9 мая в берлинском Трептов-парке – режиссер лично фиксировал современность и теоретически мог как-то повлиять на то, как и что происходит в кадре, если в игровом "Донбассе" он переснимал с участием артистов ролики из YouTube – и тоже, наверное, мог добавить чего-то своего, то в "Процессе" архивная пленка совершенно герметична: ни убавишь, ни прибавишь.

Зловещий смысл зрелищу придает исключительно наше знание о том, что все герои невиновны. А характер настоящего документального хоррора сообщают детали – то, как один из обвиняемых сморкается, другой откашливается, третий вытирает пот. То, какие у них бородки, костюмы, интонации. Все это – уходящая натура, контра, профессионалы старой школы, которые – не по иронии даже, по сарказму новой совдеповской судьбы – действительно знают, как работать. Но это знание им в новой прекрасной жизни не поможет, только повредит. Как кого ломали, чем кому угрожали? Пытки в тридцатом году были еще то что не в ходу, но как минимум не общеприняты; что пообещали людям за то, что они полностью отринут себя такими, какие они есть? Каждый из предстающих на экране – спец в своём деле; все они остались в СССР после победы революции, чтобы поднимать молодую советскую экономику – и вот что получили взамен.

Все три упомянутых выше фильма Лозницы легко объединяются в трилогию о театральности зла: бахтинский карнавал по мотивам Второй Мировой в "Дне Победы", реалити-шоу на основе украинских событий в "Донбассе", судебный спектакль с участием невиновных людей, бесстрастно оговаривающих себя в угоду неясной цели, в "Процессе" – они устроены с целью отвлечь их аудиторию от истины, показать мнимую относительность добра и зла. С той же целью велась и съемка в Колонном зале дома Союзов в 30-м году: показать советскому народу наглядно, что вредители – вот они, они существуют на самом деле.

Вместо этого мы, зрители начала 21 века, с ужасом видим людей, которые лжесвидетельствуют против себя с потрясающим хладнокровием. И мы вынуждены размышлять: зачем, почему, что заставило? Не поступаем ли точно так же сегодня и мы, непонятно зачем признавая, что митинг должен быть согласован, что бросить бумажный стаканчик в полицейского – преступление, что собирать в фейсбуке протестный митинг и выходить потом на улицу – все это тянет на тюремное заключение сроком до пяти лет?

Документалист рубежа тысячелетий Лозница, получается, разворачивает пропагандистское намерение почти вековой давности на сто восемьдесят градусов – точно так же, как авторы старой съемки в Доме Союзов, ставя свет, ненадолго оборачивали прожекторы от сцены в публику, слепя будущих свидетелей жуткого процесса, которые уже приготовились встречать решение пролетарского суда аплодисментами. Искаженные лица простых советских зрителей – самое человечное и самое жуткое, что в этом фильме есть.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG