Ссылки

Новость часа

"Не знаю, как у них оказываются наши личные звонки". Сестра погибшего Романа Бондаренко о "расследовании" государственного телеканала


В Беларуси продолжаются акции "Ноль промилле": активисты выражают солидарность с врачом и журналисткой, которых задержали за разглашение обстоятельств смерти Романа Бондаренко. А власти и государственные СМИ Беларуси настаивают: он стал жертвой пьяной потасовки. На эту тему телеканал "СТВ" выпустил сюжет, названный расследованием. Его автор Григорий Азаренок называет погибшего "лошком-петушком", а адвоката матери Романа – "трупоедом". Елена Бондаренко просит возбудить уголовное дело за прослушку ее телефонных разговоров и использование их в репортаже.

В эфире Настоящего Времени мы обсудили сюжет гостелекомпании и заявление мамы Романа с сестрой погибшего Ольгой Кучеренко.

Сестра погибшего Романа Бондаренко о "расследовании" государственного телеканала
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:20 0:00

— Автор [сюжета] показывает эти кадры и говорит: "Эти непонятные люди". Вы знаете, кто это?

— Там в кадре моя тетя с ее сопровождающими, друзьями. Они действительно посещали морг, но там неточно дана информация. На тот момент, когда они посетили первый морг на Кижеватова, тело Ромы уже было перевезено в Новинки. [Его мама] просто приходила беседовать с судмедэкспертом по поводу того, насколько достаточно взято материала для судмедэкспертизы. И тогда ей сказали, что тело уже можно забирать. Но уже был поздний вечер, и на следующий день мы никак не могли организовать похороны – мы же не будем договариваться ночью с ритуальным залом, с кладбищем и так далее. Там информация перевернута.

— Что в целом думаете об этом материале?

— Меня, конечно, удивляет, что на государственном столичном телевидении настолько переворачивается вся информация. Не знаю, каким образом у них оказываются во владении наши личные звонки, когда мы не давали согласия на запись, тем более на передачу этих записей для обнародования на государственном телевидении. При том что из этих звонков вырезаются определенные моменты, непонятно, в каком контексте сказаны определенные фразы. И, соответственно, смысл всего сюжета совершенно исковеркан.

— А сами фразы, вот эта риторика: "трупоеды", "лошок-петушок" – что это?

— Это типичная риторика этого телеведущего. Я не особо смотрю государственное телевидение, но иногда в интернете натыкаюсь на какие-то моменты из его передач. И это обычное дело, поэтому для меня это неудивительно.

— Ваша тетя – мама Романа Бондаренко – просит возбудить уголовное дело за прослушку телефонных разговоров. Как думаете, возможно этого добиться?

— Если правоохранительные органы действуют по закону, то, я считаю, что возможно, потому что здесь явное нарушение закона.

— Сейчас за вашей семьей продолжают следить?

— Так явно я сейчас не вижу. Я думаю, что прослушивание продолжается. Когда мы разговариваем, я продолжаю слышать какой-то фон, щелчки – такого у нас в мобильной связи никогда не было. Это замечают многие, с кем я разговариваю, звук становится более глухой. А слежка физическая – такого я пока не замечаю.

— В этом материале есть заявление [задержанного за разглашение медицинской тайны] врача, который был записан при непонятных обстоятельствах. Кто стоит за кадром – мы тоже не знаем. Вам не кажется, что это было сделано под давлением?

— Я такое могу допускать, что это сделано под давлением. В принципе, он там довольно спокойно и размеренно все говорит. Не видно, чтобы он читал по тексту. Но можно допустить. Я не знаю, откуда взято это видео. Я так понимаю, что основной посыл того, что он говорит, – это то, что он признает свою вину. Возможно, он так действительно считает. Но я могу сказать точно со своей стороны и со стороны тети, что мы к нему не имеем никаких претензий по поводу того, что он разгласил информацию.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG