Ссылки

Новость часа

"Россия не сокращает выбросы – она планирует их наращивать". Представитель Гринпис – о климатическом саммите и отсутствии там Путина


В Глазго открылась конференция стран-участниц рамочной конвенции ООН об изменении климата (COP26). В течение почти двух недель 25 тысяч делегатов из 200 стран будут решать, как спасти планету от глобального потепления. Уже к 2050 году выбросы парниковых газов должны быть нулевыми: тогда средняя температура перестанет расти. Только такие меры, по мнению ученых, помогут избежать глобальной катастрофы.

Глава проектов по климату и энергетике российского Гринпис Василий Яблоков находится на саммите. В эфире Настоящего Времени он рассказал, что российские власти могут сделать для борьбы с изменением климата и чего не делают сейчас.

Представитель Гринпис – о климатическом саммите и отсутствии там Путина
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:38 0:00

– Для борьбы с изменением климата, как и везде, необходимо сократить выбросы парниковых газов до нуля к 2050 году. Это задекларировано в Парижском соглашении, с этим согласились все страны. Об углеродной нейтральности заявил сейчас весь мир, но вопрос в том, что соглашение не реализуется и текущие выбросы не ведут нас к углеродной нейтральности, к удержанию роста глобальной температуры в пределах полутора градусов.

Сейчас мы идем по пути потепления на три градуса и больше. И что не делает Россия? Россия не сокращает выбросы в ближайшие десятилетия, Россия планирует их наращивать. И, кроме того, Россия недавно представила стратегию сокращения выбросов до 2050 года, и стратегия не ведет к нулевым выбросам – выбросы сократятся лишь на 13%, хотя должны сократиться минимум на 75%, учитывая большие лесные территории.

А в идеале, конечно, выбросы должны сократиться еще больше, так как российское правительство не раз говорило, что наши леса являются своеобразными легкими планеты. Но сейчас эти легкие горят и являются скорее источником выбросов, нежели поглотителем тех самых парниковых газов.

– Владимир Путин на саммит не приехал – это символически важно? Что там говорят в кулуарах?

– К сожалению, да, это было хорошо заметно. На этом саммите были практически все мировые лидеры, они все выступали, заявляли о своей приверженности к борьбе с климатическим кризисом. Россия является огромной частью решения этой проблемы, потому что, с одной стороны, она ответственна за большое количество выбросов парниковых газов. С другой стороны, у нас есть огромный потенциал для предотвращения климатического кризиса, для адаптации.

И, конечно, очень жаль, что президента России не было, никто не услышал его выступления, хотя за прошедший год Россия радикально изменила свою позицию по отношению к климатическому кризису: российское правительство перестало его игнорировать, признало и совершает первые шаги по декарбонизации, хотя это все еще достаточно слабые меры.

– Сейчас на лентах информационных агентств появляются сообщения о том, что говорит Байден. Очевидно, что он в эти минуты выступает или только что закончил свое выступление. Во всяком случае, Байден говорит, что считает ошибкой отказ России и Китая от очного присутствия как на G20, так, собственно, и на этом климатическом саммите. России нет, Китая нет. Да, есть США, я не знаю, в каком виде там Бразилия представлена, например, не знаю, насколько Бразилия в глобальном проценте главный загрязнитель, но, по крайней мере, к Китаю претензии есть как к основному загрязнителю. Их нет – бессмысленен этот саммит все-таки, или есть в нем смысл?

– Конечно, этот саммит не бессмысленен, и не все сводится к выступлению лидеров. Основная суть саммита – это договориться о правилах реализации Парижского соглашения, о том, каким образом деньги из богатых развитых стран пойдут на поддержку развивающимся странам, потому что у них нет сейчас средств для борьбы с климатическим кризисом. Речь идет о 600 миллиардах долларов на ближайшие шесть лет.

Кроме того, речь идет о реализации механизмов устойчивого развития международного сотрудничества в рамках Парижского соглашения, каким образом страны могут скооперироваться и совместно объединить усилия в борьбе с климатическим кризисом. И это такая рутинная работа переговорщиков, которая идет изо дня в день в течение двух недель. И весь мир надеется на то, что это приведет к реальным договоренностям, которые возможно уже будет воплотить в жизнь в ближайшее время и реально сокращать выбросы.

– Но Путин записал видеообращение, где он говорит, он, в принципе, часто про это говорит, именно про лес: что в России его много, "вообще все эти выхлопы, которые мы делаем, весь наш лес все очищает", чуть ли не очищает и снабжает чистым воздухом весь континент. Но лес в России горит, и в этом году сгорело очень много леса. Это не просто сгорели, так скажем, природные легкие, но и в том числе это был огромный выброс в атмосферу вредных веществ. По этому поводу что-то говорили сегодня, например, обращали внимание на то, что леса горят?

– Сегодня не выступал никто из российской делегации на World Leaders Summit. Сейчас первые два дня идет конференция лидеров, завтра уже будет другая повестка, но про пожары не говорили. Да, действительно, это является, с одной стороны, мощным источником дополнительных выбросов углекислого газа. С другой стороны, это ведет к уничтожению лесов, к утрате биоразнообразия.

И да, это, в общем, серьезная проблема, и наши леса не настолько являются поглотителями – скорее тут речь идет про источник выбросов. И сейчас очень важно правильно все посчитать. Российская делегация намерена представить новую методологию подсчета поглощающей способности лесов и, возможно, таким образом уменьшить выбросы.

– А у России есть какая-то стратегия по переходу на зеленую энергетику? Там есть какие-то планы, заявления, но даже электромобиль – и тот не получился, еще в каком году его заявляли.

– С электромобилем уже стало лучше: в этом году появилась концепция развития электромобильности, заявляются показатели по введению и по замене традиционного ДВС (двигателя внутреннего сгорания) на электромобили в ближайшие десятилетия. Тоже достаточно слабые цели, тем не менее такой шаг сделан. И у России на этой неделе была утверждена стратегия низкоуглеродного развития, которая как раз заявляет о достижении углеродной нейтральности к 2060 году.

Конечно, основная роль отдается как раз увеличению поглощающей способности лесов. Для этого нужно остановить пожары, заниматься лесовосстановлением. Но, к сожалению, мы не видим пока предпосылок к какому-то радикальному увеличению поглощающей способности.

Также принимаются меры по сокращению выбросов. Они не такие значительные, как могли бы быть: речь идет всего лишь о сокращении на 13% к 2050 году и к росту в ближайшее десятилетие – это слабая цель. И это будет достигаться за счет развития возобновляемой энергетики. К сожалению, большой упор делается на развитие атомной энергетики. Как мы помним, у нее есть ряд проблем экологического характера, это развитие и электрификация транспорта, энергоэффективность и другие технологии.

Климатический саммит в Глазго: что обсуждалось и что решили?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:43 0:00

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG