Ссылки

Новость часа

Второй день протестов в Тбилиси. Главное за сутки


В Тбилиси на проспекте Руставели второй день продолжается стихийный митинг. Протесты начались накануне, в ночь на 21 июня. Во время столкновений между протестующими и полицейскими в Тбилиси 20 июня пострадали 240 человек. Среди них – 33 журналиста и 80 полицейских.

В пятницу вечером на площади собрались около трех тысяч человек. Перед собравшимися выступили представители самых разных политических партий. Их слоганом стала фраза "Все – минус один". "Один" – это правящая партия "Грузинская мечта".

Корреспондент Настоящего Времени рассказывает, что люди заметно обозлены и готовы остаться на ночь. Более того, они говорят, что не разойдутся до тех пор, пока правящая партия не снимет с себя полномочия.

Собравшиеся требуют также отставки министра внутренних дел Георгия Гахария, проведения досрочных выборов и освобождения задержанных на акции в ночь на 21 июня.

На отставку Гахария дали три часа, иначе, пригрозила Коалиция оппозиционных партий Грузии, митинги пройдут по всей стране. Однако Гахария заявил, что не собирается покидать свой пост.

Ранее 21 июня в отставку ушел глава парламента Грузии Ираклий Кобахидзе. Это было одно из требований протестующих 21 июня.

Пятничный митинг сами его участники назвали "Революцией молодежи", так как на него пришли в основном молодые люди и студенты. У многих из них – респираторные маски.

На акции находится и много полиции, но она ведет себя спокойно, рассказывает корреспондент Настоящего Времени. Правда, ее спецподразделения находятся на территории парламента.

Президент Грузии Саломе Зурабишвили экстренно вернулась в страну из Беларуси, где она находилась на открытии Евроигр. На брифинге она поблагодарила бригады скорой помощи и сотрудников полиции за работу, проделанную в ходе митинга 20-21 июня.

Зурабишвили признала ошибку властей в том, что был приглашен российский делегат, но предупредила об ответственности протестующих. Президент заявила, что надеется, что правительство "правильно оценит эту трагедию и на все будет дан ответ".

В пятницу вечером также стало известно, что в полицию вызвали нескольких представителей разных партий: Ираклия Окруашвили, лидера "Победоносной Грузии", Нику Мелия, представителя Национального движения, и Гиги Угулава, одного из лидеров "Европейской Грузии". В полиции подчеркивают, что это не задержание, а допрос.

Депутат российской Госдумы Сергей Гаврилов 20 июня открыл сессию проходящей в Тбилиси Межпарламентской ассамблеи православия, сидя в кресле спикера парламента Грузии. Это вызвало недовольство присутствующих депутатов. Депутаты от оппозиционных партий блокировали трибуну, не позволив российской делегации вернуться в зал заседания. Российская делегация покинула здание в сопровождении охраны.

В результате перед зданием парламента собрался стихийный митинг, который поздно ночью жестоко разогнала полиция. За разные правонарушения были задержаны 305 участников митинга. 240 человек пострадали, из них 80 полицейских. Двое потеряли глаза – в них попали резиновые пули, которыми стреляла полиция. Около 100 человек до сих пор остаются в больницах.

"Ваши пули убивают, вы убили человека!"

В числе пострадавших оказался и Беслан Кмузов. Он работал фотографом у здания парламента и был ранен резиновой пулей.

Рассказ раненного резиновой пулей в Тбилиси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:57 0:00

— Скажите, как вы себя чувствуете и из-за чего именно вы пострадали вчера?

— Чувствую себя нормально. Я снимал кадры перед парламентом, рядом со мной на ступеньках упал молодой человек. Я и еще несколько людей попытались ему помочь, мы подхватили, понесли его подальше из-под зоны обстрела. Мы все знали, что стреляют резиновыми пулями, поэтому нужно было человека отнести подальше, оказать ему помощь. Когда мы его только подняли, оказалось, что у него пробита передняя стенка живота, то есть кожа, мышцы – и оттуда вывалилась кишка. Поскольку такие ранения раньше были очень опасными, люди погибали, когда кишечник вываливается, это был большой шок. Мы когда его отвезли, я понял, что эти пули могут [убить].

Я сделал полиции такой знак – таймаут, – что ваши пули летальные. Кричал: "Ваши пули убивают, вы убили человека!" Услышав это, полицейские открыли по мне огонь, и одна из пуль попала [в меня]. Я пытался просто сказать, что они будут нарушать закон, что те пули, которые предназначены для разгона, для того чтобы никто не погиб, эти пули будут убивать людей.

— Скажите, вы видели такое раньше в Тбилиси? Так разгоняли какие-нибудь демонстрации в Грузии?

— Вот так – нет. Потому что никогда не применялись пули такого типа. Я участвовал, вернее, так же наблюдал, работая как репортер, в 2007 году, когда разгоняли митинг 7 ноября. Тогда тоже применяли [резиновые] пули. Эти пули теряли свой поражающий эффект на расстоянии уже 5 метров. На этот раз пуля пролетела от меня до спецназовца, [между нами] было как минимум 25 метров, я высчитал по гуглу с линейкой. Тем не менее, как вы видите, пуля ударила таким образом, что разрезала лоб. Насколько я знаю, такие же пули применяли еще в Панкисском ущелье. Впервые, где применяли подобного рода пули, – это в Панкисском ущелье в апреле этого года, когда разгоняли митинг местных жителей, протестовавших против строительства гидроэлектростанции.

— Подробности, которые вы приводите, довольно шокирующие. Вы могли бы рассказать, люди при этом как реагировали? Это был страх, ужас или агрессия, когда в тебя стреляют резиновыми пулями и слезоточивый газ распыляют везде?

— Знаете, человек сразу испытывает злость. По крайней мере, люди, которые там были, они испытывали и злость, и такую как бы эйфорию. Очень многие, в кого попадали пули, они окровавленные выходили прямо к спецназовцам, стояли, раскинув руки, кричали: "Ну давайте, стреляйте!" Начинали уговаривать, чтобы они прекратили воевать против своего народа, чтобы встали на сторону народа. Я сейчас далек от оценки, кто был прав, но факт, что люди не боялись этих пуль. Да, некоторое время отходили, закрывались, но те, в кого попадали [пули], они прямо к спецназовцам подходили, стояли в метре от них.

"Небывалая по жестокости история для Грузии"

Работающий в Грузии политолог Егор Куроптев рассказал Настоящему Времени, почему вспыхнули протесты и чего добиваются митингующие.

Политолог о протестах в Тбилиси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:14 0:00

— В принципе было ожидаемо по причинам того, что грузинское правительство не в очень понятную сторону движется, и уже от всех партнеров есть предупреждения, даже европейские партнеры говорят, что могут притормозить безвизовый режим до конца года. Это пока кулуарные разговоры, официальных [заявлений] нет, но предупреждения такие есть. Американские партнеры тоже прямо сказали премьер-министру Бахтадзе во время последнего визита, что выборы 2020 года станут, скажем так, тестом на демократию. Посмотрим, как они пройдут.

— И теперь оппозиция хочет эти выборы перенести на пораньше, насколько я понимаю.

— Оппозиция – это одно, а второе – здесь сегодня очень много молодежи, которая не имеет никакого отношения к политическим партиям, Ассоциация грузинских университетов собрала очень много студентов, в основном это активисты, студенты, журналисты, молодежь. Они хотят досрочных выборов, они хотят отставки министра внутренних дел, который несет ответственность за вчерашние (даже не знаю, как это назвать) репрессии в центре Тбилиси. Нас тут закидывали шашками со слезоточивым газом, стреляли резиновыми пулями и так далее. Сегодня, слава богу, митинг проходит мирно. Но, конечно, никому недостаточно отставки спикера парламента. Потому что, вы меня извините, в Грузии спикер парламента – особо никто. И все, конечно, требуют отставки главы МВД, он ближайший соратник лидера "Грузинской мечты" Бидзины Иванишвили. Это действительно было бы ударом по правящей партии.

— Как, на ваш взгляд, поведет себя власть – "Грузинская мечта", правящая партия? Насколько сильно она готова идти на уступки?

— Отставка главы МВД вполне вероятна. А насчет досрочных выборов я сомневаюсь. Досрочные выборы, наверное, означали бы последние для них выборы. Потому что в принципе даже 2020 год, когда выборы не досрочные, он для них был уже под большим вопросом. А сейчас этот вопрос стал не просто большим, а гигантским. Я думаю, что на волне протестов они бы, конечно, проиграли. И это не такая партия, которая смогла бы уйти в оппозицию, им не на чем держаться, кроме власти и денег господина Иванишвили.

— Из этого логично предположить, что если они не могут договориться, то мы рискуем увидеть новые столкновения в центре Тбилиси. Как вы могли бы охарактеризовать этот процесс? Люди готовы вновь выходить под резиновые пули и слезоточивый газ?

— Смотрите, сколько людей сзади меня. Не меньше, чем было вчера, наверное, даже больше. Не будет, я думаю, никакого слезоточивого газа и резиновых пуль больше. Власть уже поняла, что она вчера сделала, и сегодня за это ушел Кобахидзе, из-за этого депутат Куцнашвили, принимавший здесь делегацию, сдал мандат. И они идут, конечно же, на уступки. Я не думаю, что будут столкновения. Посмотрим. Не дай бог. Двести сорок человек в больницах, триста задержанных. Для Грузии это небывалая абсолютно история по жесткости. Я все-таки уверен, что были сильно превышены необходимые меры, которые вчера предпринимала полиция, несмотря на то, что заявляет власть.

— Как вам кажется, если эти меры не были необходимы, почему они пошли тогда на эти меры?

— Во-первых, у них был повод. Потому что некоторые ребята-активисты, не получив в течение пяти часов никакого ответа от власти, а здесь принято получать ответы от власти, пробовали пойти во внутренний дворик парламента, там ворота, через них перелезать и так далее. Это сразу назвали штурмом и начали обвинять оппозиционные партии в том, что это на самом деле не народный протест, а "игра Саакашвили", как обычно.

Поэтому сегодняшний протест проходит полностью без партийного участия, люди, каждый, кто выходит на трибуну, говорит: "Мы не партия, мы не Саакашвили, мы не национальное движение". Оно [подавление протеста] не было нужно. Они показали зубы, они показали, что они готовы держаться за власть вот такими путями. Но, естественно, сегодняшние результаты, итоги, реакция международного сообщества им объяснила, что так делать здесь не получится – не та страна. Реакция людей объяснит это им еще сильнее. Потому что вчера, когда бросали шашки в нас, я тоже тут был, все оббегали, конечно, но потом возвращались в еще большем количестве. Поэтому если они не хотят получить здесь всю страну, то я думаю, они не пойдут ни на какие агрессивные меры.

— То, что вы сказали, очень интересно – про заявление о том, что люди не состоят в партии, что они акцентируют на этом внимание. Какие тогда отношения получаются между митингующими и лидерами оппозиции? Поскольку именно лидеры парламентской оппозиции делают все заявления, во всяком случае, в СМИ.

— Лидеры оппозиции стоят с ними рядом. Но они не выступают, сегодня выступают именно активисты, молодежь, студенты и так далее. Лидеры оппозиции все здесь присутствуют физически. Но они не являются лицом протеста, потому что это отталкивает часть людей, которые, например, какую-то оппозицию не очень любят, и дает властям повод для каких-то дисквалификационных заявлений.

Рекомендуем

XS
SM
MD
LG