Ссылки

Новость часа

Как конезаводам сохранить английских скакунов и украинских тяжеловозов


#ВУкраине: старейшие конезаводы
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:24:30 0:00

В степях Луганщины, в нескольких километрах от границы с Россией и зоны боевых действий, сохранились четыре завода, подаривших миру новые породы лошадей.

В селе Новодеркул работает самый старый конный завод Украины, построенный еще при Екатерине II. Если когда-то выведенные здесь породы были известны во всем мире, то сегодня за рекордным поголовьем уже давно не гонятся, потому что всеми силами пытаются хотя бы сохранить результаты двухвекового селекционного труда.

Конезавод продолжает работать практически в первозданном виде, но теперь как украинский государственный. Почти 10 лет предприятие не получало ни копейки из госбюджета.

Начальник конюшен Деркульского конезавода Павел Бруско почти 30 лет продолжает растить чистокровных английских скакунов, которых завезли на завод еще в конце XVII века.

По словам Бруско, завод работает и над продолжением рода украинской верховой породы.

"Все эти вещи должны поддерживаться на государственном уровне. Пару заводов на Украине должны быть для сохранения отечественного генофонда. Деркул – это историческое место, – говорит Павел. – Европа вперед рванула за эти годы, пока мы тут перестраивались, а мы ж прозябаем, висим в воздухе – и не живем, и не умираем".

"Сейчас у нас получается на одну голову 50 гривен, но это мало, если б хотя бы даже 100 было гривен", – сетует Павел.

Состояние "между жизнью и смертью", а точнее отсутствие финансирования, привело к тому, что люди, которые поколениями посвящали себя коневодству, уехали в поисках лучшей жизни.

"В 2000 году начался бум, молодежный киевский центр организовал рабочие визы конюхам, чтобы выехали на работу за границу. Выехали тысячи. Например, я выезжаю в Ирландию, приезжаю на ипподром и там встречаю троих своих односельчан только в один день", – рассказывает конюх Юрий Жибер.

По его словам, когда-то в Новодеркуле профессиональных конюхов было пруд пруди, а потом все уехали на заработки. Вот и сам он в свое время подался за границу. В Ирландии он получал до 2 тысяч евро в месяц, а в Украине ставка – 4 тысячи гривен, да и то не каждый раз. "Коневодство выживает на костях тех, кому некуда деться", – считает Юрий.

Ветеринар Андрей Попелнуха говорит, что практически все препараты для лошадей завод, а иногда и он сам, покупают за свои деньги.

"Украина не лицензировала вакцину российскую, раньше мы их все время кололи, а колоть американскую конезавод просто не может", – говорит Андрей.

Директор Деркульского конезавода Сергей Гладков говорит, что бизнес привлекают не кони, а земля, принадлежащая конезаводу, которую вопреки закону в свое время отдали в аренду.

На сегодняшний день чуть больше трех тысяч гектаров сельскохозяйственной земли остаются главным источником финансирования.

"Необходимо превратить конный спорт в индустрию, тогда конезаводам и работа будет, и финансирование. Но для этого нужен закон, разрешающий тотализатор", – добавляет директор.

Конезавод, существующий в расположенной неподалеку Новоалександровке, сталкивается с аналогичными проблемами. Местная гордость – выведенная здесь в конце 60-х порода лошадей-тяжеловозов.

Главный зоотехник Елена Еременко не скрывает, что государство о своих конюшнях напрочь забыло еще в 90-е годы.

Главное отличие Новоалександровского конезавода в том, что рабочие лошади, в отличие от скаковых пород, сегодня неплохо продаются. Но и здесь больших прибылей нет. Как говорит бригадир с сорокалетним стажем Юрий Соболев, поголовье лошадей сегодня уменьшилось по сравнению с прошлым многократно – приблизительно с 800 до 140 голов.

КОММЕНТАРИИ

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG