Ссылки

Новость часа

"Синее тело, скрюченные руки". Гибель срочника в мурманской части хотели списать на суицид


Егор Воронкин в госпитале в Североморске

По версии следствия, срочник Егор Воронкин из Мурманской области умер после того, как выпил противообледенительную жидкость ПОЖ-70, хранившуюся в ящике под кроватью командира. Якобы он сам ее нашел, глотнул и положил бутылку обратно, а затем вместе со всеми отправился на вакцинацию против коронавируса. Никто из сослуживцев и офицеров не видел, как 20-летний Воронкин выпил ПОЖ-70, сам он об этом тоже не говорил. СК возбудил уголовное дело против должностных лиц, но подозреваемых пока нет. Корреспондент Север.Реалий выяснил, что известно об этой трагедии.

Егор Воронкин в воинской части в Печенге (Мурманская область)
Егор Воронкин в воинской части в Печенге (Мурманская область)

Егора Воронкина призвали на военную службу в конце июня 2021 года в 200-ю отдельную мотострелковую бригаду в поселок Печенга Мурманской области – этот населенный пункт находится недалеко от российско-норвежской границы.

Воинская часть в Печенге уже попадала в СМИ:

  • в 2020 году в 200-й отдельной мотострелковой бригаде в Мурманской области за два дня погибли несколько военнослужащих. Один из них покончил с собой, еще один умер "от естественных причин", "третьего нашли мертвым в его доме в ванной после употребления спиртного".
  • В 2014 году в той же мотострелковой бригаде совершил самоубийство 19-летний Анатолий Носков. Рядом с его телом нашли предсмертную записку, в которой военнослужащий просил в своей смерти никого не винить. Родственники не поверили в официальную версию случившегося и добились почерковедческой экспертизы. В итоге выяснилось, что записку написал рядовой-контрактник Вадим Васильев по указу Беюкага Агабекова. На тот момент Агабеков был и. о. замкомандира по работе с личным составом войсковой части 08275 в поселке Печенга Мурманской области. Действия офицера, приказавшего написать предсмертную записку, проверял Следственный комитет, но никаких нарушений тогда не нашли, и Агабеков отделался выговором.

"Заставляли копать землю руками"

Егор Воронкин спустя всего пару месяцев после призыва попал в реанимацию госпиталя в Североморске, где месяц пролежал в коме. В начале октября он умер. Официальная причина – отравление этиленгликолем.

У Егора в части не было никаких конфликтов, рассказывает его мама Вероника Воронкина. Хотя, по ее словам, он хотел комиссоваться по статье 17 ("Увольнение из армии по состоянию здоровья"), потому что "видел беспредел".

"Вместо того чтобы учить их какой-то военной подготовке, их заставляли копать землю руками, мыть кастрюли в озерах. Это сын рассказывал, – вспоминает мама погибшего срочника. – Я вместе с его девушкой уговорила его остаться в армии, мол, все мужчины в семье служили. Он себе не такой службу представлял, где поднимают в два часа ночи и заставляют в трусах бегать или приседать. Он хотел комиссоваться, но по этой статье есть несколько подпунктов: это чуть ли не "дурка", и на работу потом нормальную не устроиться. Вот мы и уговорили его остаться, чтобы жизнь себе дальнейшую не портил".

Егор был "на хорошем счету" в части и ждал, что ему присвоят звание ефрейтора. Его начали "уговаривать остаться" на контрактную службу. Но служить в армии после срочной службы Егор не планировал – хотел переехать в Москву вместе со своей девушкой. По словам родственников, отношения у них были серьезными, они планировали жить вместе.

"Он ей звонил практически каждый день, редко когда через день. В последние разы они разговаривали про службу по контракту. Он говорил, что на службе по контракту делать ничего особо не надо, зарплата от 40 тысяч, а еще все пьют", – вспоминает мама девушки Алина. По ее словам, последний раз ребята созванивались в пятницу, 3 сентября.

В ночь с 4 на 5 сентября Егора госпитализировали сначала в больницу при воинской части в Печенге, а затем в военный госпиталь Североморска в состоянии тяжелой комы из-за отравления этиленгликолем.

"Святой источник" "с гидравлической противооткатной жидкостью ПОЖ-70"

Согласно официальной версии случившегося, Егор 4 сентября утром убирался в палатке офицеров и якобы нашел под одной из кроватей "пластиковую 1,5-литровую бутылку из-под минеральной воды "Святой источник", наполненную гидравлической противооткатной жидкостью ПОЖ-70". ПОЖ-70 – противооткатный раствор этиленгликоля с антипенной и антикоррозионной присадками, который используют для систем противооткатных гидравлических установок. Около 9:30 утра Егор "достал указанную бутылку и сделал из нее один глоток, после чего убрал на прежнее место", говорится в постановлении о возбуждении уголовного дела.

В постановлении нет информации, откуда стало известно о том, что Воронкин нашел бутылку с ПОЖ-70, сделал именно один глоток и убрал ее обратно. По словам Вероники Воронкиной, свидетелей произошедшего нет, как нет и отпечатков пальцев Егора на бутылке.

В экспертизе жидкости ПОЖ-70, которую проводил подведомственный Минобороны центр судебных и криминалистических экспертиз, говорится, что один из опрошенных сослуживцев "встретил Воронкина Е.А. в палатке офицеров, который сообщил ему, что что-то употребил, содержащее алкоголь". В этом же документе приводятся показания командира батареи, который "не исключил", что Воронкин во время уборки палатки мог найти жидкость и выпить ее.

Через несколько часов после того, как Егор якобы сделал глоток ПОЖ-70, он вместе с другими солдатами поехал в военном грузовике на вакцинацию вторым компонентом от COVID-19. По словам матери Егора, после первой прививки он жаловался ей на плохое самочувствие, и она просила, чтобы перед следующей прививкой с ней обязательно связались из части, но этого не произошло.

Ни сослуживцы, ни врач перед прививкой не заметили никаких странностей в поведении Воронкина, рассказывает его мама. После вакцинации он вместе с другими военнослужащими уехал обратно в часть, где через два часа у него закружилась голова, появилась слабость, его несколько раз вырвало.

"Я увидела синее тело, синие уши, скрюченные руки"

Днем 4 сентября Воронкина доставили в госпиталь Печенги. В госпитале Воронкин сказал, что он "считает себя больным с 13:00 4 сентября", когда после проведенной вакцинации через два часа ему "стало резко плохо", говорится в материалах экспертизы. Егор не говорил, что выпил ПОЖ-70 или какую-либо другую жидкость с алкоголем в составе. Все время, пока Егор был в сознании, он просил позвонить маме.

"Как попал этот яд в организм ребенка? Почему он блевал? У него не было жалоб. Его спрашивали, что он ел и пил. Он ответил, что ничего особенного, все как обычно", – рассказывает мама.

Что происходило в больнице в Печенге матери Егора неизвестно. Ночью 5 сентября его доставили в военный госпиталь Североморска с аспирационной пневмонией, которая была вызвана забросом рвотных масс в легкие. Веронике Воронкиной сообщили о госпитализации сына только утром 5 сентября, когда он уже был в Североморске.

Ребенок неоднократно просил позвонить маме, но ни одна сволочь мне не позвонила

"Когда я туда приехала, я увидела синее тело, синие уши, скрюченные руки. Как мне сказали, в Североморске действительно хорошие медики, а вот в Печенге было упущено драгоценное время. Что врачи в Печенге делали на протяжении 12 часов? Они смотрели, как он умирает? Как он впадает в кому, как блюет? Они что, не могли его нормально положить, чтобы он не блевал в себя? Ребенок неоднократно просил позвонить маме, но ни одна сволочь мне не позвонила. Мне позвонил командир только на следующее утро (5 сентября) в 9 утра, чтобы сказать, что мой ребенок лежит в реанимации", – вспоминает Воронкина.

Воронкина работает медсестрой в одной из больниц Мурманска. Она предполагает, что Егор мог вовсе не знать, что выпил жидкость с этиленгликолем, а прививка от COVID-19, возможно, спровоцировала ухудшение состояние. "Может, ему подлили или на "слабо" взяли. Этот этиленгликоль пахнет алкоголем и имеет привкус ликера. Человеку непьющему много заразы этой не надо", – рассуждает Вероника.

"Отравиться одним глотком этиленгликоля невозможно"

Врач-токсиколог, профессор, академик ЕАЕН (г. Ганновер, Германия) Михаил Кутушов предполагает, что произошедшее могло быть вызвано сочетанием того, что Егор выпил ПОЖ-70, и реакцией на прививку против COVID-19. По его мнению, один этиленгликоль вряд ли мог спровоцировать такие последствия.

"Если выпить стакан или полстакана этиленгликоля, отравление наступит, но и оно не будет смертельным. Возможно, это сочетание выпитого и реакции на прививку. Не исключена индивидуальная непереносимость. При вакцинации есть процент осложнения типа лихорадки и рвоты. Мое личное мнение, что отравиться одним глотком этиленгликоля невозможно, но надо также учитывать состав жидкости ПОЖ-70. В ее основе написан этиленгликоль, но какие там присадки? Если там есть какие-то военные добавки, то тут вопрос спорный",сказал Кутушов.

Веронике Воронкиной удалось сфотографировать своего сына, лежащего в палате госпиталя в Североморске. Эти снимки она опубликовала на своей странице вконтакте. После этого, по ее словам, начались проблемы у медиков госпиталя, которые допустили, что мама ребенка находилась одна в палате и сделала фотографии.

Егор Воронкин в реанимации
Егор Воронкин в реанимации

"На протяжении месяца врачи Североморского военного госпиталя боролись за жизнь Егора. Отек мозга нарастал с каждым днем, постепенно отказывали все органы, включая почки, была остановка сердца, развилась сильная пневмония. За месяц из красивого молодого человека Егор превратился в живой труп, что пришлось видеть маме, которая каждый день приезжала к сыну. За день до смерти Егора мама увидела его глаза, ставшие от отека мозга "месивом вылезшего белка". Так Вероника описывала состояние своего сына.

Мне звонили, спрашивали, не считаю ли я, что это суицид

"Спрашивали, не суицид ли это"

Она обратилась в прокуратуру 5 сентября сразу после того, как узнала, что ее сын в коме в больнице. Пятого октября Егор Воронкин скончался. "Хотели списать сначала все на самоубийство. Мне звонили, спрашивали, не считаю ли я, что это суицид. Нет. Это не самоубийство. У ребенка были планы, у него девушка, которая его ждет, у него тут группа своя музыкальная, которую он собрал. Он собирался через два года уехать в Москву", – рассказывает Воронкина. В то, что Егор мог совершить суицид, не верит и семья его девушки: "Умирать в его планах не было 100%. У него же куча планов! В пятницу (3 сентября) они говорили про Москву, обсуждали службу по контракту".

Следственный комитет по Северному флоту возбудил уголовное дело по статье "Халатность" (часть 2 статья 293 УК РФ) в отношении неустановленных должностных лиц, говорится в постановлении о возбуждении уголовного дела. Вероника Воронкина хочет, чтобы ответственность за случившееся понесло не только руководство воинской части, но и медики из Печенги, которые первые обследовали Егора, сразу не оценили должным образом тяжесть ситуации и допустили, чтобы рвотные массы попали в его легкие.

Север.Реалии направили запрос в пресс-службу Северного флота Минобороны с просьбой прокомментировать случившееся в воинской части, ответа пока нет.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG