Ссылки

Новость часа

"Использование "Байрактаров" поставило Россию в сложную ситуацию". Будет ли новое военное напряжение между Россией и Украиной


Российские военные учения в Крыму, сентябрь 2021 года

Американское издание Politico опубликовало спутниковые снимки, которые, утверждает издание, указывают на то, что Россия перебрасывает войска и военную технику к границе с Украиной. На фотографиях запечатлены бронетанковая техника и артиллерийские орудия вблизи Ельни Смоленской области, в 250 километрах от границы с Украиной.

Военный эксперт Николай Белесков рассказал Настоящему Времени, что означают эти снимки и почему Министерство обороны Украины заявило, что в Киеве не зафиксировали дополнительную переброску российских военных.

Будет ли новый виток военного конфликта России и Украины
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:58 0:00

— Опубликованы спутниковые снимки скопления военных рядом с Ельней в Смоленской области, есть слова секретаря Совета национальной безопасности Данилова о том, что российские военные после учений не вернулись в места дислокации, а остались рядом с украинской границей. Как вы думаете, почему украинская разведка заявляет обратное?

— Если мы говорим о Ельне, то не секрет, что там базируются элементы 144-й гвардейской мотострелковой дивизии, которая входит в состав 20-й общевойсковой армии Российской Федерации. То, что там находится техника, – это не есть какая-то новость, потому что там ведется военное строительство и на сегодняшний момент Россия в процессе того, чтобы выводить новосозданные дивизии, которые были уже созданы после начала российско-украинской войны, на полную боевую мощь. Присутствие там техники – это не новость.

По тому, что заявил господин Данилов, насколько я понимаю, в последнем своем заявлении он говорил, что возле Украины на постоянной основе находятся 80-90 тысяч российских солдат, то есть группировок. Это тоже не новость, Украина об этом постоянно говорит. В то же время сходятся в оценках, что этих сил, если мы говорим о какой-то полномасштабной агрессии, будет недостаточно. Все равно их надо будет наращивать, для этого потребуется несколько недель, и скрыть это практически будет невозможно.

В то же время я хотел бы отметить один момент. Я смотрел за теми видеоматериалами, которые вы демонстрировали. Например, видно перемещение системы ПВО "Бук". Скорее всего, речь идет просто о том, что системы ПВО 20-й общевойсковой армии отправлялись на учения в Астраханскую область, они там отстрелялись и просто возвращаются на пункт постоянной дислокации, потому что они не могут в пункте постоянной дислокации, который находится в Курской области, провести соответствующие тренировки.

На данный момент, я бы сказал, нет каких-то таких индикаторов, особенно если мы сравниваем с ситуацией весной этого года, когда был просто шквал материалов в Сети, были заявления на официальном уровне со стороны Соединенных Штатов Америки, соответственно, действия со стороны американских военных, со стороны европейского командования США, которые демонстрировали, что американцы четко видят и им что-то не нравится. Поэтому я бы сейчас полностью согласился с заявлением Министерства обороны Украины, что каких-то реальных оснований для паники, для того, чтобы украинская сторона проводила соответствующий комплекс мероприятий, на сегодняшний момент нет. А если мы будем идти на основании тех материалов, которые появляются в СМИ, заявлений, то мы фактически будем играть на руку Российской Федерации, потому что это может быть элемент информационно-психологического противостояния, соответствующей операцией.

— Вы тоже считаете, что видео, на которых фиксируют передвижение техники, эта техника возвращается или не возвращается после учений "Запад-2021" с границы с Беларусью?

— Я бы не привязывался к учениям "Запад-2021". Вооруженные силы Российской Федерации вне зависимости от стратегических командных учений проводят очень большой комплекс подготовки и тренировки. И сейчас у них как раз завершается летний период обучения, то есть войска возвращаются в пункты постоянной дислокации. Опять же, по поводу Ростовской области. Там находится 150-я дивизия – это мощное формирование: два полка танков, два полка мотострелковых, полк артиллерии, полк ПВО. И когда они проводят тренировки, когда они возвращаются в пункты постоянной дислокации, конечно, это будет скопление техники. Это не новость для украинской разведки. Пока что я бы не сказал, что есть какие-то реальные основания бить в набат и начинать Украине принимать соответствующие действия.

— А если говорить про снимки из Ельни. Это рядом с Беларусью, там до границы с Украиной 250 километров. Может ли такое быть, что сейчас Россия фактически создает новый очаг напряжения, но уже не на востоке, а на севере Украины и, может быть, со стороны Беларуси?

— Я бы не считал, что мы стоим на пороге какого-то негласного поглощения, в первую очередь военного, Беларуси Россией. Как я понимаю, между Россией с одной стороны, НАТО и США с другой стороны есть фактически негласная договоренность, взаимопонимание, что НАТО, с одной стороны, воздерживается от создания мощных группировок на территории стран Балтии, в Польше. Соответственно, они демонстрируют какое-то присутствие, но они воздерживаются от создания мощных наземных группировок, ударных группировок в составе авиации, ракетных сил. И Российская Федерация раз в четыре года демонстрирует, что она может это сделать в рамках учений "Запад-2021", но она тоже воздерживается от создания каких-то группировок, особенно группировок в Беларуси. Поэтому я думаю, что это скопление техники может быть процессом наращивания боевого потенциала этой дивизии и выведением этого потенциала на соответствующий уровень, потому что дивизия, она фактически в процессе формирования. Это очень сложный процесс, когда из одной бригады создают трех-четырехполковую дивизию.

— По сообщениям украинских военных, боевики группировки "ДНР" сейчас очень обеспокоены применением турецких беспилотников. Что вам об этом известно?

— Во-первых, я не владею какими-то секретными разведывательными данными, но даже если исходить из общего понимания ситуации, то им не будет нравиться, что Украина продемонстрировала такой потенциал, на который им очень сложно ответить без серьезного подключения Российской Федерации. То есть уже наработан какой-то процесс, что есть два армейских корпуса, они включают комплект сил – соответствующие танки, артиллерию, боевые бронированные машины, но чтобы, например, эффективно ответить на использование Украиной "Байрактаров" – это уже нужно серьезное подключение Российской Федерации. Конечно, это не нравится, потому что это уже создает риски для россиян, например, задействовать системы РЭБ или системы ПВО в едином замысле для противодействия "Байрактарам". Это уже [значит] обнаружить себя, и будет намного сложнее сказать: "А нас там нет".

Поэтому да, использование "Байрактаров" в некоем смысле поставило Россию и поддерживаемых ею боевиков в очень сложную ситуацию. То есть прореагировать можно, но реакция будет, скорее всего, означать то, что нужно задействовать серьезно кадровых российских военных, очень серьезные системы. Скрыть использование таких систем и сказать: "Нас там нет", – будет практически невозможно. Поэтому это создает такой дискомфорт для России и поддерживаемых ею боевиков.

— А боевики в окопах просто боятся, так?

— Да, для тех, кто находится на передовой линии, это особенно сложно. Вспомните ситуацию, которая была в прошлом году, когда шла вторая карабахская война. И использование "Байрактаров", которые наносили точечные удары, которые отследить и уничтожить было очень сложно, оно имело наибольший негативный эффект именно на передовые силы, которые находились на линии фронта. И это очень помогало азербайджанской стороне и, напротив, очень негативно влияло на армянскую сторону, на возможности эффективно организовать оборону. Поэтому [это оказывает] наибольшее влияние на российские силы, [которые находятся] на передовых рубежах противостояния с Украиной.

— Как вы могли бы прокомментировать заявление Лаврова, что Украина пытается втянуть Россию в силовой сценарий на Донбассе?

— Это абсолютно смешно. С сентября 2014 года украинские вооруженные силы на Донбассе проводят исключительно стратегическую оборонную операцию, целью которой является недопущение расширения зоны контроля влияния пророссийских сил. И Украина последовательно демонстрирует приверженность соответствующим соглашениям, и она четко показывает, что она занимается стратегической обороной. На сегодняшний момент и наши партнеры не фиксируют каких-то изменений украинской позиции.

Для сравнения: в апреле, когда Россия, опять же, обвиняла Украину в подготовке какого-то наступательного сценария, американская сторона четко в ОБСЕ заявила, что "простите, но украинская сторона не демонстрирует реальных действий подготовки к наступательным сценариям". Я на сто процентов уверен, что ситуация такая же и сейчас – это просто попытка оправдать нарушения со стороны боевиков, которыми управляет Российская Федерация.

XS
SM
MD
LG