Ссылки

Новость часа

Низкие темпы вакцинации и высокая смертность от COVID-19 в России: кто виноват. Объясняют социолог, политолог и иммунолог


Только 32% людей полностью вакцинированы – это официальные данные по России на 21 октября. Смертность – одна из самых высоких в мире, уже несколько дней подряд от COVID-19 умирают более тысячи человек в сутки. Мы попросили экспертов – политолога, социолога и врача-иммунолога – рассказать в эфире Настоящего Времени, что привело к такой высокой смертности и низкому уровню доверия к прививкам. И в чьих силах это изменить.

Почему растет смертность и буксует вакцинация – политолог, социолог и иммунолог о COVID-19 в России
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:54 0:00


"Открыть статистику и создать неудобства для невакцинированных". Мнение врача

Врач-иммунолог Николай Крючков считает, что за распространение коронавируса и новую волну отвечают множество факторов – это и сезонность, то есть похолодание, и социальная динамика, потому что люди вернулись из отпусков, а дети вернулись в школы. И политический фактор – потому что на время выборов в Госдуму никаких мер против эпидемии в России не вводилось. И, конечно, заразность штамма дельта. Но если говорить о вакцинации и ее низком темпе, то тут уже играют роль иные факторы, которые непосредственно с пандемией не связаны:

"Первое – это традиционное недоверие к власти, к разным институтам власти, к предложениям властей и так далее. Которое, в общем, не сказать, чтобы совсем необоснованно в России: потому что у нас все менялось быстро и многократно, и векторы менялись. Нет последовательности в решениях.

Кстати, во время пандемии это еще усилилось, поскольку информационная политика оказалась под большим вопросом, конечно. Очень сильно взаимоисключающие заявления, взаимоисключающие решения, которые власть принимала: неожиданное введение каких-то мер, неожиданная отмена мер, отсутствие какого-то даже среднесрочного планирования, по крайней мере, явного видного обществу.

Второе, как я сказал, это оккультное мышление. Оно, кстати говоря, также усиливается недоверием к официальным институтам, в том числе к официальной медицине. Кроме того, активность антиваксеров в принципе очень высокая. Им дается площадка, я про информационную политику в том числе, я это имею в виду. Они очень широко выступают, наравне и с провакцинаторами, наравне и с людьми, которые признают коронавирус серьезной проблемой, их очень много".

Мы также спросили Николая Крючкова, какие меры может принять государство, чтобы наладить контакт с населением и ускорить вакцинацию в России, если еще не поздно. Вот что он ответил:

"Во-первых, нужно открыть статистику, которая закрыта в России, [которая доступна лишь] для служебного пользования, относительно хода вакцинационной кампании. Понедельная статистика: сколько провакцинировали, какими вакцинами, какие у провакцинированных потом наблюдались нежелательные явления, серьезные нежелательные явления, не дай бог, смертельные исходы.

Да, я понимаю, что для, может быть, многих людей это не так интересно, они не будут залезать в таблички. Но они прислушиваются к лидерам мнений, в том числе к антиваксерам, которые постоянно утверждают, что раз этих данных в России нет, значит, все скрывается и там какая-то страшная вакцина со страшными последствиями.

"Бабушка только заболела – и тут же умерла. Прививайтесь! Очень страшная и опасная болезнь"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:20 0:00

Второй момент: необходимо поднять стоимость выплат в случае появления серьезных нежелательных явлений у вакцинированных любой вакциной, которая здесь зарегистрирована, – с нынешних 30 тысяч рублей до какой-то приемлемой суммы. 30 тысяч в случае смерти от государства и 700 тысяч, если вы купите страховой полис, – это неприемлемая, с моей точки зрения, цена человеческой жизни, она слишком занижена. Значит, нужно поднять.

Далее – изменить информационную политику. И требовать на всех ток-шоу, которые не предполагают в рамках формата этого, на все радикальные заявления о том, что [вакцина] не работает или приводит к многочисленным смертям, или приводит к генной модификации людей, – всегда нужно прямо на эфире требовать предоставления каких-то доказательств, ссылок на исследование. Хотя бы – автор, год и журнал.

И еще нужно создать неудобную среду для невакцинированных. Необязательно плохую среду – а неудобную, менее удобную, чем для вакцинированных. Это тоже важно сделать. Развлечения любые общественные, даже минимальные массовые мероприятия – запрещены для невакцинированных. Ну и так далее".

"Категорически против вакцинации – где-то 50% россиян". Комментарий социолога

Социологи из "Левада-Центра", независимой социологической службы в России, готовят новое исследование по ковиду, которое выйдет через пару недель. Последнее они проводили в августе. А пока эксперт "Левада-Центра" Степан Гончаров объяснил нам, какие процессы влияли на нежелание людей вакцинироваться за все время пандемии:

"Мы можем сказать, что в общем число тех, кто категорически против вакцинации, кто не готов в принципе этим заниматься, – эта доля составляет где-то 50-55% россиян. И она не меняется на протяжении всех наших исследований с 2020 года, когда мы начали задавать этот вопрос и когда вакцинация началась.

Я думаю, что, во-первых, тут велика роль тех мер, которые государство предпринимает, и тех, которые не предпринимает. Мы видели, что государство стремится ограничить распространение коронавируса уже в пиковые периоды, и это уже не в первый раз происходит. Когда в общем цифры достигают каких-то заоблачных показателей – и это происходит достаточно резко, то есть директивно вводятся какие-то ограничения: те же куар-коды, обязательная вакцинация и так далее. И люди просто к этому зачастую не готовы.

Потому что все, что происходит между этими волнами антикоронавирусных мер, – в общем, достаточно расслабленная ситуация. Мы видим, что периодически наши государственные деятели утверждают, что коронавирус взят под контроль, вся ситуация взята под контроль, что все хорошо, что мы лучше справляемся, чем западные страны, и так далее. И такая двойственность и непоследовательность риторики и предпринимаемых мер, мне кажется, вызывает в обществе достаточно высокое недоверие.

Мы видим, что риторика [государства] по отношению к вакцинам различная. Мы видим, что российские вакцины зачастую ставятся на первое место, об этом все говорят, что "Спутник" – это надежная вакцина, зарубежные мы не допускаем, потому что они не прошли должную сертификацию. Россияне также видят, что ситуация выглядит наоборот в западных странах, что российские вакцины не допущены ВОЗ. И это снижает доверие к вакцинации. Потому что для многих это показатель того, что ведется какая-то конкурентная борьба между фармацевтическими компаниями-производителями, что это не имеет отношения к истинной полезности и правильности процедуры".

"Власть ведет кампанию против других вакцин и боится непопулярных решений". Выводы политолога

Вопрос, о том, кто несет ответственность за это недоверие, а главное – за такой серьезный рост заболеваемости и смертности, мы задали политологу Николаю Петрову:

"Вина за происходящее лежит и на власти, которая, с одной стороны, вела и ведет кампанию против других вакцин, которая, по сути дела, подрывает доверие людей к вакцинации как таковой. А с другой стороны, власть боится непопулярных решений, и локдауны в России непопулярны в том числе и потому, что власть экономит деньги и не готова оплачивать бизнесу и людям, которым она говорит "сидите дома", это время. Поэтому, мне кажется, очевидным образом власть, и она сама сейчас это признает, несет часть вины за происходящее.

Но часть вины несут и граждане. Это такое тяжелое наследие, которое мы видим не только в России, но и в Украине, и в странах Восточной Европы, – когда граждане не верят государству, не верят власти. И власть, в общем, сейчас расплачивается за грехи предыдущих поколений власти, которые воспитали в гражданах стойкий иммунитет против того, что говорит и к чему призывает власть".

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG