Ссылки

Новость часа

"Игнор Лукашенко на всех уровнях". Член президиума Координационного совета Ольга Ковалькова о стратегии на будущее


Традиционная воскресная акция протеста в Минске собрала свыше ста тысяч человек, став самой массовой как минимум в октябре. Вероятнее всего, это связано с "народным ультиматумом", предъявленным Светланой Тихановской, которая считает себя избранным президентом Беларуси, Александру Лукашенко. По условиям этого ультиматума Лукашенко должен был до воскресенья, 25 октября, объявить о своей отставке, освободить всех политзаключенных и прекратить милицейское насилие на улицах. В противном случае в понедельник, 26 октября, должна начаться общенациональная забастовка. Лукашенко, как и ожидало большинство наблюдателей, от власти не отказался и выпустил лишь нескольких политзаключенных. Насилие на региональных акциях протеста продолжалось и в воскресенье.

Что ожидает от понедельника Координационный совет белорусской оппозиции, в интервью Настоящему Времени рассказывает член его президиума Ольга Ковалькова.

"Игнор Лукашенко". Ольга Ковалькова о стратегии Координационного совета
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:34 0:00

– Светлана Тихановская ожидала, что на улицы выйдет вся Беларусь. Вышла?

– Люди, конечно же, выходят. Сегодня на тех кадрах, которые я вижу из Минска, – массовые акции протеста, большое количество людей.

– Ольга, что вы ожидаете от завтрашнего дня? Как это все начнется – та самая общенациональная забастовка?

– Тут важно, что каждый для себя принимает решение: я не иду на работу. Важно, что для людей, принявших для себя такое решение, есть помощь и поддержка, которую декларируют фонды солидарности с Беларусью. Но нужно адекватно воспринимать действительность и понимать, что сегодня основным двигателем изменений в Беларуси является белорусский народ и те люди, которые не голосовали за Александра Лукашенко, а поддержали демократического кандидата и проголосовали за Светлану Тихановскую, за новые выборы, за новую Беларусь.

Важная стратегия основывается в нашем видении и в наших задачах в гражданском обществе. Если сегодня Александр Лукашенко лично не слышит, что ему говорит белорусский народ, то, мне кажется, дальнейшая стратегия – это игнор Александра Лукашенко на всех уровнях, в том числе и внутри Беларуси. Гражданское общество уже сегодня формируется на низовых структурах в объединения, которые будут принимать решения за свой двор, за свой район и за свой город. И это фактически сегодня центр в Беларуси – не власть, которая оторвана [от народа]. Если власть не будет подчиняться, не будет исполнять решения этих низовых объединений людей, которые выходят на улицы, то фактически людям такая власть не нужна.

– Как это может работать на практике? Вот я живу, у меня есть пенсия – мне ее приносят представители государственных структур. У меня есть двор – его обслуживают представители коммунальных служб, тоже государственных. У меня есть государственные какие-то магазины. Как это все заменят дворовые объединения, о которых вы говорите?

– Мы не говорим о замене, мы говорим об игнорировании.

– Мне приносят пенсию, а я это игнорирую?

– Нет, подождите, не про пенсию речь. Здесь разные уровни принятия решений в разных ведомствах. Мы сейчас говорим о том, что если министерство, ведомство, которое не действует в интересах народа, не исполняет их требований, то это будет их игнорирование. Мы не говорим сейчас о Министерстве труда и социальной защиты. Не Александр Лукашенко платит пенсии, о которых вы сейчас говорите. Пенсию платят те люди, которые работают. У нас система так построена – распределительная система пенсионного обеспечения. Если белорусы перестанут работать, то пенсию платить будет некому. И не нужно говорить, что Александр Лукашенко лично или министерство платит людям пенсии. Это вообще оторвано от реальности. Если они не услышат требования народа о том, что власть должна принадлежать людям, то бизнес не будет работать, он не будет платить налоги в бюджет, пенсию будет платить нечем.

– Эта остановка должна начаться завтра. У вас есть какие-то договоренности с бизнесом, с государственными предприятиями, с мелким бизнесом о том, что они действительно не начнут завтра работать?

– Бизнес – это одна структура, но есть еще государственные структуры, государственные предприятия. Договориться с руководителями госпредприятий – это надо иметь розовые очки. С людьми, которые там работают, – да. Конечно же, есть контакты и с забастовочными комитетами, конечно же, есть контакты с бизнес-сообществами. Уже сейчас огромная часть стартапов и IT-бизнесов из Беларуси уходит. И этот процесс, к сожалению, будет продолжаться, потому что никто сегодня в Беларуси при тех условиях, которые созданы для бизнеса, не видит перспективы для развития при Лукашенко, при тех зажатых механизмах и при непрозрачном налогообложении.

Я лично не питаю [иллюзий], что все случится в один день. Мы, конечно же, на это работаем. Но по тому, как ситуация развивается в последние два месяца, мы видим, что есть две задачи. Во-первых, задача укрепления гражданского общества и низовых инициатив, которые есть сейчас, для того, чтобы противостоять тем вызовам, которые стоят и в Беларуси, и со стороны Российской Федерации, потому что у них тоже есть свой план по контролю. Если они могут контролировать только Лукашенко, они, возможно, будут использовать сценарий контроля над системой. И здесь очень важны низовые инициативы и лидеры, эти объединения. И второй параллельный процесс – это процесс игнорирования власти, и процесс, что мы сами можем вместо этой власти предложить. Мне кажется, все мы работаем на разные процессы.

Координационный совет – сегодня это широкое представительство гражданского общества, с которым мы сейчас должны продолжать работать, мы предоставим свой план. Таким образом, не только выходя в воскресенье на протесты мы сможем противостоять системе и разрушать ее, формируя силу в людях и в тех объединениях, которые есть сейчас на местах.

– А вы видели социологический опрос, который был проведен британской организацией: белорусов спрашивали онлайн, за кого они голосовали?

– Нет, не видела.

– Это исследование провел Chatham House. Основной вывод, который они делают, что большинство проголосовало за Светлану Тихановскую, Лукашенко набрал около 20%. Показатель, который меня заинтересовал, люди отвечали, что в основном не знают, чем занимается Координационный совет, и хотели бы больше активности. Почему они так оценивают работу Координационного совета?

– Конечно, мы абсолютно самокритичны. И вопрос здесь в том, что когда Лукашенко увидел силу Координационного совета и тот уровень доверия, который люди оказывают его членам, он сделал все возможное, чтобы разгромить совет и сделать его работу менее эффективной, в том числе и выдворением лидеров, и арестом лидеров президиума, которые сейчас еще продолжают находиться в тюрьме. Но с уверенностью могу сказать, что у нас план есть и мы в ближайшее время его для белорусов презентуем.

Наша задача – это гражданское общество, это те люди, которые сейчас участвуют в акциях. Мы будем продолжать делать все возможное для того, чтобы укрепить этот сегмент. Но я самокритична. Я вижу, что, к сожалению, Александр Лукашенко действовал так, потому что у него не было никаких шансов каким-то образом показывать, что он избран людьми, и он пытался противодействовать лидерам: вывез из страны Светлану Тихановскую и всех остальных.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG