Ссылки

Новость часа

"Александр Григорьевич водит за нос", или "Предвыборная вечеринка "Единой России". Зачем Лукашенко и Путин встречались в Кремле


Александр Лукашенко и Владимир Путин на пресс-конференции после встречи в Кремле 9 сентября 2021 года. Фото: ТАСС

Поглотит ли Россия Беларусь, появится ли единая валюта двух стран, станет ли единой армия – и чего ждать от всех этих гипотетических перемен россиянам и белорусам. Эти вопросы возникли после очередной встречи Владимира Путина и Александра Лукашенко в Кремле на уходящей неделе: они говорили и об интеграции, и о "единой кредитно-денежной политике", и о "едином оборонном пространстве".

А ответить на них в эфире Настоящего Времени мы попросили белорусского политолога Валерия Карбалевича и редактора отдела политики российской "Новой газеты" Кирилла Мартынова.

Политолог и журналист из Беларуси и России о встрече Путина и Лукашенко 9 сентября
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:11:42 0:00

— Поглотит ли Россия Беларусь?

Кирилл Мартынов: Вы знаете, мне кажется, поглощение Беларуси проходит сейчас в российском обществе немного по другим правилам. То есть, может быть, не самой территории, и лично этого красивого мужчину с усами российские власти в ближайшие месяцы или годы не сожрут. Но мы видим, как российское общество стремительно становится похожим на белорусское. Как российские силовики, кажется, действительно учатся на уроках своих белорусских коллег, если так можно сказать, – на том, что они делали в прошлом году. И то, что они делают сейчас с этими сроками для Колесниковой – 11 лет за участие в выборах и так далее. История про фактическое поглощение, мне кажется, целиком на стороне Лукашенко. Кажется, Лукашенко готов Путина водить за нос так долго, пока ему это будет нужно.

Валерий Карбалевич: Я думаю, что такой вопрос просто не стоит на повестке дня. Сегодня это не нужно ни России, ни Беларуси по разным причинам. Если говорить о России, то я думаю, что Россия до сих пор не переварила проблему Крыма и Донбасса. И российское общество не очень одобрительно относится к внешнеполитической экспансии, потому что это ведет к снижению уровня жизни самих россиян. Я думаю, что в Беларуси тоже по вопросу о суверенитете есть консенсус. То есть это, наверное, единственный вопрос в Беларуси, в котором расколотое белорусское общество имеет консенсус. Потери независимости не хочет ни Лукашенко, ни правящий режим, ни общество, ни оппоненты Александра Лукашенко.

— Стоит ли ждать единой валюты в Беларуси и России?

Мартынов: Мне кажется, это все очевидно даже по риторике, это все дела какого-то далекого будущего: единая валюта, единый центральный банк, эмиссионный центр, как сказал Лукашенко. Все-таки через неделю в России выборы. Я вот смотрю на эти кадры [совместной пресс-конференции Лукашенко и Путина]: все это выглядит как предвыборная вечеринка "Единой России" с участием приглашенного Александра Григорьевича. Больше, к сожалению или к счастью, ничего здесь усмотреть не получается.

Карбалевич: Этот документ, даже те фрагменты, которые стали известны, – там очень много такого бюрократического сленга: гармонизация, общие подходы, объединение усилий. Я думаю, что программы пишутся чиновниками не для того, чтобы их выполнять. Понимаете, белорусская социальная модель основана на принципе ручного управления. И это ручное управление противоречит любым внешним ограничителям – будь то какие-то союзные договоренности, будь то это какие-то совместные регуляторы денежной-кредитной, валютной политики и так далее. Я с трудом представляю, что в Беларуси Лукашенко откажется от самостоятельного определения и дефицита бюджета, и масштабов бюджетного финансирования национальных производителей, уровня инфляции и так далее. Поэтому я не очень верю в перспективу реализации этих программ.

— Возможно ли создание единой армии двух стран?

Мартынов: Мне кажется, в этой фразе вообще ровным счетом ничего не сказано, просто сказано, русские и белорусы – братья навек. Мне кажется, что Лукашенко очень так польстил Путину, когда сказал, что белорусы и русские – "почти один народ". То есть не совсем один народ, но почти один народ. То есть Путин в главном прав, но почти прав. А у нас есть организация под названием ОДКБ, и Россия, и Беларусь являются ее членами. Мне кажется, все, что здесь сказано, на этом условно говоря предвыборном съезде "Единой России", все укладывается в логику того, что уже видели. Они будут сотрудничать в рамках ОДКБ, будут совместные учения – вот что имеется в виду.

Карбалевич: Вы знаете, очень важно, что произошло за последний год: это усиление российского военного присутствия на территории Беларуси. Участились совместные учения российских и белорусских вооруженных сил, и сейчас появился боевой учебный центр (такое странное название). В этом учебном центре появились на дежурстве российские зенитно-ракетные комплексы, прилетели российские самолеты – по-моему, от 4 до 12 примерно, такие цифры назывались. Очень странный учебный центр: в учебном центре вообще-то учат, а не проводят дежурство. То есть как бы создается впечатление, что под видом учебного центра создается что-то похожее на некие элементы российской военной базы.

— Чего от этого всего ждать людям – гражданам России и Беларуси?

Карбалевич: Вы знаете, слышать разговоры о правах человека из уст президентов Беларуси и России достаточно экзотичная ситуация. Если говорить о социальных вопросах так называемого Союзного государства, то в общем-то достаточно много вопросов решено. Белорусы на территории России, россияне на территории Беларуси имеют, скажем, права очень похожие и в социальном, и в медицинском плане, и в плане образования. В Беларуси россияне даже имеют право голосовать на местных выборах. Так что я не думаю, что в этом направлении что-то радикально другое еще будет решено, добавлено. И я думаю, что в этом смысле все достаточно неплохо.

Мартынов: Про одну вещь я сказал уже вначале: очевидно, что российские власти учатся на горьких уроках белорусских коллег. Конечно, Путин не хотел бы видеть в центре Москвы митинг на 1 миллион человек с национальным флагом, направленный против его власти. Конечно, это будет жестоко пресекаться. Мы видим, как в том числе этот фактор вылился в разгром российской оппозиции, организованный на сегодняшний день. Второй фактор, мне кажется, вторая вещь, которую нам стоит ждать, – это то, что российские власти и лично Владимир Путин продолжат нам рассказывать историю о том, как мы наиболее велики на геополитической арене, как мы уже присоединили Крым, а теперь братаемся с Лукашенко. Их задача – как можно на более долгий срок растянуть этот процесс для того, чтобы россиян можно было кормить геополитикой в тот момент, когда деньги будут кончаться.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG