Ссылки

Новость часа

"К нему полностью отсутствует доверие". Марина Литвинович объясняет, как и зачем будет добиваться отмены электронного голосования


Марина Литвинович

Официальные результаты выборов в Госдуму Центризбирком обещает обнародовать уже 24 сентября. А накануне этой даты несколько десятков московских кандидатов в депутаты, не согласных с предварительными результатами выборов, объявили о создании коалиционного комитета "За отмену дистанционного электронного голосования". У комитета три цели: борьба против фальсификации выборов, отмена результатов онлайн-голосования на парламентских выборах в Москве и отмена электронного голосования в принципе. О создании комитета сообщила экс-кандидат Марина Литвинович.

В ближайших планах комитета подготовка законопроекта о запрете использования систем электронного голосования на выборах, подготовка исков в суд и проведение общероссийской акции протеста против итогов выборов. В интервью Настоящему Времени Литвинович уточнила, что она и ее сторонники будут использовать только легальные способы протестовать. И рассказала, какие именно.

Как кандидаты будут добиваться отмены электронного голосования на выборах в Госдуму
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:02 0:00

— Прежде всего хочется спросить про общероссийскую акцию протеста. Это вообще не самоубийство в 2021 году в России – выходить на улицы и вызывать туда людей?

— Да, это хороший вопрос. Единственная форма, которая сейчас относительно легальна, – это форма встречи депутатов со своими избирателями. Как раз в эту субботу, 25 сентября, на Пушкинской площади КПРФ проводит встречу депутатов со своими избирателями. И на данный момент это фактически единственный легальный способ собраться людям. Не обязательно это должны быть избиратели КПРФ, потому что, собственно, тематика этой встречи заявлена как обсуждение итогов выборов и недовольство фальсификациями, недовольство электронным голосованием. Поэтому это уже будет происходить в эту субботу.
Что касается дальнейших акций протеста, то они действительно возможны только в таком странном формате. Как вы помните, во время избирательной кампании я, например, пользовалась правом кандидата проводить встречи с избирателями, потому что по закону такие встречи возможны, и я их неоднократно проводила. Но с момента подведения итогов выборов это право, в частности, у меня исчезает, как и у всех кандидатов, которые были кандидатами на этих выборах. Поэтому остается такой формат. Долго ли он останется возможным – не знаю. Посмотрим, насколько у КПРФ хватит желания такие акции продолжать. У нас сейчас не так много легальных возможностей, чтобы от чего-то отказываться, поэтому надо использовать все, что мы имеем.

— А есть лояльные депутаты Государственной Думы, которые согласились бы стать таким щитом для вас, кроме представителей КПРФ?

— В нашем новом комитете, который мы сегодня создали, как раз, наверное, половина – члены КПРФ. Это депутаты от КПРФ, это люди, которые стали депутатами в том числе потому, что они шли не только по одномандатным округам, но и по списку. Поэтому, во всяком случае, у нас есть дружественный инструмент в лице членов партии и членов фракции КПРФ. И я надеюсь, что они будут как раз выступать как авторы законодательных инициатив и будут вносить те инициативы, которые наш комитет будет обсуждать и разрабатывать.

— Кроме отмены результатов выборов сейчас, вы планируете отменить эту процедуру – электронное голосование – вообще в таком виде в России. Вы считаете, невозможно ее устроить таким образом, чтобы она была прозрачна?

— Да, вы знаете, это большая проблема, поскольку выборы ближайшие состоятся уже через год – в сентябре следующего года в Москве пройдут по меньшей мере, выборы депутатов муниципальных собраний. Это важная история, и если на ней тоже будет использоваться электронное голосование, то это принесет очень плохие результаты. Поэтому надо добиваться [его отмены]. Проблема с электронным голосованием в том, что к нему полностью отсутствует доверие. То есть даже если кому-то удастся доказать, что там все чисто, все правильно – но этот инструмент тем не менее непрозрачный, люди не могут его проверить. Невозможно удостовериться и подтвердить, что результаты не сфальсифицированы. Доверия инструменту нет, поэтому его нельзя просто использовать. Потому что таким образом дискредитируется абсолютно все.

— К вам и к господину Лобанову приходили полицейские. Можете объяснить, что конкретно они от вас хотели?

— Они подходили ко всем членам комитета сегодня. Насколько я знаю, к Рашкину подходили. Просто сегодня утром наш комитет встречался, мы договорились о каких-то основополагающих вещах, и когда мы расходились, нас у входа ждали оперативные сотрудники, которые каждому пытались предъявить предостережение прокуратуры. Но поскольку это происходит не в первый раз, я им заявила, что никакого митинга не планирую, он вообще не планируется. А то, что КПРФ планирует проводить встречу со своими избирателями, так это не митинг, это встреча. Это разные вещи, по закону это возможно. Так что вот такой расклад.

— Вы относитесь к этому как к давлению или просто они пытаются перебдеть и для них положена такая процедура?

— Конечно, это как запугивание. Просто меня особо не запугать: я тертый калач в политике. Я таких вещей не боюсь.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG