Ссылки

Новость часа

"Уговоры сменяются жестким давлением". Глава стачкома "Гродноазота" рассказал о протестах на предприятии


Сотрудники "Гродно Азота" на забастовке

В Беларуси продолжаются массовые протесты и забастовки рабочих. Люди требуют от Александра Лукашенко отойти от власти и выпустить всех политзаключенных. Сам Лукашенко и начальство государственных предприятий угрожают протестующим рабочим увольнениями.

Глава стачкома "Гродно Азот" Юрий Рововой рассказал Настоящему Времени о своем отъезде из Беларуси, о давлении на бастующих рабочих и условиях труда на предприятии.

Глава стачкома "Гродноазота" рассказал о протестах на предприятии
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:10 0:00

— Вы находитесь в Польше?

— Да, я нахожусь в Варшаве с 24 августа. Во время всех этих первых кипений я пытался организовать стачку более законным путем. Мы собирали подписи, [это было] решение большинства коллектива. Но 21-го числа ко мне пришли домой из КГБ, пытались задержать. Через несколько дней мне удалось попасть за границу.

— Что происходит сейчас на предприятии, сколько людей готовы протестовать, какое давление на них оказывается?

— Несогласных, конечно, абсолютное подавляющее большинство. Готовых протестовать не так много. Очень большая сила за технологическим персоналом, который обслуживает крупнотоннажные цеха на нашем предприятии "Гродно Азот", потому что они понимают, что они незаменимы, на их стажировку уходит очень большое время. Их 26-го числа утром загоняли силовики с дробовиками в руках, оттесняли со щитами, загоняли на проходную, в то время как они не хотели туда заходить и собрались возле проходной в форме протеста. Но это, наоборот, еще больше разозлило людей, они сидели уже внутри на территории, отказывались от проходной. К ним присоединялись люди из дневного персонала. Сейчас на операторских местах, на пультах дистанционного управления нашим непрерывным химическим производством находятся не квалифицированные люди, сдавшие на рабочее место по этому месту, а начальство. Люди работают по 24 часа. Было два человека, которые работали 36 часов.

— Юрий, сколько человек протестуют – именно отказываются работать?

— Очень тяжело сказать. Прямо открыто в стачку вошло вроде бы на сегодняшний момент 17 человек, которые написали заявления и выложили их в открытый доступ.

— Сколько людей всего в коллективе?

— Десять тысяч. Вы думаете, что это мало, но это люди, которые открыто выразили свою позицию. Многие просто не приходят, не поднимают телефон и остаются дома, многие на больничном. У нас, конечно, вторая волна коронавируса, но что-то случилось, что она какая-то, по ходу, супергигантская. Технологический персонал в открытую не выступает, не вступает в стачку, но у них уже идут прогулы. Мне тяжело сказать, какое это конкретное количество людей, но оно близко к сотне. Причем эти люди незаменимы, это важный технологический персонал. Наверное, тот, кто что-то понимает в непрерывных производствах, больше меня поймет. Мне будет тяжело это донести широким массам.

Уговоры сменяются каким-то жестким давлением. Сегодня 12 человек было уволено, потом руководство поняло, что они уволили их неправильно и что все это легко рассыпется даже в существующей сейчас [ситуации].

То есть кипение происходит колоссальное на нашем предприятии. Персонала, особенно технологического, просто жестко не хватает.

— А если бы отказались работать не 17 человек публично, а тысяча, три тысячи, – не уволили же бы всех?

— Вы очень толковые вещи говорите, но в Беларуси люди живут без какой-либо финансовой подушки. И зарплаты у некоторых по 300 евро, а у технологического персонала – по 500 евро, в то время как эти люди зарабатывают огромные деньги на аналогичных предприятиях даже в России.

— А фонды помощи, о которых говорят члены Координационного совета, что они готовы помогать, в том числе и уволенным?

— Все замечательно, Координационный совет – это хорошо. Но сейчас мы организуем помощь самостоятельно, имеем контакт с фондами BYSOL, инициативами, которые оказывают продуктовую помощь. Эти 12 человек получат помощь от BYSOL в размере 1,5 тысяч евро, и они будут получать продукты. Я пытаюсь это донести всем остальным сомневающимся на нашем предприятии, кто не может идти открытой грудью на амбразуру, что нет, вы не пропадете.

На наш аккаунт, который занимается помощью для людей, вступающих в стачку, сыпется просто неимоверное количество предложений помощи. Помощи гораздо больше, чем тех, кто за ней обращается. Такой вот парадокс.

— А как на это все реагирует руководство предприятия? Помимо того, что просто увольняют людей, ведут ли какие-то переговоры, что обещают, чем заманивают?

— Обещают все что угодно – золотые горы. Помимо того, что люди, которые работают выше положенных 12 часов по нашему трудовому законодательству, по нашим рабочим местам, которые работают по 24 часа, они работают за двойную оплату. Им еще сверху обещают бонусы. И они готовы давать гораздо больше денег, потому что они понимают, что это может стать рывком для всех остальных сомневающихся предприятий. Помимо этого, "Гродно Азот" производит аммиак, который нужен для нефтепереработки в Новополоцке на предприятии "Нафтан". И если наше предприятие остановится, то остановится и нефтеперерабатывающий завод "Нафтан", что сильно ударит по бизнесу Лукашенко.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG