Ссылки

Новость часа

"Кадыров – продукт информационный, картинка важна". Зачем глава Чечни ездил в Турцию и связано ли это с преследованием его критиков


Рамзан Кадыров

В Турции задержали шесть человек, в том числе четверых россиян – выходцев из Чеченской республики. Турецкие СМИ сообщают, что задержанных за "шпионаж" (это официальная формулировка) подозревают в подготовке нападений на чеченцев-оппозиционеров – критиков Рамзана Кадырова, которые живут за границей. Через некоторое время после этого задержания (когда точно – неизвестно) Кадыров съездил в Стамбул.

Зачем это могло понадобиться главе Чечни и связана ли поездка с преследованием его оппонентов за границей – об этом мы в эфире Настоящего Времени спросили главного редактора интернет-издания "Кавказский узел" Григория Шведова.

Главред "Кавказского узла" Григорий Шведов о критиках Кадырова за рубежом и их преследовании
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:51 0:00

— Как вы думаете, кто может стоять за этими задержанными? Я сейчас имею в виду нынешнюю более свежую историю в Турции, которая сейчас очень актуальна.

— Собственно, есть две версии: большинство спикеров "Кавказского узла" уверено, что это, скажем, рука Кремля. Я лично в этом совершенно не убежден, и лично я трактую визит Рамзана Кадырова в Турцию как в большей мере его личный интерес. Мне кажется, что скорее это не заказ Кремля и не посланные из Кремля представители спецслужб, а скорее это какая-то история регионального разлива. Но надо, конечно, посмотреть на их показания.

— А был ли сам визит [Кадырова] в Турцию? Очень много противоречивой информации, я бы даже сказал, не информации, а комментариев по этому поводу. Как вы думаете?

— Из того, что мы официальные данные получали, как-то принято считать, что визит был. Не очень понятна причина, потому что, скажем так, я, конечно, не могу утверждать, [что могло причиной визита туда] являться для Рамзана Кадырова, для его окружения. Со стороны это кажется фигурами разной весовой категории: то есть те, кто критикует Кадырова из Турции, и Кадыров – это разного уровня фигуры. Кадыров – это уже не просто ньюсмейкер национального масштаба, это ньюсмейкер мирового масштаба, он известная фигура. И из-за этой критики приезжать, наверное, было бы странно.

Другое дело, что этой осенью в Турции состоялись довольно значимые события. Впервые люди, связанные с Кадыровым, были публично унижены: одного избили, другого запугивали, – и вот здесь визит Кадырова мне кажется логичным. Если он хотел тех, кто его поддерживает, как-то информационно поддержать, показать, что он за них будет вступаться и он не прячется от критики, не боится тех людей, которые нападают на его представителей.

— Как вам кажется, почему власти Чечни да и лично Кадыров так реагируют на критику в свой адрес, что готовы даже лететь в другую страну, чтобы разобраться? Блогер Хасан Халитов только что в нашем эфире говорил, что могли повлиять на это из Кремля, мол, сверху дать такое указание: "Разберись там!"

— Да. И наши спикеры, с Халитовым мы тоже общались, наши спикеры в регионе тоже говорят все про Кремль, который решает подобные вопросы. Но мне лично, это мое субъективное мнение, мне так не кажется. Я, конечно, не кремленолог, не специалист, чтобы уверенно что-то утверждать, но мое личное субъективное мнение состоит вот в чем: Кадыров – во многом продукт информационный. Довольно сложно отделить долю имиджа, долю интернет-составляющей пиара Кадырова от реального Кадырова. Его окружение знает, какой Кадыров на самом деле. Миллионы людей знают Кадырова по его инстаграму, в Чечне его знают по телевидению. Поэтому картинка имеет большое значение.

И с этой точки зрения Тумсо Абдурахманов, например, многим в Москве журналистам, каким-то российским спикерам непонятно, почему он так важен, – а для чеченцев, живущих в Чечне, и для окружения Кадырова он важен. Потому что на него подписано [много людей в республике]. Его смотрят очень многие люди, и в том числе те люди, которые голосуют за Кадырова. Ведь не забудем: Кадырова же у нас избирают, единственного губернатора на Северном Кавказе. Для него это важно, когда есть реальные люди с репутацией. Кто такой Ахмед Закаев? Для многих российских журналистов – это фигура из прошлого. А для Кадырова это фигура из настоящего, потому что он знает, что для чеченцев он значим. Его не знают в Брянске, его не знают в Хабаровске, его помнят какие-то московские журналисты, но чеченцы сегодня знают, кто такой Ахмед Закаев, и знают, кто такой Тумсо Абдурахманов.

В этом смысле совершенно понятно, почему для Кадырова как для информационного продукта важны те лидеры мнений, которые есть в чеченском информационном пространстве. Это не люди, которых приглашают на чеченское телевидение – они туда никогда не попадут, они там никогда не появятся. Но это те люди, на которых подписаны, которых смотрят, к чьему мнению прислушиваются в том сегменте интернета, который пока не подвластен цензуре.

Чеченский оппозиционный блогер Хасан Халитов о задержанных в Турции
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:47 0:00

— То есть рисков для власти в этой критике, в этих каких-то обвинениях Кадырова никакой? А именно с точки зрения пиара это важно показать и, возможно, даже заставить кого-то публично извиняться?

— Ну да, конечно. Вся линия с публичными извинениями, за которыми мы так внимательно следим, почему она вообще столь значима? Потому что в информационном пространстве это ставит жирную точку. Вот этот критик был, вот этот неизвестный человек критиковал, этот более известный человек себе мог что-то позволить, – и не важно, он в Красноярске, Краснодаре или на Северном Кавказе, – и вот уже он или она извиняются.

С точки зрения информационной стратегии это такой законченный продукт, когда мы видим того, что начинает этот процесс, – и он же или она этот процесс заканчивает. Начинает с помощью такой хулы: часто мы видели спикеров, которые просто оскорбляли, действительно, совершенно недопустимо и родителей Кадырова. Но мы видели и чем закончились эти истории. С этой точки зрения, конечно, это очень важные извинения, и как они используются.

Но это вопрос. Ведь кто голосует за Кадырова – мы не знаем. Мы знаем, что те выборы, которые проходят в Чечне, дают те проценты, которые сам Кадыров и сказал: "Я хочу получить больше 97%". Ну он получил больше 97%. Если в следующий раз он скажет, что нужно получить еще какие-то другие цифры, еще ближе к 100%, – видимо, и это нарисуют. Но на самом деле что мы видим: мы видим сотни тысяч подписчиков, мы видим миллионы просмотров [публикаций его оппонентов]. Кто эти люди? Это не жители российской глубинки, это не только те, кто живут в эмиграции. Многие из этих людей – это те, кто имеют значение. И малюсенькая часть этих людей в последнее время готова выйти на улицу и избивать кого-то, кто является представителем власти Чечни за пределами Чечни. И это уже тревожит, я уверен, что тревожит кадыровцев.

Потому что если такая волна начнется, то кадыровцам нечего противопоставить. В диаспоре не так много сторонников Кадырова. Они есть, но гораздо больше людей, которые либо индифферентны, либо помалкивают о своей критической позиции. Поэтому это важный рубеж. Если его сейчас не защитить кадыровцам, если не ответить на этот вызов, а мы видели пока ответ только в объявлении кровной мести внутри Чечни... Если этот удар не держать, то может посыпаться имидж, репутация Кадырова за пределами Чечни.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG