Ссылки

Новость часа

В Турции на повторных выборах мэра Стамбула вновь победил оппозиционер Экрем Имамоглу


В Турции на повторных выборах мэра Стамбула вновь победил оппозиционер
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:39 0:00

На повторных выборах мэра Стамбула вновь, с еще большим отрывом – в 9%, побеждает лидер оппозиции Экрем Имамоглу. Таковы результаты данных с 99,4% открытых урн для голосования. Имамоглу набирает 54% против 45%, которые получил его соперник – кандидат от правящей Партии справедливости и развития Бинали Йылдырым, сообщает агентство "Анадолу".

В Стамбуле 23 июня прошли повторные выборы мэра города. Результаты голосования, прошедшего 31 марта и принесшего победу оппозиционеру Экрему Имамоглу, отменили через месяц – якобы из-за фальсификаций и нарушений. Первоначально ЦИК Турции признал победу Имамоглу законной, а отмену результатов выборов жители Стамбула встретили акциями протеста.

Президент Турции Реджеп Эрдоган, возглавляющий правящую Партию справедливости и развития, поздравил Имамоглу. "Сегодня вновь проявилась национальная воля", – написал он в твиттере.

Бинали Йылдырым также поздравил соперника: "Я поздравляю его. Желаю ему успеха".

Экрем Имамоглу – кандидат от оппозиционной Республиканской народной партии (РНП). Его соперник – представитель правящей Партии справедливости и развития (ПСР) Бинали Йылдырым.

Политический аналитик, востоковед Михаил Магид рассказал "Радио Свобода", что несмотря на использование административного ресурса, действующим турецким властям во главе с Реджепом Эрдоганом вряд ли удастся остановить растущие в стране протестные настроения.

— ​Масштабы протестной активности в Турции абсолютно несопоставимы с российскими. Только один пример: ровно год назад, когда в Турции проходили президентские выборы, Мухаррем Индже, главный оппозиционный кандидат, от РНП, собрал на свой митинг в Стамбуле 3 миллиона человек. При том, что население Стамбула, как и в Москве – около 15–16 миллионов. Можно сравнить эту цифру с оппозиционными митингами в России, чтобы сразу понять отличия Турции от России.

Корни этого явления достаточно глубоки. Во-первых, Турции повезло, в каком-то смысле, в том, что она не знала столь долгого периода массированного государственного террора против общества. Хотя в Турции в ХХ столетии часто приходили к власти авторитарные режимы, в этой стране сохранялась культура политической борьбы, протестов, забастовочного рабочего движения, создания различных общественно-гражданских объединений. В Турции совершенно другая политическая культура: не было у них страшного бесконечного периода полного замораживания общества силами террористического государства, хотя и были очень жесткие диктатуры.

Во-вторых, Турция в этом смысле – типичное ближневосточное общество, очень отличающееся от России. Коллективистский потенциал больше. Нет принципа "каждый сам за себя". Люди на Ближнем Востоке, будь то Турция, Иран или Египет, гораздо легче собираются на какие-то большие демонстрации, сбиваются в протестующие коллективы. Для них это привычная сила их культуры, менее атомизированной и индивидуалистической, чем российская.

Третий важный момент – в Турции, особенно в последнее десятилетие, очень бурно развивалась экономика. Появились и росли новые общественные классы, промышленный рабочий класс, средний класс. Эти люди чувствуют свою силу и активно выступают со своими требованиями. В России такого нет. И, в-четвертых, в Турции существует огромное по численности этническое меньшинство – курды, четверть всего населения. Они жалуются на нарушение прав, на то, что у них нет возможности учить в школах свой язык. И они тоже очень активно выступают против власти.

— Действительно ли сегодняшняя Турция – этакий "демократический султанат" [Реджепа Эрдогана]? Получается, что нет, раз турецкий президент еще не разогнал с помощью полиции и спецслужб всех недовольных и не пересажал их в тюрьмы?

— Он этого не сделал просто потому, что их слишком много. Существуют две точки зрения на режим Эрдогана. Одни эксперты говорят, что да, султанат, диктатура, режим власти одного человека. Другие утверждают, что нет, что Турция – это демократия, что, несмотря ни на что, там есть свободные выборы, реальная оппозиция может присутствовать в парламенте, побеждать на выборах в муниципалитеты. А на мой взгляд, Турция – ни то и ни другое.

Реджеп Эрдоган, конечно, хотел бы стать истинным султаном и единоличной властью. Он уже сосредоточил в своих руках все основные политические полномочия, подчинил себе все силовые структуры. Арестовал тысячи своих противников, бросил в тюрьмы активистов политических и общественных движений, которые его критиковали. Все так! Но он не может пойти на полностью нечестные выборы, на полный запрет оппозиции, на разгоны всех оппозиционных митингов. То есть сделать так, как поступают некоторые другие политические лидеры в других странах. А причина в том, что просто сопротивление Эрдогану все еще слишком мощное.

Реджеп Эрдоган, может быть, и хотел бы все и всех запретить, арестовать и заставить молчать, но активность турецкого общества настолько велика, что если он это сделает, то столкнется с настоящей вооруженной революцией. Поэтому он вынужден маневрировать, идти пусть на частично, но честные выборы, на то, чтобы оппозиция могла занимать какие-то места в парламенте и в муниципалитетах. Ему же нужно иногда выпускать пар из котла.

— Почему для всех в Турции так важен именно Стамбул и то, кто будет им править, а не, например, столица Анкара?

— Когда еще проходили выборы 31 марта, то между собой представители Партии справедливости и развития поговаривали, что, чем бы они ни кончились, Стамбул они оппозиции точно не отдадут, "что-нибудь придумают". Так ведь, кстати, и случилось. Причин основных для этого три.

Во-первых, Стамбул имеет лично для Эрдогана символическое значение. Он в этом городе 25 лет назад впервые стал мэром, с этого города началась его большая политическая карьера. А тут получается, что она Стамбулом вроде как и заканчивается! Во-вторых, Стамбул – крупнейший город Турции, где живет примерно четверть населения страны, важнейший промышленный, финансовый, культурный, торговый центр. И конечно, потеря такой гигантской городской агломерации, государства в государстве, очень болезненна.

А есть и третья причина, более скрытая, но, может быть, самая главная. Много пишут сейчас о том, что чиновники правящей партии, окружение Эрдогана, его семья, которая участвует в политике, тесно связаны с распределением разного рода строительных подрядов и других госзаказов в Стамбуле. А в этом городе ведутся совершенно грандиозные инфраструктурные проекты – то же строительство огромного нового международного аэропорта. И Стамбул рассматривается некоторыми аналитиками как важнейшая "кормушка" правящей партии и, может быть, лично окружения Эрдогана. Близкие ему люди "осваивают" колоссальные финансовые средства, которые проходят через близкие к семье Эрдогана компании. И потерять такую золотую жилу лично для Эрдогана и для правящей партии было бы очень неприятно.

— Что представляет собой Республиканская народная партия, основная сегодня оппозиционная сила в Турции?

— Это светская националистическая партия. В экономике они — умеренные либералы. РНП считает себя наследницей идей и заветов Кемаля Ататюрка и выступает в защиту светской, либеральной Турции, но при этом с сильной государственной властью, которая защищала бы интересы турецкой нации, обеспечивала развитие турецкого языка и культуры. Реджепа Эрдогана они обвиняют в том, что он пытается извратить наследие Ататюрка и превратить страну в откровенно религиозное, мусульманское государство. До тех пор, пока у Эрдогана росла экономика, пока он реализовывал ряд своих успешных проектов, большинство населения голосовало за него. Сейчас все это стало меняться, в условиях кризиса.

Полный текст интервью читайте на сайте "Радио Свобода"

XS
SM
MD
LG