Ссылки

Новость часа

"Никаких реальных плодов нет – есть бесконечный сериал". Что происходит с переговорами контактной группы по Донбассу


Памятник воинам Красной армии в поселке Зайцево. По поселку проходит линия разграничения сил на Донбассе. Украина, Донецкая область, ноябрь 2018 года

Россия продолжает наращивать свои силы у границ с Украиной. По информации управления разведки украинского Минобороны, сейчас у границ Украины и в Крыму сконцентрировано 89 тысяч российских военных. Передислокацию должны закончить через неделю – и тогда военных будет 110 тысяч. В Кремле обвиняют Киев в якобы готовящихся провокациях на востоке Украины.

На этом фоне остаются заблокированными переговоры Трехсторонней контактной группы по Донбассу. Об этом еще 3 апреля сообщил глава украинской делегации Леонид Кравчук. Украинская сторона отказалась продолжать процесс, пока на нем со стороны так называемых "ДНР" и "ЛНР" присутствует Майя Пирогова. Известно, что она осуждена украинским судом за терроризм на 10 лет. В ответ представители псевдореспублик заявили, что на одного из украинских переговорщиков – журналиста Дениса Казанского – завели уголовное дело.

Кто такая Майя Пирогова, почему украинская сторона против ее участия в переговорах, а также о том, чего ждать в ситуации, когда перемирие не действует и переговоры остановлены, в эфире Настоящего Времени рассказал Денис Казанский, украинский журналист, член украинской делегации на переговорах в Минске.

Член украинской делегации – о том, что происходит с переговорами контактной группы по Донбассу
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:42 0:00

– Денис, объясни позицию украинской стороны: почему делегация отказывается, чтобы на переговорах присутствовала эта женщина – Майя Пирогова?

– Дело в том, что Майя Пирогова – это уголовница, которая не только, как ты сказала, была осуждена заочно за терроризм, но и до этого имела судимости. Еще в 2000-х годах, задолго до начала каких-либо событий на Донбассе, она привлекалась по чисто уголовным делам, связанным с мошенничеством, то есть не имевшим отношения к политике. С 2001 года за ней тянется долгий криминальный шлейф: ее судили за фиктивное предпринимательство, отмывание денег, полученных преступным путем, подделку печатей и штампов – в общем-то, там целый букет статей. Она получила срок, находилась в СИЗО, ее там отпускали, закрывали, была целая эпопея. В общем, она – член организованной преступной группы, которая занималась фактически мошенничеством, различными аферами, в том числе отбирали квартиры у людей.

Я думаю, такого человека специально ввели в ТКГ (Трехстороннюю контактную группу) для провокаций, чтобы такая аферистка, уголовница, входя в этот процесс, его абсолютно дискредитировала, срывала, плюс к этому еще и заочная судимость за терроризм. Естественно, сказали, что с таким человеком никто переговоры вести не будет. Ну и поэтому дальше они не нашли ничего лучше, как придумать, что они меня там тоже за что-то судят.

– А за что, ты понимаешь? Выяснял детали?

– У них какая-то статья описана, но это настолько незначимая история, что я не собираюсь даже как-то вникать в нее, потому что понятно, что это не суд, это не государство – это ничто. Просто собралась какая-то шайка бандитов и мародеров и рассказывают, что они там кого-то будут сажать куда-то, кого-то судить. Да, это попытки запугать, в том числе, возможно, меня или какую-то нашу делегацию со стороны этих преступников, но понятно, что это никакого отношения к суду не имеет. Поэтому украинская делегация, в общем-то, проигнорировала эти сообщения, и, естественно, никто не будет их воспринимать всерьез.

– Уточню, что Денис Казанский – известный в Украине журналист, но сам родом тоже с Донбасса, поэтому знает как никто ситуацию на месте. Но сейчас фактически переговоры остановлены, объявленное перемирие вообще давно не действует. Что дальше, по твоему мнению? Как может развиваться этот процесс?

– Ситуация действительно сложная, и она на самом деле давным-давно уже находится в тупике. Еще до моего прихода в ТКГ и до моего присоединения к переговорам ведь не было никакого прогресса в этих переговорах. По сути, ведь все время, сколько идут переговоры в Минске, мы видим, что никаких реальных плодов они не принесли, никакого прогресса нет, есть бесконечный этот сериал: встречи, какие-то переговоры ни о чем. По сути, позиции сторон остаются диаметрально противоположными по той причине, что, наверное, корни надо искать вообще изначально в Минских соглашениях: они написаны максимально абстрактно, так, что каждый пункт можно толковать как угодно.

Естественно, Россия толкует все это в свою пользу и заставляет нас выполнять Минские соглашения в том виде, в котором это видят россияне. Они хотят, чтобы мы легализовали эти незаконные бандформирования, в том числе и с их этими всеми непонятными, незаконными армиями. У них такое видение. У Украины, естественно, – абсолютно другое: Украина не собирается свой суверенитет уступать Российской Федерации. Отсюда невозможность договориться.

Да, переговоры находятся в тупике со времени подписания Минских соглашений – правильно говорить так, а не то что "там в конце, в последние несколько месяцев". Они в тупике с 2015 года. И ситуация так и продолжается: Россия нас пугает какими-то обстрелами, стягиванием войск, а Украина все это время обороняется.

– То есть нужна какая-то новая площадка? Что это может быть?

– Вопрос сложный. Если бы была возможность перенести на новую площадку и все дело было бы в этом, то, наверное, уже бы давным-давно перенесли.

Главная проблема в том, что Россия не хочет никакой новой площадки. Россиян устраивает именно та ситуация, которая сейчас сложилась. Для них это оптимальная ситуация, когда такое – ни мира, ни войны, постоянно изматывающие, изнуряющие обстрелы.

Больше всего от этого, конечно же, страдает Донбасс, то есть неподконтрольная территория, которая в состоянии непризнанного какого-то обрубка и серой зоны живет годами, но в расчет интересы этой территории принимаются в самую последнюю очередь. Россия ее использует как инструмент, для того чтобы, опять же, изматывать Украину, создавать такую вечную зону нестабильности.

К сожалению, я думаю, это мое мнение, что пока в России не изменится власть, ситуация не поменяется, увы. Потому что Россия от нас фактически требует капитуляции, чтобы мы уступили свой суверенитет, часть своего суверенитета, делегировали вот этим боевикам, чтобы мы их признали, мы их легализовали, чтобы они стали официальными, были вписаны в Конституцию, чтобы все их вооруженные формирования стали официальными.

– Понятно. А на это Киев не готов.

– Это невозможно. Конечно, никто на это не готов. Тем более, возникает вопрос: почему вообще Украина должна идти на какие-то уступки и какую-то легализацию, если эти люди вообще никого не представляют. Они не являются самостоятельной силой ни в коей мере, они полностью зависимы от России. Это как такие куклы вроде Хрюши и Степашки – кто постарше, помнит еще программу "Спокойной ночи, малыши", – которые просто надеты на руку. И, значит, там сидят какие-то дяди и управляют этими куклами.

Вот Пушилин или Пасечник и все остальные, кто там есть, – они такие куклы. Их не выбирал народ Донбасса или Донецка, Луганска, они никого не представляют, не представляют людей, они просто-напросто озвучивают волю россиян и требуют от Украины уступок, чтобы Россия, так сказать, получила свою долю в нашем суверенитете, как акции в акционерном обществе.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG