Ссылки

Новость часа

Как Россия обходит санкции в Крыму и почему в Европе не расследуют эти нарушения. Объясняют депутаты Европарламента и Верховной Рады


Газовая турбина компании Siemens. Фото: EPA

За семь лет аннексии полуострова Крым Россией не было известно ни об одном официальном расследовании нарушения европейских санкций. По данным Scanner Project, сейчас, например, Россия использует оборудование компаний из ЕС на недавно открытой станции водоснабжения в Симферополе: насосы немецкой Siemens и датской Grundfos.

Крым под санкциями, но западные технологии туда попадают. Как так получается, мы спросили члена Европейского парламента от Литвы Пятраса Ауштрявичюса и депутата Верховной Рады Украины (партия "Европейская солидарность") Алексея Гончаренко.

Депутаты Европарламента и Верховной Рады о том, почему не работают крымские санкции
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:11:10 0:00

— Алексей, вы понимаете схему, благодаря которой Россия обходит санкции в аннексированном Крыму? Если да, то можете нам ее максимально просто объяснить, насколько это возможно?

Алексей Гончаренко: Да, все очень просто: российские компании закупают то или иное оборудование якобы для материковой России, для целей непосредственно на территории России, а потом переправляют это оборудование в Крым. А европейские компании делают вид, что этого не понимают. Хотя на самом деле, конечно, понять это возможно, потому что у любого использования есть спецификации. Когда мы говорим о серьезном оборудовании – как, например, турбины, двигатели, в данном случае, как мы видим, корпорации Siemens – я думаю, если честно говорить, все компании понимали, но делали вид, что не понимают. Я думаю, что здесь очень многое зависит от европейцев, наших европейских коллег.

На Siemens должен быть наложен серьезный штраф. Я думаю, что должна быть реакция со стороны европейских контролирующих органов, чтобы показать, что это недопустимо. Со своей стороны, как народный депутат я делаю обращение в украинскую прокуратуру автономной республики Крым. Надеюсь, что мы будем это дело расследовать.

— Пятрас, а в ЕС эту схему понимают – не понимают? Знают – не знают о ее существовании?

Пятрас Ауштрявичюс: Дело в том, что ответственные за соблюдение санкций, которые накладываются Евросоюзом, страны – члены Евросоюза. То есть это уже не компетенция центральных институций Евросоюза. И вот здесь, наверное, и начинается эта чертовщина, о которой мы теперь и говорим. Отдельные большие корпорации, фирмы, в принципе, очень заинтересованы в определенных контрактах: российская сторона или, скажем, другие страны платят большие экстра-деньги, то есть прибыль огромная, и они затягиваются в такие контракты, в такие схемы. В обход санкций: как бы "я не знал", "я не знаю, куда мое оборудование будет поставляться". Как говорится, с такими "глазами свиньи", наверное, так правильно было бы сказать, они смотрят на нас и говорят: "Знаете, тут подняли вопрос, мы, в принципе, попали в какую-то схему, в которую были втянуты".

И то, что было сказано Алексеем и господином Магловым перед тем, я думаю, что это очень правильно: надо с чего-то начать. Не надо бояться этих национальных или больших корпораций – они тоже должны подчиняться закону, санкциям и вообще морали, которую мы должны соблюдать, принимая политические решения.

— Пятрас, а как вы считаете, почему ЕС не возбуждает дела, не занимается расследованием? Все-таки чья это прерогатива?

Ауштрявичюс: Это прерогатива стран – членов Евросоюза. И, кстати, надо этим вопросом заняться в Европарламенте, потому что так продолжаться не может. Я приведу еще один пример. Мы в Литве очень не рады появлению Островецкой атомной электростанции [в Беларуси]. Там тоже связаны контракты с Siemens, потому что белорусская сторона не имеет достаточно резервных мощностей, и это напрямую связано с Островецкой электростанцией, хотя все понимают, какой риск имеет эта атомная электростанция. И я вам скажу совсем ответственно: два немецких коммерческих банка, в том числе и шведский фонд по предоставлению кредитов на экспорт, завязаны в эту схему.

Мы этим занимаемся, но я вам говорю откровенно: это не только связано с Украиной, это связано со многими ситуациями. Компания Siemens закрывает глаза перед огромной прибылью, которая, наверное, им гарантируется в условиях таких контрактов.

— Алексей, а вот вообще какой должна быть в идеальном мире реакция на подобные доказанные случаи нарушения санкций европейскими компаниями?

Гончаренко: Имеет полное право Германия наложить на корпорацию Siemens очень серьезные штрафные санкции денежные. А второе – это скандал. Я благодарю вас за то, что вы освещаете эту тему, я благодарю Пятраса за его позицию, ačiū (по-литовски "спасибо" – НВ). Чем больше будет медийного освещения этой ситуации, тем лучше. Потому что Siemens, может быть, они не отдают себе отчет, но несут очень серьезные репутационные потери в этой ситуации. И это не только про Россию, это про Беларусь, как правильно сказал Пятрас. Потому что мы видим, как там Yara, другие корпорации крупные – для них бизнес и деньги превыше всего. Но я думаю, что это точно неправильный подход. Санкции должны работать, и агрессор, который захватил территорию независимого другого государства, должен нести тягости от этого, а не просто заниматься business as usual, как мы видим в данном случае.

— Алексей в обход санкций в Крым поставляются промышленные водяные насосы, были газовые турбины Siemens, когда там были проблемы с электроэнергией, с электричеством. У вас есть какие-то данные, а что еще? Один из спикеров нам сказал, что вообще около 100 компаний нарушают эти санкции.

Гончаренко: Сейчас самая острая тема – это вода. Очень правильно вы подняли тему, потому что в Крыму катастрофа с водой. Но я хотел бы обратить внимание: Россия стремится показать, что якобы это следствие каких-то действий Украины. Конечно, Украина остановила подачу воды по Северо-Крымскому каналу, потому что по международному законодательству за ситуацию на полуострове несет ответственность оккупант.

Но я хотел бы обратить ваше внимание на то, что в Крыму достаточно воды для населения Крыма. Это очень важно. И я хочу, чтобы европейцы знали это: воды сегодня в Крыму не хватает из-за того, что Россия превратила Крым в огромную военную базу, в такой себе тюремный остров Алькатрас вместо полуострова Крым. Из-за этого сегодня в Крыму не хватает воды. Потому что для граждан Крыма, для мирного населения Крыма воды абсолютно в Крыму достаточно. А вот сегодня то, что мы видим нехватку, – это связано с этой огромной милитаризацией. И вокруг этой милитаризации много европейских компаний пытаются заработать деньги. Пример Siemens самый яркий, но я боюсь, что, к сожалению, не единственный. Поэтому здесь должно быть очень жесткое наказание. И когда увидят остальные компании, насколько они рискуют, тогда они, я думаю, прекратят эту деятельность.

— Пятрас, хоть в какой-то момент после аннексии европейские санкции на самом деле полноценно действовали, как вам кажется

Ауштрявичюс: Я бы сказал, что в большинстве случаев да, действуют. Это послание поняли все европейские компании. Были там различные ситуации. Кстати, некоторые литовские компании были втянуты, потому что они имели недвижимость, уже были сделаны инвестиции, продавались какие-то там квартиры и так далее. То есть это был продолжительный проект. Это я понимаю, что они больше не инвестируют и сказали: "Мы извиняемся, была такая ситуация". Но начинать новые проекты, поставлять оборудование или какие-нибудь технологии – я думаю, что во многом европейские компании поняли, в какую ситуацию они могут быть втянуты.

Но я бы возвратился бы еще раз к позиции, высказанной Алексеем: мы не можем так пассивно наблюдать за тем, что происходит. Я не думаю, что даже Siemens может диктовать политические условия независимой стране, [такой] как Украина и как Литва. Это одна из компаний, я извиняюсь, большая, но одна из компаний. Я думаю, что надо просто принимать такую человеческую позицию: писать письма, обращения. Если мы напишем, скажем так, десять тысяч, сто тысяч писем, открыток пошлем этой компании и выскажем свое "нет" четко и ясно, это все-таки подействует на умы руководителей этой компании. Я думаю, что не надо тут ничего ждать, надо взять и сделать. Алексей, давай организуем такую кампанию? Просто надо давить, потому что сколько можно играть с такой ситуацией.

Гончаренко: Правильно, Пятрас. И я полностью поддерживаю, договорились, так и сделаем.

— Алексей, один из спикеров в нашем сюжете сказал, что на самом деле и сама Украина мало что делает, чтобы следить за соблюдением санкций в аннексированном Крыму, то есть не возбуждаются дела, он говорит. Вы согласны с этим?

Гончаренко: Возбуждаются дела. Более того, я хочу сказать, что прокуратура Крыма, которую возглавлял Гюндуз Мамедов, сейчас он как зам. генерального прокурора курирует эту сферу, там есть реальные очень серьезные достижения. И она очень активная, знаете, по-хорошему "зубастая", которая может укусить и вне зависимости от регалий. Поэтому я обязательно сделаю депутатский запрос в прокуратуру Крыма. Может быть, какие-то вещи пропускаются, но вот здесь благодаря СМИ, благодаря социальным сетям я думаю, что это все можно наверстать.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG