Ссылки

Новость часа

Почему власти хотят забыть Катынский расстрел. Премьера фильма Станислава Феофанова


Днем 7 мая 2020 года в Твери с бывшего здания НКВД были сняты таблички в память об убитых там в 1940 году польских военных заключенных. Мемориальные доски установили в 1991-м и 1992 году по инициативе тверского отделения правозащитного общества "Мемориал" и польской организации "Катынская семья".

Почти 30 лет они провисели на здании, которое в настоящий момент является корпусом Тверского медицинского университета, их демонтировали по требованию прокуратуры. Фильм "Провалы в памяти" Станислава Феофанова рассказывает о том, как и почему это произошло.

На табличке, установленной российским "Мемориалом", написано: "В память о замученных. Здесь в 1930-1950-е годы находилось управление НКВД – МГБ по Калининской области и внутренняя тюрьма". На польской – "Памяти поляков из лагеря Осташков, убитых НКВД в Калинине ради предостережения мира".

Именно в здании управления НКВД города Калинина (ныне Твери) были расстреляны более 20 тысяч польских военнопленных в 1940 году. Сохранились не только конкретные документы, но и показания участников и свидетелей этих событий. Позже это назвали "Катынским расстрелом".

Советский Союз отрицал причастность к расстрелу, утверждая, что поляки были расстреляны немцами. Но в 1990 году военное руководство СССР официально признало ответственность НКВД за расстрелы. В апреле 2012 года Европейский суд по правам человека признал расстрел военным преступлением.

Польское военное кладбище в селе Медное
Польское военное кладбище в селе Медное

В фильме Феофанова есть кадры допроса генерал-майора КГБ в отставке Дмитрия Токарева, который в 1940 году руководил Калининским УНКВД. На видео он рассказывает об организации лагеря для военнопленных, о количестве человек, содержащихся там, о том, что это были за люди, о технологии расстрела и о конкретных директивах и приказах, которые ему присылали из Москвы.

"Когда говорят о расстреле польских офицеров, я считаю, это не совсем правильно. Там офицеров было гораздо меньше, чем людей рядовых. Кто расстреливался, как мне потом стало известно: все полицейские, независимо от чина, начиная с младших, все тюремные работники, все пограничники, начальники пожарной службы – вот, пожалуй, и весь контингент", – рассказывает на записи Токарев.

Представитель тверского отделения "Мемориала" Сергей Глушков так вспоминает дни, когда проводилась первая эксгумация жертв: "15 августа 1991 года это было. Мы уже получили информацию о том, что там лежат поляки. И утекала эта информация из управления КГБ. На моих глазах экскаватор зацепил ковшом и поднял черный мундир польского полицейского".

Массовое захоронение находилось рядом с селом Медное, неподалеку от дач членов НКВД. В 1995 году была проведена еще одна эксгумация. Спустя год здесь создали "Мемориальный комплекс "Медное".

Встреча семей жертв Катынского расстрела, 1990 г.
Встреча семей жертв Катынского расстрела, 1990 г.

В здание, где сейчас находится медицинский университет, привозили поляков на расстрел, а после увозили в лес. Здесь с 1935 года находилось управление НКВД и внутренняя тюрьма.

"В свое время я ходил по этому зданию и видел, где были эти камеры. Когда мы начинали свои исследования, были живы люди, которые сами сидели в этой тюрьме. Это было настолько очевидно, что никаких разговоров и споров на эту тему, что там этого не может быть, вообще не возникало", – говорит Сергей Глушков, член тверского отделения общества "Мемориал".

Однако, несмотря на наличие доказательств, прокуратура приняла решение о демонтаже табличек. Более того, на протяжении многих лет ведется борьба со статусом самого музея.

"У нас планомерно и целенаправленно понижается статус "Мемориального комплекса "Медное". Если раньше там 3 сентября проводились какие-то мероприятия памятные существенные, то сейчас это заменено днем открытых дверей. Туда приезжают различные псевдопатриотические организации, привозят туда юнармейцев и промывают им мозг. Говорят о том, что на самом деле похоронены советские воины, а никаких поляков там нет – это все фальсификация. Прям там, на этом месте!" – комментирует ситуацию гражданский активист Артем Важенков.

Книги, отрицающие Катынcкий расстрел
Книги, отрицающие Катынcкий расстрел

"Чаще всего мы говорили о том, что мы должны память о репрессиях поддерживать ради того, чтобы они не повторились, – говорит Сергей Глушков. – И мне кажется, что сейчас мы находимся в такой ситуации, когда вот это повторение возможно".

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG