Ссылки

Новость часа

"Изюм в руинах". Секретарь городского совета о российских военных, невозможной эвакуации и разбомбленном заводе


Секретарь городского совета Изюма Константин Петров о ситуации в городе
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:45 0:00

Секретарь городского совета Изюма Константин Петров о ситуации в городе

Изюм – крупный город в Харьковской области. Его частично контролируют российские военные, и эвакуировать из города людей сейчас не получается. Константин Петров, секретарь Изюмского городского совета, в эфире Настоящего Времени рассказал, насколько сильно пострадала городская инфраструктура, где сейчас идут бои и что происходит с эвакуацией.

— Расскажите, что сейчас с Изюмом?

— Сообщений очень много было по поводу нашего города. Изюм, особенно центральная часть города, находится в руинах. Полностью отсутствуют все коммуникации, нет электроэнергии, нет тепла, нет газа, воды, связи нет, люди находятся в бомбоубежищах. Гуманитарная катастрофа, то есть нехватка продуктов питания, воды – очень сложная ситуация. И то, что часть города оккупирована российскими войсками.

— Часть. Не весь город захвачен?

— Да, не весь. Получается, [захвачен] левый берег реки Северский Донец, это то, что со стороны Харькова.

— Эвакуация мирных жителей производится у вас?

— Эвакуация производилась, несколько раз организовывались коридоры, мы, как орган местного самоуправления, всячески способствовали, решали организационные вопросы, формировали колонны автобусов, и в автобусы загружалась гуманитарная помощь. Продукты питания доставлялись в город, а оттуда вывозились люди с помощью территориальной обороны, огромное им спасибо, они основную тягу этих всех вопросов взяли на себя.

Но последние уже четвертые сутки невозможно организовать эвакуацию, невозможно организовать подвоз гуманитарной помощи. Потому что, если сейчас непосредственно в самом городе обстрелов и авианалетов нет, но бои идут на окраине: Каменский и Старостинский округ Изюмской территориальной громады, дорога на Барвенково. Российские оккупанты пытаются форсировать реку Северский Донец, они там несколько раз устанавливали понтонные переправы, понтонные переправы ВСУ уничтожало, они по новой строили. Какие-то части войск перешли на правую сторону Северского Донца, и постоянно там идут бои. Из-за этого в город попасть невозможно.

— Я разговаривала сегодня с мариупольцами, которые вырвались из города. Понятно состояние людей, оно очень плохое, но в том числе звучат такие слова: почему нас украинская власть не эвакуировала раньше, почему не эвакуировала до начала боев? У вас есть что ответить на такие вопросы?

— Тут же ситуация следующая: очень много жителей не хотело уезжать. Определенная часть уехала до открытых боевых действий, до авианалетов, они частным образом выезжали, и даже организовывался вывоз. Но большинство не хотело покидать свои дома, не хотело выезжать из города, не хотело оставлять свое имущество. И даже, в принципе, в первые дни, когда уже после интенсивных обстрелов, после интенсивной авиабомбежки был первый коридор, когда мы совместно с территориальной обороной с автобусами заехали в город, – тоже часть людей, которым предлагалось эвакуироваться, не все соглашались. Вот такая ситуация.

— Расскажите, что происходит с изюмскими заводами. Тепловозоремонтный (я лично была там лет 10 назад), "Оптика", который производил оптику, для военных целей в том числе. Что сейчас с этими всеми предприятиями?

— Когда-то, еще в советское время, в Изюме было три завода: так называемый ИОМЗ – это гражданская оптика, очковая оптика производилась, тепловозоремонтный. И одно предприятие военного комплекса, оно входит в состав "Укроборонпрома" – это изюмское государственное предприятие "Изюмский приборостроительный завод". И ТРЗ, и ИОМЗ уже не работают. ИОМЗ – еще с 90-х годов, ТРЗ буквально семь лет назад прекратил свою работу. То есть этих заводов в принципе в последнее время уже не существовало.

Интенсивно работал приборостроительный завод, там даже увеличивался каждый год штат, в последнее время там до полутора тысяч человек уже работало. И этот завод пострадал. Причем и пострадали... Он же по территории крупный был, часть корпусов не была задействована – то, что ближе к Кремянцу, если вверх смотреть. А часть корпусов основного производства, которая рабочая была, – именно туда налеты совершались. Такое впечатление складывается, как будто кто-то действительно корректировал и указывал точно места, куда необходимо [целиться]. Насколько мне известно, порядка пяти авиабомб было сброшено на территорию приборостроительного завода, два раза авианалет был.


— Что с мэром Изюма?

— Мэр Изюма вместе с нами. Мы занимаемся всеми вопросами: и гуманитарными, и эвакуацией. То есть он постоянно доступен, постоянно в работе, на связи с начальником военной областной администрации Олегом Синегубовым. Полная координация.

— В Харьковской области глава Великобурлукской громады взят в плен. Вам предлагали российские войска сдаться, перейти на их сторону и так далее?

— Дело в том, что городской глава эту информацию давал в социальных сетях, даже это было размещено: были телефонные звонки на предмет того, чтобы он сдал город, на предмет того, чтобы пропустили колонну российской военной техники через город. Определенные там ставили условия – вплоть до того, что городской глава должен был обеспечить отход Вооруженных сил Украины с территории города. Естественно, это невозможно, потому что Изюм – это украинский город. И городской глава – украинский мэр, он избран изюмчанами, он выполняет свои должностные инструкции, и он руководствуется Конституцией и законами Украины.

— А что обещают в таких случаях? Большую зарплату или медаль от Путина?

— Обещание было, что он останется мэром, больше ничего. То есть "да, мы понимаем, что вы избранный мэр, вы так и останетесь мэром".

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG