Ссылки

Новость часа

"Не представляю, как это теперь можно спустить на тормозах". Главред The Insider – о расследовании убийства Хангошвили


В Германии предъявили обвинение в убийстве бывшего чеченского полевого командира Зелимхана Хангошвили гражданину России Вадиму С. (он же Вадим К.). Хангошвили был убит в 2019-м в Берлине. Его застрелили днем по пути в мечеть, на виду у прохожих. Напавшего на него мужчину с паспортом на имя гражданина России Вадима Соколова вскоре задержали. Как выяснилось, паспорт был фальшивым, но свое настоящее имя россиянин назвать отказался.

Расследователи The Insider и Bellingcat вскоре выяснили возможное настоящее имя мужчины. По их данным, его зовут Вадим Николаевич Красиков: он родился 10 августа 1965 года в Туркестанской области Казахстана. Расследователи также выяснили, что Красиков перед поездкой в Европу тренировался на базе спецназа ФСБ "Вымпел" и оформлял паспорт через паспортный стол, который выдавал документы другим сотрудникам спецслужб.

О ситуации мы поговорили с главным редактором The Insider Романом Доброхотовым.

Главред The Insider – о расследовании убийства Хангошвили
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:46 0:00

— Есть ли сомнения в том, что за возможным киллером, которого назвала немецкая прокуратура, действительно стоит какое-то государственное российское ведомство?

— Не какое-нибудь, а Центр специальных назначений ФСБ, а именно его подразделение "Вымпел", где он проходил подготовку, на чьих военных базах он готовился в течение нескольких месяцев, в том числе непосредственно перед теми днями, когда он отправился сначала в Париж, потом в Берлин. Есть огромное множество других доказательств, в том числе паспорт, с помощью которого он преодолел границу. Он не мог бы этого сделать, если бы был просто бандитом, потому что это был настоящий паспорт, но выданный спецслужбами на ненастоящее имя.

— Может ли эта история после такого прямого указания немецкой прокуратуры на то, что это российское ведомство, быть похожей на "дело Скрипалей": санкциями и всеми неприятностями, которые могут последовать для России?

— Это зависит теперь только от политиков, потому что юридически нет никакой разницы между убийством просто обычного любого гражданина и таким показным убийством, которое мы видим сейчас. Все будет зависеть, во-первых, от того, насколько медиа будут дальше продавливать эту историю. Я напомню, что год назад пытались спустить это дело на тормозах и не придавать ему политическое значение. Только после наших расследований это вышло на уровень федеральной прокуратуры, и признали, что за этим делом стоят спецслужбы. Это все было под давлением журналистов. Если дальше журналисты и общество будут давить, то, видимо, будут политические последствия. Я не представляю, как это теперь можно спустить на тормозах, потому что Кремль должен ответить как-то: что произошло, почему их агент совершает убийство в Берлине. Даже неважно – террорист он был или нет, никакого отношения к терроризму Хангошвили не имел. Нет такого закона, который позволял бы внесудебную казнь, тем более на территории другого государства.

— А известно что-нибудь о попытках его заполучить в Россию для разбирательств?

— Известно, что было обращение со стороны России, известно, что Германия хотела получить какие-то основания для этого, но никаких оснований, в том числе о его причастности к терактам, о его причастности к исламскому подполью, не было предоставлено. И не могло быть предоставлено, потому что Хангошвили – грузин, жил в Грузии, сотрудничал с грузинскими спецслужбами. Он не имел и не мог иметь никаких отношений с настоящим исламским фундаментализмом и исламским подпольем, поэтому это все полный бред, в том числе о его причастности к [терактам] и т.д.

— В Первую чеченскую [войну]?

— Нет, во время чеченской войны – конечно, да. Но тогда давайте и Кадырова называть полевым командиром, и всех остальных, кто там воевал. Со времен окончания чеченской войны он никакого отношения к такого рода боевым действиям уже не имел.

— Что может быть с Красиковым, которого удалось установить благодаря расследованию The Insider – вашего издания?

— Я думаю, что его в любом случае ждало бы долгое тюремное заключение, но теперь он становится еще и политически важным объектом, поскольку он же может дать разные показания и он находится в руках немецких спецслужб, например, в отличие от тех, кто обвиняется по делу "Боинга". Поэтому, конечно, здесь есть интрига. Но я уверен, что он не будет давать никакие показания. Все-таки это Германия – выбивать из него их не будут.

XS
SM
MD
LG