Ссылки

Новость часа

"Атмосфера тревожности и доверия только силовикам". Социолог Лев Гудков и политолог Дмитрий Орешкин о том, кому верят россияне


Владимир Путин

Россияне все меньше доверяют Владимиру Путину, "Единой России", партиям и институтам и все больше силовикам. Одновременно люди не готовы выходить на улицы и поддержка Алексея Навального не растет, говорят исследования социологов.

О том, как меняется отношение россиян к Путину, на чем держится поддержка режима и как это отразится на предстоящих в 2021 году выборах Государственной Думы, Настоящему Времени рассказали директор "Левада-Центра" (внесен в России в реестр иностранных агентов) Лев Гудков и политолог Дмитрий Орешкин.

Лев Гудков: "Легитимность власти держится на постоянной угрозе"

Почему россияне верят только силовикам
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:15 0:00

— Россияне больше Путина доверяют только армии?

— Да, на протяжении последних двух лет немного снижается одобрение Путина, размывается ядро его твердых сторонников и растет общее недовольство. В принципе такая структура институционального доверия, когда армия, президент и ФСБ возглавляют список институтов, которые пользуются наибольшей популярностью, это выражение милитаристского авторитарного режима, потому что те институты, которые определяют повседневную жизнь населения – партии, профсоюзы, суд, полиция, – находятся в зоне устойчивого и довольно резко выраженного недоверия. Это указывает на то, что легитимность власти держится на постоянной угрозе – внешней или внутренней. Соответственно, популярность ФСБ устойчиво растет не только в связи с пропагандой, но и с нагнетаемой угрозой терроризма, подрывных элементов и так далее. Атмосфера такой тревожности, мобилизации и доверия только силовым структурам.

— После отравления Алексея Навального, после того как и сам Алексей Навальный, и другие журналисты фактически разоблачили ФСБ в том, что они якобы были причастны к отравлению Навального, доверие к ФСБ не подорвалось?

— Нет, это никак не отразилось, потому что те, кто доверяет ФСБ и спецслужбам, – это аудитория федеральных каналов. Люди никак не связывают [произошедшее] с информацией, которая распространяется по сетям. Кроме того, мы наблюдаем, особенно в последние месяцы после возвращения Навального, сопротивление всякой негативной информации о власти. Люди боятся потрясений, нестабильностей именно в связи с ухудшением экономической ситуации, нарастающей тревожности, раздражения. И всякий фактор, который [угрожает престижу власти], вызывает сопротивление.

— А что аудитория федеральных телеканалов думает о работе Государственной Думы? Ведь в этом году будут парламентские выборы в России. Доверие, я так понимаю, невысоко?

— Не просто невысоко, а резко негативное. Соотношение одобрительных и негативных оценок примерно составляет один к двум. Негативные оценки, недоверие, осуждение, я бы сказал даже, элементы презрения, [связаны зачастую] со скандалами и с теми законами, которые принимает Дума. Очень любопытно такое расхождение – при пассивном голосовании за тех кандидатов, которые назначаются в Думу, и недоверие, раздражение, неприязнь к Думе. Это орган, который действительно вызывает сильную агрессию населения на себя.

— Почему тогда за 10 лет так резко упал рейтинг фактически главного оппозиционера России Алексея Навального?

— Против него работает вся система пропаганды, очень мощной пропаганды. Его осудили и навязали ему фальсифицированное уголовное дело. И это значимо. Кроме того, еще раз говорю, именно собственная неспособность, так как общественная кастрированность общества, выученная беспомощность выражается в переносе собственной недееспособности на человека, который воплощает в себе критику власти. То есть выступает раздражителем. Значительная часть населения действительно переносит эту собственную неудовлетворенность на Навального. На это работает вся пропаганда.

— По поводу уровня протестной активности. Команда Навального больше недели назад запустила онлайн-голосование, они должны были набрать 500 тысяч голосов людей, которые готовы принять участие в протестах. Но больше недели прошло, а набрали около 360 тысяч. Это говорит о том, что протестная активность в России все-таки невысокая?

— Конечно. Раздражение очень высокое, люди считают, что протесты будут нарастать, но сами не готовы участвовать в этом. Это крайне важная вещь. Декларативные заявки на готовность выйти на улицу и протестовать достаточно высоки. Но реальность не соответствует этим декларациям, заявкам и прочему. Все-таки 360 тысяч – эта цифра поднимется и до полмиллиона. Но все-таки для взрослого населения в 110 миллионов это слишком мало.

— Мы видели на зимних протестах, что силовики действовали жестко, разгоняли все акции. Могло ли это повлиять на уровень протестной активности? Люди, возможно, запуганы.

— Реакция на насилие, ОМОН и Росгвардию очень сильно дифференцируется. Наибольшее возмущение она встречает у молодежи, у небитого поколения, которые вообще такую жестокость воспринимают как некоторый шок с такой сильной реакцией. И это остается в памяти людей, и это будет способствовать нарастанию конфронтации с властью. Но молодежь все-таки у нас численно небольшая, страна со стареющим населением. И там совершенно другое отношение.

Дмитрий Орешкин: "Центристская позиция Путина играет против него"

Дмитрий Орешкин о расколе электората Путина
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:56 0:00

— Можете ли вы согласиться, что слова Байдена, который назвал Путина убийцей, на самом деле могут сплотить российского избирателя и поднять рейтинг "Единой России"?

— Рейтинг "Единой России" они не поднимут, потому что это все-таки персонально к Путину. Как раз Путин является символом ответа врагам, окружающим любимую родину. А трогают эти слова и так базовый электорат Путина. Нового электората они ему точно не прибавят, потому что у него сейчас идет процесс отламывания электората. То, что Байден назвал его "убийцей", для тех, кому Путин не нравится, было и раньше известно. Слышали и про Литвиненко, слышали и про Навального, слышали и про Скрипалей. И понимаем, что такие вещества, как полоний или "Новичок", на Черемушкинском рынке в Москве не продаются. Для этого нужна санкция с очень высокого верха.

Что касается избирателей, то сейчас я бы отметил некоторое отделение Путина, у которого есть еще остаточные ресурсы того, что раньше называлось "тефлоновым рейтингом", от "Единой России", которая этот рейтинг потеряла. Ее скорее поддерживают не в силу тефлоновости, а в силу некоторой традиционной конформности. То есть электорат "Единой России" – это или люди, которые всегда поддерживают власть, потому что власть всегда права, – таких в России все-таки не так много, порядка четверти, – или люди глубоко зависимые, то есть пенсионеры, бюджетники и так далее. Да и то даже в этих социальных группах партия сильно недобирает. Партия вызывает гораздо большее раздражение, чем персонально Владимир Владимирович Путин.

— А что значат ваши слова "процесс отламывания электората Путина"?

— Раньше Путин был лидером всех россиян, он объединял в себе надежды и чаяния и либералов, и национал-патриотов, и отчасти даже левых. Его позиция центриста была так устроена, что к нему приходили люди от разных политических направлений. Сейчас картинка вывернулась наизнанку, и его центристская позиция, наоборот, играет в противоположную сторону. От него отламываются и национал-патриоты, которые его подозревают в трусоватости: никак не решится присоединить ДНР, ЛНР, никак не решится завоевать канал для Крыма и так далее, – давно отвалились, естественно, либералы-западники, а сейчас понемножку отваливается уже и приводной электорат, потому что люди устали ждать за 10 лет каких-то реальных прибавок к зарплате, контроля над ценами и так далее.

Так что практически с каждого направления, откуда раньше к нему притекали люди, потому что каждое направление видело в нем что-то свое, теперь отламывается, отходят по кусочкам блоки электорального тела у Владимира Путина. Но это же не касается выборов в сентябре. В сентябре мы будем выбирать партии в парламент, а это довольно заметно другая история.

— А если говорить о международной арене, мне кажется, достаточно было комплиментарное интервью Дмитрия Пескова "Аргументам и фактам", но даже там был какой-то, как мне показалось, неудобный вопрос о друзьях России на международной арене. Там он вспоминает Африку, страны Латинской Америки, там даже страны, которые входили в Советский Союз, под вопросом – не все. Есть у России истинные друзья в мире?

— "Новичок" и полоний.

— Это вы так шутите?

— Нет, это я серьезно говорю. А действительно, какие истинные друзья? Китай рассматривает Россию как северные территории, управляемые северными варварами. Иран по необходимости входит во взаимоотношения с Россией, имея в виду распространить свою модель "Исламского государства" (организация признана террористической и запрещена на территории России) на исламские территории той же самой России. Сирия – по необходимости друг. Но при таком друге и врагов не надо.

*** АНО “Левада-Центр” принудительно внесена в российский реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG