Ссылки

Новость часа

"Брат", "Таксист" и "Крылья". Главные фильмы о психологических последствиях войны


Главные голливудские студии Disney, Universal, Sony, Paramount объявили бойкот русским кинотеатрам. За неимением американских блокбастеров прокатчики решили запустить 24 марта в повторный прокат отечественные – фильмы Алексея Балабанова "Брат"и "Брат-2". Первый фильм дилогии впервые шел на экранах в 1997 году, а второй – в 2000 году. Вторая часть, несмотря на успех, не покрыла расходов на производство за счет кинопроката, но заняла первое место среди самых продаваемых видеофильмов года. При этом подавляющее большинство продаж были пиратскими.

Недавно фильм появился на Netflix вместе с другими картинами Балабанова. С 7 марта стриминговый сервис приостановил работу России, но картина и так лежит в свободном доступе на ютуб-канале киностудии СТВ. Выход культовой дилогии вряд ли можно считать попыткой заработать деньги, но можно обосновать идеологически. Герой Сергея Бодрова-младшего, вернувшийся с Первой чеченской войны солдат Данила Багров, заступается за слабых, потому что ему брат сказал, что "русских душат, значит, знают, что слабые мы сейчас". И сам не стесняется в националистических выражениях: "Не брат я тебе, гнида черножопая", "Евреев я как-то не очень". А во второй части и вовсе становится предтечей новой государственной идеологии: "Вы мне еще, суки, за Севастополь ответите". Если Данила Багров обещал, то Путин сделал.

Ни Балабанову, ни Бодрову не могло прийти в голову, что фразы Багрова могут стать руководством к действию

Некоторые критики считают дилогию Балабанова апологией шовинистического патриотизма, неслучайно вторую часть в 2015 году Государственное агентство Украины по вопросам кино запретило к показу на территории страны в связи с тем, что она содержит сцены, "которые являются унизительными для украинцев по национальному признаку, а также из-за некорректности демонстрации этого фильма во время агрессии на востоке Украины". Защитники режиссера говорят, что ни Балабанову, ни Бодрову не могло прийти в голову, что фразы Багрова могут стать руководством к действию и перекочевать в официальную пропаганду, а персонаж, которого планировалось жалеть, превратился в того, на кого захотели ровняться.

В борьбе за идеологические подтексты многие забыли о том, откуда появился герой Бодрова. Вернувшийся после войны дембель Данила, отвергаемый людьми, не находит себе места в новом мире. И после тщетных попыток устроиться в обществе, начинает делать то, чему его научили в Чечне, – убивать.

По словам самого Балабанова, идея этого фильма к нему пришла после просмотра телевизионного репортажа из Чечни, в котором показали лежавшие на земле отрубленные головы солдат. Фильм должен был стать рассказом о том, что происходит с человеком, который не в кино смотрел на эти отрезанные головы, а видел их наяву. Анализ такого рода опыта в кинематографе можно объединить общей категорией – фильмы про посттравматическое стрессовое расстройство.

Данила, несмотря на хладнокровные убийства и признаки потерянного человека, – герой, ставший в России моральным ориентиром

Проблемой ПТСР активно занимались американские психиатры после Вьетнамской войны, ветераны которой не могли избавиться от панических атак, ночных кошмаров и флешбеков, возвращающих человека к травматическому событию. Наиярчайшим примером американского кино про ПТСР стал "Таксист" (1976) Мартина Скорсезе. Недаром многие проводили параллели между отрешенностью и одиночеством героев Де Ниро и Бодрова, а Данила мечтал стать шофером, как и Трэвис Бикл. Оба решают помогать слабым и очистить мир от грязи. Но если для американской публики безумие Бикла было бесспорным, он – жертва амбиций США во Вьетнаме, человек, который не может вернуться с войны, то Данила, несмотря на хладнокровные убийства и признаки потерянного человека, – герой, ставший в России моральным ориентиром.

Спустя два года после "Таксиста" Де Ниро снова сыграл человека с ПТСР в оскароносном "Охотнике за оленем" Майкла Чимино. В отличие от "Таксиста" и "Брата", где сама война вынесена за скобки и все начинается с возвращения в реальность, Чимино показывает развитие событий в трех актах: жизнь до войны – война – жизнь после. Ключевой сценой фильма стала "русская рулетка", в которую вьетконговцы заставляют играть американских пленных. Герои де Ниро и Уокена поочередно выстреливают в самих себя, нанося тяжелейшую рану своей психике.

Вьетнамская война – не первая, после которой американским ветеранам приходилось возвращаться в суровую реальность будней. Одной из самых кассовых и успешных картин Голливуда стал фильм Уильяма Уайлера "Лучшие годы нашей жизни" (1946). В нем рассказывалась история трех ветеранов Второй мировой, которые пытаются возобновить нормальную жизнь. Тогда общество ожидало от ветеранов мгновенного включения в жизнь страны, а в американской психиатрии мало занимались подобного рода травмами.

Даже несмотря на счастливый, свойственный голливудскому кинематографу тех лет, финал, поднятые проблемы алкоголизма (герой Фредерика Марча, чтобы забыть войну, начинает пить), ночных кошмаров, инвалидности (герой Гарольда Рассела на войне потерял две руки), развода (у героев Марча и Эндрюса после войны начинаются проблемы с женами, подтверждая тезис "война убивает как на поле боя, так и в собственной спальне") как жестоких последствий войны впервые были показаны на экране именно Уайлером.

В одном из самых известных эпизодов "Лучших дней нашей жизни" бывший военный летчик Фред (Дана Эндрюс) забредает на огромное кладбище законсервированных боевых самолетов. Душераздирающая сцена, в которой герой персонифицирует себя с грудой железа, списанной в утиль, выступает критикой государственного отношения к ветеранам.

Победа в войне была приписана стране и вождю, а роль простого солдата отодвигалась на задний план "подвигом народа". Частные истории отдельных солдатских травм пришли в советский кинематограф с "оттепелью"

Советские ровесники уайлеровских героев появляются в кинематографе СССР только после смерти Сталина. До этого победа в войне была приписана стране и вождю, а роль простого солдата отодвигалась на задний план "подвигом народа". Частные истории отдельных солдатских травм пришли в советский кинематограф с "оттепелью". Герой Юрия Никулина, слесарь-алкоголик Иорданов из фильма 1962 года "Когда деревья были большими" Льва Кулиджанова, потерял жену и не может вписаться в привычную жизнь. Ослепший на войне Леонид Плещеев (Олег Борисов) в фильме Венгерова "Рабочий поселок" (1965) тоже топит горе в пьянстве, в результате которого героя сотрясают то истерики, то приступы бахвальства, сменяющиеся слезами жалости к себе. Не находит себе места и героиня Майи Булгаковой из "Крыльев" Ларисы Шепитько (1966). В прошлом боевая летчица отделена от всего мира, ей чужда дочь, сослуживцы, ученики. Она потеряла на войне первую любовь, смысл своей жизни и тотально одинока. Она начинает чувствовать себя живой, только когда угоняет самолет и оказывается снова наедине с небом.

Великая Отечественная война преследует многих героев советского кинематографа 60-х, а в новом российском кино в 1991 году абстрактная война приобретает физическую форму – "ноги". В одноименном фильме Никиты Тягунова пришедший без ноги с афганской войны Мартын (Иван Охлобыстнин) чувствует фантомные боли, видит кошмары, где его ампутированная нога существует сама по себе, смеется над ним и становится его злым двойником. Герой теряет способность разделить бред и реальность и в итоге сходит с ума.

Кадр из фильма "Нога". Режиссер: Никита Тягунов
Кадр из фильма "Нога". Режиссер: Никита Тягунов

Спустя семь лет после второго "Брата" Балабанов снял самый страшный хоррор об афганской войне, для многих искупив ошибки "Брата". Главным героем фильма "Груза 200" стал и вовсе труп солдата, вернувшийся в цинковом гробу из Афганистана. Через макабрические скитания этого трупа в мифическом городе Ленинске в 1984 году режиссер показал, как страна относится к сынам отечества, но этот фильм в повторный прокат не выпускают.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG