Ссылки

Новость часа

"YouTube позволил создать в России альтернативу телевизору". Интервью Андрея Лошака к 15-летию видеосервиса


"YouTube позволил создать в России альтернативу телевизору". Большое интервью Андрея Лошака
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:10:08 0:00

Тележурналист и автор фильма "Холивар" о российском интернете к 15-летию YouTube поговорил с Настоящим Временем о том, какое влияние видеосервис оказывает на мировоззрение жителей современной России, и о том, кого он смотрит из видеоблогеров. Также он попытался сделать прогноз, как скоро Кремль примет решение о блокировке ресурса, который "шлет на три буквы Роскомнадзор".

— Что такое, по вашему мнению, сегодня ютуб для России?

— Я считаю, что ютуб – это подарок судьбы, небес. Слава богу, что два парня в гараже это придумали, и хорошо, что Google этот проект купил и превратил в масштабную платформу. Потому что это позволило создать в России полноценную альтернативу телевизору. Такие люди, как я, получили доступ к широкой аудитории. Ютуб для меня сейчас – основное окно, через которое я могу что-то рассказывать людям.

— Как и когда вы узнали о видеоблогерах и начали их смотреть?

— О видеоблогерах я узнал, когда у мой друг пожаловался мне, что его сын-подросток торчит в ютубе и смотрит Ивангая (видеоблогер EeOneGuy – НВ). Что они приехали куда-то в Хорватию, и там не было интернета, и у его сына начались ломки.

Он мне сказал: "Я, говорит, посмотрел на все это: ну полная хрень! Чего он такое вообще смотрит!" Все это было не так давно, в 2015 году, кажется. И вот тогда я, сорокалетний дядя, узнал о том, что Ивангай уже имел миллионы просмотров в ютубе. А я не то чтобы человек "снаружи". Я – журналист, который интересуется тем, что происходит. Но все это реально все проходило мимо меня.

— Когда случилось так, что вы регулярно начали нажимать на кнопку YouTube?

— Наверное, как у многих, у меня это произошло с появлением Дудя и приходом в ютуб журналистики.

Что произошло? Сначала на видеосервисе появились малолетки, которые веселились и создали это пространство, освоили его. И когда там появилась некая аудитория и стало понятно, что на сервисе существует жизнь, туда потянулись мэтры. И первым был Юра Дудь, который к тому времени еще не был "большим" мэтром, но был вполне себе профессиональным журналистом.

И произошел феномен Дудя: когда мы говорим "русский ютуб" – мы подразумеваем именно Дудя. И то, что делает Дудь, – это некоторым образом продвижение определенного мировоззрения, определенной системы взглядов. Которая или не совпадает, или нередко прямо противоречит тому, что нам навязывает сейчас государство из телевизора.

Государство в России говорит нам совсем другие вещи. А Юрий рассказывает людям то, что не рассказывает им государство. И в результате люди слушают Дудя и ему верят. И они голосуют просмотрами. И мы видим, что нравится аудитории ютуба: ей нравится Дудь. Сравните это с предновогодним обращением Путина, из-под которого на ютубе убрали комментарии. И такое происходит со всем провластным контентом, который в ютуб стараются протащить.

Я в фильме рассказываю про фиаско Тимати и Гуфа, которые попытались вылизать задницу мэру [Москвы] и что-то против протестов сказать. И в такие ситуации попадали все блогеры, которые пытались взять какой-то госзаказ.

Есть опросы ВЦИОМа и есть статистика YouTube: и это невероятная база для сравнения.

— Кого лично вы смотрите?

— Я стараюсь смотреть то, что делают Дудь, Алексей Пивоваров. Пивоваров делает под два выпуска в неделю, и я все не успеваю смотреть, но что-то успеваю. Мне кажется, он очень здорово все это делает и хорошо в это вписался. Парфенова стараюсь смотреть: я очень рад, что Леня появился на этом сервисе, это знаковое событие. Мы с ним редко видимся, но теперь у меня есть возможность за завтраком посмотреть на Леню. Это все равно что поговорить с ним, узнать, что он думает про то и другое, в каких музеях он побывал.

Есть персонажи типа Андрея Петрова, Хавы (Юрия Хованского) – все эти старые и новые ютуб-герои, я слежу за их появлением, мне это все интересно. Потому что это некий срез общества, возможность наблюдать за определенным поколением – без прямого контакта с ним.

Как история Дианы Шурыгиной расколола российское общество: виновата ли жертва в изнасиловании?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:53 0:00

Есть Коля Соболев: простой парень, который недавно сделал себе имя на скандале с Дианой Шурыгиной, хайпожор. Он в последнее время начал делать ролики про протесты, и видно, как это его задевает. И эволюция Коли Соболева мне показалась очень показательной.

Ютуб – это окно в мир для всех россиян моложе тридцати лет. И где бы ты ни сидел: в Москве на Бульварном кольце или где-то за Полярным кругом – ты сегодня смотришь одни и те же видосики и ставишь те же лайки. Поразительно, как ютуб уничтожил расстояние, различия между провинцией и столицей.

Как YouTube стал платформой для чиновников, активистов и всех-всех-всех
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:13 0:00

В начале нулевых, когда я работал корреспондентом в "Намедни", я очень много ездил. И каждый раз, когда я приезжал в провинцию, меня спрашивали: "Ну что у вас там, в Москве? Чего слушаете, чего носите?" Были молодые люди, которые не просто жрут водку, а тянутся к знаниям, к чему-то большему. Они тебя об этом спрашивали с каким-то придыханием. А сейчас ничего этого нет. Можно сидеть за Полярным кругом и быть в тех же трендах, что и Москва: то же самое слушать, то же самое смотреть, то же самое носить. Это очень позитивная глобализация, которая стирает различия и делает всех примерно равными друг другу.

А дальше уже все зависит от тебя. Кто такой Ивангай? Это мальчик из деревни под Днепропетровском, который просто благодаря своей энергии и своеобразной креативности стал топовым блогером для детей и подростков в середине нулевых.

— Может с русскоязычным сегментом ютуба произойти то же самое, что с российским телевидением?

— Нет, с ним ничего невозможно сделать. YouTube шлет на три буквы Роскомнадзор, который, например, что только не делает, чтобы удалить фильм "Он вам не Димон". YouTube прямо говорит им: фильм не нарушает правила нашего сообщества, идите лесом. Поэтому теперь они судят Жданова, который отказывается нажать кнопку Delete. Но этот ролик все равно там, его оттуда не вытащишь, он скопирован на тысячи других каналов. Российские власти в этой ситуации выглядят идиотами, но эта борьба бессмысленная.

Вариант один – вырубить YouTube. Но если ты вырубаешь YouTube – то, естественно, ты вырубаешь и остальной интернет, включая Google и Facebook. Все законы для этого в России уже приняты, а дальше все в руках нашего верховного правителя. Конечно, он не хочет войти в историю совсем злодеем: мы прекрасно понимаем, что именно скажет в момент отключения вся аудитория ютуба, все кому нет 30 лет, и еще половина тех, кто старше. Слова, которые говорятся в пранкерском ролике про портрет Путина в лифте, покажутся по сравнению с этим детским лепетом.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG