Ссылки

Новость часа

"Я научилась не бояться и ждать". Алина Горлова – о ранней синефилии, целительной силе кино и премьере в Амстердаме


Алина Горлова (род. 1991, Запорожье) – украинская документалистка, лауреатка фестивалей DOK Leipzig и Docudays UA. Училась в Киевском национальном университете им. Карпенко-Карого, на семинаре Кшиштофа Занусси.

Известность Алине принесла неигровая драма "Явных признаков нет" (2018) о майоре ЗСУ, ветеране АТО Оксане Якубовой, пытающейся преодолеть тяжелое посттравматическое расстройство. Полнометражная версия картины получила приз телеканала MDR на фестивале DOK Leipzig и четыре награды на Docudays UA, среди которых – специальная премия Настоящего Времени.

Мировая премьера новой работы Горловой "Этот дождь никогда не кончится" состоялась на фестивале документального кино IDFA в рамках секции дебютов First Appearance.

Главный герой черно-белого фильма – Андрей Сулейман, сын сирийского курда и украинки, бежавший от войны на своей родине на Донбасс и там вновь оказавшийся на войне. Картина разбита на главы, в каждой из которых мы наблюдаем, как Андрей участвует в волонтерском движении Красного Креста на линии разделения, как он проведывает родственников в Германии и Ираке, как пытается похоронить безвременно скончавшегося отца на родной земле.

Этот непрерывный цикл бедствий и борьбы с ними, войн и агрессии, травм и слез – тот самый дождь из названия картины, который, действительно, кажется невозможно остановить.

Мы поговорили с Алиной Горловой о создании картины и том, как ее приняли в Амстердаме.

– Алина, судя по твоей биографический справке в Википедии, первый фильм ты сняла чуть ли не в 16 лет. Что тебя привело в кино в столь раннем возрасте?

– Это была, можно сказать, первая любовь. В детстве по спутниковому телевидению постоянно что-то смотрела, кассеты покупала. Также делала уличные фото на пленочный "Зенит". И скоро поняла, что хочу рассказать историю движущимися образами. В университет имени Карпенко-Карого поступила в 16 лет вопреки общему скепсису. По-настоящему профессиональный дебют сняла на четвертом курсе – короткометражку "Первый шаг в облаках".

– Как ты нашла героиню "Явных признаков нет"?

– Меня пригласила продюсер Маша Берлинская: "Хочешь снять про женщин-военных? Важно показать, что эти женщины существуют". Мне дали биографические справки по нескольким героиням, и Оксана Якубова сразу понравилась. Оказалось, что она сидит дома в Киеве и у нее тяжелый ПТСР. Мы встретились в кафе. Она рассказывала совершенно ужасные вещи. Я слушала 3 часа и в конце концов сказала: "Оксана Петровна, хотите сниматься? Это может вам помочь". Она согласилась.

Это очень особая для меня работа. Оксана говорит, что этот фильм спас ей жизнь. Я не знаю, справилась бы она без нас, но то, что мы ей действительно очень помогли, – моя самая большая гордость в этом проекте.

– "Этот дождь никогда не кончится" тоже о последствиях войны. Когда ты начала работать над ним?

– Параллельно "Явным признакам". Я попала на Донбасс, посмотрела на терриконы и представила это пространство черно-белым: терриконы в монохромном изображении могут выглядеть как сирийская пустыня. То есть все началось с желания создать единый мир, который напоминал бы и Донбасс, и Сирию. А героя я искала целенаправленно. Моя знакомая фотограф рассказала мне об Андрее Сулеймане – курде, добровольце Красного Креста на Донбассе, и я поехала с ним знакомиться.

– По форме этот фильм необычный: разбит на главы, с несколькими сюжетными линиями, больше похож на роман.

– Это история в истории. Мы начинаем ее с того, что видим какую-то планету. Мы приближаемся к ней, встречаем человека, который, рискуя жизнью, купается в реке прямо на линии разделения, потом следим за потоком людей на КПВВ и, наконец, выделяем из этого множества Андрея и начинаем за ним следить, а под конец, когда он хоронит отца, отдаляемся от него.

Но история не только про Андрея, но и про этот мир. Поэтому каждая сцена имеет отдельное значение и номер, фильм начинается и заканчивается главой "Ноль". Все циклично, все происходило, происходит и будет происходить – от нуля до нуля. У меня стоял постоянный вопрос баланса истории Андрея и истории этого пространства. Монтажных вариантов было множество, но мы, по-моему, в конечном счете все связали точно.

Кадр из фильма "Этот дождь никогда не кончится"
Кадр из фильма "Этот дождь никогда не кончится"

– Что было наиболее сложным? Или даже страшным?

– Доступ к локациям. К разрушенному мосту около станицы Луганской нас пустили только с четвертого раза. Я пообещала себе, что больше никогда туда не вернусь.

Пролог был опасен, потому что снимали его на линии разделения, которая по реке и проходит, еще и под Новый год. А после съемок в районе Коксохима в Авдеевке нас довольно жестко задержали военные. Но все обошлось. Как мы добирались в Ирак – об этом отдельно надо рассказывать. Очень страшно было, когда ехали в Сирию. Но мы туда не попали, как и показано в фильме, из-за наводнения.

Впрочем, повторюсь, наибольшая сложность – с доступом. До нервных срывов. Потому что в документальном кино ты постоянно сталкиваешься с тем, что не успеваешь. Тебе надо ехать прямо сейчас, а ты не можешь из-за какой-то мелочи.

– Что сейчас с Андреем?

– Он работает в Славянске в Красном Кресте. Раньше работал отец, зарабатывал – а сейчас у Андрея на попечении остался младший брат. Он стал главой семьи, так что должен теперь обеспечивать.

Кадр из фильма "Этот дождь никогда не кончится"
Кадр из фильма "Этот дождь никогда не кончится"

– Эти съемки изменили тебя?

– Очень. Сделали спокойнее. Все эти бесконечные ожидания, отказы, когда ты понимаешь, что не все можно снять. И эти два дня, пока мы ехали по Ираку с телом, видели все, что происходит, не спали сутки, меня истощили, но и сделали сильнее. Главное, чему научилась, – не бояться и ждать.

– Я знаю, что ты не поехала на фестиваль IDFA из-за карантинных ограничений. Есть ли информация, как прошла физическая премьера в Амстердаме?

– Прошла хорошо. Организаторы пытались создать эффект присутствия для режиссера – стояла специальная камера, и весь сеанс я видела лица зрителей. Я бы заметила, если бы кто-нибудь заснул или вышел. Но никто не заснул. И потом, когда я отвечала на вопросы, то видела, что у людей позитивные эмоции.

– Какие сейчас планы?

– Отдохнуть. Не буду пока ни за что браться. Как снимать дальше – пока не понимаю. От войны точно отойду. Интересная тема из современного искусства – фильмы, которые показываются сразу на нескольких экранах. Зрители сидят посередине, и их внимание контролируется звуком. Но во время сеанса ты можешь видеть историю с разных ракурсов, даже что-то совсем параллельное. Это уже выход из пространства кинотеатра. Может, стоило бы сделать нечто подобное у нас.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG