Ссылки

Новость часа

Биткоин для куриц из Колионово: агронанотехнологии или мошенничество?


Фермер Михаил Шляпников из деревни в Егорьевском районе Московской области прославился несколько лет назад, когда напечатал собственную валюту – колион. Это закончилось для него уголовным делом, но фермер не сдался. В 2016 году он разместил акции своего хозяйства на IPO, а затем занялся криптовалютой: собирает средства для своих куриных проектов в биткоинах.

Грузного фермера с капитанской бородкой в Егорьевском районе зовут "дядя Миша". Его хозяйство – грядки с яблонями и грушами, елки и саженцы декоративных растений, а также несколько сараев, где живут куры-несушки.

Пять лет назад Шляпников придумал собственные деньги и назвал их колионами — в честь полузаброшенной деревни Колионово на семь человек, в которой живет:

"Еще в 2010 году мы отказались от старой модели. Совхозы не работают, а псевдорыночные модели никогда не заработают, – объясняет фермер, зачем ему потребовались колионы. – Пришлось искать нестандартные решения. Колион – как следствие поиска. Модель новых схем".

До того, как стать фермером, Шляпников закончил Институт имени Плеханова, работал в советской торговле, руководил отделом в ЦУМе и занимался внешней торговлей в ЦК КПСС. В 90-е годы создал свой банк "Золотой век" (в 2000-е годы он был ликвидирован в результате банкротства), а потом внезапно заболел.

"У меня в 2001 году рак обнаружили, и до 2007 года я долго лечился. Куча операций, – вспоминает он. – Чтобы умирать не на глазах родных, дети маленькие были, я уехал в деревню. Думал: вино попью и на рыбалке через три месяца умру. Но вино выпил, рыбу выловил, а умереть не получилось".

Тогда Шляпников завел фермерское хозяйство. А когда своих средств на его развитие стало не хватать, выпустил собственные деньги — "колионы" (один колион тогда соответствовал 50 российским рублям).

Персональную валюту напечатали в обычной типографии, на деньгах был девиз из "Фауста": "Мы играем не ради денег, а чтобы вечность проводить".

Фермер объясняет, что колионы по сути были его личными долговыми расписками как физического лица, которые через некоторое время человек мог обменять на его продукцию. Но прокуратура настаивала, что колионы являлись "денежными суррогатами" и "создавали угрозу для осуществления монополии РФ на эмиссию денежных средств". На Шляпникова за печать колионов завели дело и отдали его под суд, который частные деньги запретил.

"Колион был обеспечен растениями, рыбой, мясом, свежим воздухом, хорошим настроением. А в рубле что? – возмущается фермер. – Коррупция, война, разруха, кризис. Вот две разницы".

Несмотря на зарубленную на корню инициативу, Шляпников необычные финансовые инструменты не бросил. В 2016 году он вышел на IPO: выставил на фондовый рынок акции своего хозяйства под тем же названием "колион" и собрал от инвесторов первый миллион рублей. А после занялся криптовалютами и собирает инвестиции в биткоинах.

"Колионово никогда не пустят в Сколково. В Колионово нет каких-то разработок суперизобретений, инноваций. Мы пользуемся технологиями, которые лежат на земле, – говорит Шляпников. – Блокчейны мы взяли отсюда, технологии кооперации известны".

За 30 дней первичного размещения виртуальных колионов на криптобиржах фермер собрал 401 биткоин. По тому курсу это было полмиллиона долларов. Средства в его маленькое хозяйство в Колионово вложили 103 инвестора со всего мира, и Шляпников считает, что это гораздо лучше, чем просить кредит в банке:

"Я получил бесплатный инструмент для инвестиций. Не стал банки просить на коленях, а получил народный инструмент, – объясняет он. – Я просто объявляю, сколько мне надо".

"Ты за рубли покупаешь колион, он становится как фьючерс, расписка, договор. Мы за твои рубли покупаем инкубационное яйцо. Оно 6 месяцев инкубируется, а ты продолжаешь платить только за корм, – объясняет Шляпников экономику своего хозяйства. – Через шесть месяцев ты покупаешь яйцо по 80 рублей, потом за 60 рублей. За 5 лет ты платишь 20 рублей за десяток. При этом колион у тебя на руках, ты можешь его продать".

"Крипта вне зоны действия государства – подчеркивает фермер. – Колионы покупают на международных площадках, включая Сингапур, Японию, США. Для меня это снижение себестоимости. Я не использую кредиты, посредничества всяких налоговых, регуляторов, депутатов, армии. Возьми простое яйцо: оно стоит 100 рублей, но в нем 70 рублей – это содержание государства. Сирия, телевизоры, депутаты, коррупция. Все в 70 рублях платим мы с тобой".

Шляпников все время внимательно изучает валютные графики на криптобиржах. А другие фермеры по соседству в это время сеют и пашут на полях и грядках, и может быть именно поэтому в виртуальную экономику Колионова не верят.

"Никаких кур там у него нет, три курицы всего. Это вранье, – говорит про Шляпникова одна из местных жительниц. – Ерундой занимаетесь. Мне стыдно про свою деревню вранье смотреть, а люди посмотрят и подумают, что это правда. Здесь возобновлять коровники надо, а не виртуальную валюту".

В голове Шляпникова живет много других новых идей. С недавних пор он разрабатывает идею "убер-коровы" или полного сельскохозяйственного шеринга. Говорит, что хочет реализовать ее вместе с приезжающими в Егорьевск со всей России жителями нового экопоселения.

"Четыре месяца назад приехал представитель кооператива, говорит: мы про тебя слышали, читали, стали думать, как практически наложить на модель кооперации на модель цифровизации", – рассказывает Шляпников. И говорит, что тогда частушка "Накоплю я колионов и куплю себе козу" наконец-то станет реальностью.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG