Ссылки

Новость часа

Одиночные пикеты в фейсбуке и задержания у метро. Как выглядят протесты в России во время коронавируса


Задержание участников несогласованного митинга у здания ФСБ в Москве. 14 марта 2020 года

Пандемия коронавирусной инфекции COVID-19 и связанные с ней карантинные меры изменили жизнь людей во многих странах. В России одной из сфер, на которую повлиял коронавирус, стала уличная протестная активность. Так, на фоне распространения инфекции в Москве и других городах набирала обороты кампания против обнуления сроков Владимира Путина – однако массовые митинги были запрещены, причем мэрия объясняла запрет мерами по борьбе с распространением инфекции.

Тем не менее протестные акции в России продолжаются – против поправок к Конституции и в поддержку политзаключенных активисты выходят на одиночные пикеты, а некоторые перевели митинги в интернет. При этом во многих городах полиция теперь задерживает даже за участие в одиночных пикетах – ссылаясь на запрет на проведение массовых мероприятий из-за коронавируса.

Настоящее Время поговорило с участниками этих акций о протестах во время эпидемии и о том, как протестное движение будет адаптироваться, если власти еще больше ужесточат карантинные меры.

Илья Азар

журналист, муниципальный депутат московского района Хамовники, координатор еженедельной акции "Метропикет" (одиночные пикеты возле станций московского метро), которая на прошлых выходных была проведена в интернете

Илья Азар
Илья Азар

У нас есть сплоченное сообщество координаторов станций метропикета, где мы все вместе обсуждаем разные вопросы, в том числе организационные. Собственно, еще после предыдущего "реального" метропикета, думаю, каждый пикетчик – ведь в подавляющем большинстве это самые ответственные граждане – понимал, что, возможно, придется реагировать на ухудшающуюся эпидемиологическую обстановку.

На мой взгляд, формально одиночные пикеты под указ Собянина о запрете на массовые мероприятия не подпадают. Риск заразиться или заразить коронавирусом в одиночном пикете у метро, по-моему, намного ниже, чем этот же риск в самом метро или другом общественном транспорте, в лифте, на работе или в очереди в магазине. Конечно, митинг 22 марта, который мы объявили и пытались согласовать в мэрии, куда более опасен, поэтому мы его решили не проводить ради здоровья его потенциальных участников.

По поводу перевода метропикета в интернет-режим или в домашний режим были сомнения, но все-таки решили поберечься. Кстати, некоторые метропикетчики все равно вышли к метро.

Никто и не говорит, что формат метропикета изменился насовсем. Да, наш обычный формат – это пикет у разных станций метро, но в феврале мы проводили метропикет как одну пикетную очередь у здания ФСБ на Лубянке против приговора по делу "Сети", а в марте метропикет на один раз стал цепью одиночных пикетов по Бульварному кольцу, так что мы пробуем разные варианты. Другое дело, что улучшения ситуации с коронавирусом в ближайшем будущем ожидать не приходится, но точно мы определимся [с форматом акции на ближайшее время] в конце недели.

Метропикет, да и вообще протест – это не бизнес и не стартап, мы KPI не ставим. Но, конечно, первоначальным целям – просвещать людей, которые больше смотрят телевизор, чем читают интернет, и верят Киселеву с Соловьевым, а также воодушевлять своим примером единомышленников, которые предпочитают пока возмущаться на кухнях, – виртуальный метропикет соответствует слабо. Разве что осваивать TikTok и "Одноклассники"?

[При этом] потенциально в виртуальном или, как мы его назвали, вирусном пикете может принять участие куда больше людей. Не все могут или хотят выходить в пятницу на улицу, да и задерживать за это не должны. А это немаловажный фактор, ведь незаконные задержания на одиночных пикетах в Москве в марте участились.

Эмиль Юнусов

московский активист, участник "Бессрочного протеста" последнюю неделю участвовал в одиночных пикетах по городу

Эмиль Юнусов на пикете в Москве
Эмиль Юнусов на пикете в Москве

Всю последнюю неделю ежедневно я участвую в пикетах за освобождение политических заключенных и обнуления президентских сроков Путина. В последнее время, после того как ситуация с эпидемией коронавируса стала усугубляться, проводить одиночные пикеты стало сложнее.

Это довольно неприятная ситуация, что людей, стоящих в одиночных пикетах стали регулярно задерживать. Одиночные пикеты – это то немногое, что у нас осталось, и лишить нас этой возможности перед голосованием из-за вируса очень удобно [для власти].

Пикет в домашних условиях не является альтернативой и к идее интернет-пикетов я отношусь отрицательно. Если организаторы не хотят [устраивать] одиночные пикеты, можно и что-то другое организовать, чтобы [власти] пожалели о запрете.

Я не верю, что одиночное пикетирование может нести реальную угрозу даже [в условиях] эпидемии коронавируса. Прекращать пикетирование нельзя. Вообще, одиночные пикеты – это наш минимум, а как максимум – нам не нужно пикетами ограничиваться. В связи с этим я сожалею, что организаторы отменили запланированные ранее протестные митинги.

Повторюсь, текущая ситуация – это не повод сдавать позиции. Если ты хочешь что-то делать или за что-то агитировать в интернете, ты можешь делать все что угодно: записывать видео, обсуждать со знакомыми какие-то действия и так далее. А сама идея пикета подразумевает, что ты не сидишь дома, а выходишь на улицу. С помощью пикетирования ты доносишь свою позицию до незнакомых людей.

Даже если условия карантина ужесточат, я думаю, что будут люди, которые откажутся уходить с улицы и будут на свой страх и риск проводить акции.

Я считаю, что ближе к дате голосования – 22 апреля – массовых акций оппозиционного характера должно становиться больше. И в условиях эпидемии коронавируса их организацию можно переформатировать. Например, вместо одной или нескольких многочисленных акций можно провести множество немногочисленных. Тогда угроза вируса будет не такой существенной.

Агитация в интернете – это хорошо, но и на улице нельзя бездействовать. Если [одиночный] пикет, последнее законное средство [протеста], пытаются отнять под предлогом вируса – это повод действовать еще активнее.

Павел Степанченко

бывший депутат городского совета Алушты, участник метропикетов в Москве

Павел Степанченко в одиночном пикете в Москве
Павел Степанченко в одиночном пикете в Москве

В метропикетах я участвую регулярно. В последнюю пятницу, 20 числа, я, как и обычно, вышел к станции метро Щелковская, постоял около часа с плакатом и пошел домой.

Что касается разговоров о пандемии, безопасности, коронавирусе и так далее. Я приведу такой пример: в московском метро, например, все сотрудники полиции, которых я встречаю, когда еду по делам, ходят без масок, подходят к прохожим, разговаривают с ними. При этом мне, участнику [серии] одиночных пикетов, говорят, что я, 40 минут простояв у входа на станцию, могу нести какую-то угрозу прохожим. Это смешно.

Как говорится, эпидемия эпидемией, а жизнь – по расписанию, поэтому в следующую пятницу я обязательно выйду с плакатом к одной из станций метро. Это не митинг, не массовая акция, об этом не нужно никого уведомлять, поэтому никакие запреты одиночных пикетов не касаются.

Если ситуация с эпидемией будет ухудшаться, то, разумеется, логично, что власть может принять какие-то нормативные акты с целью ограничить любые публичные мероприятия. Но в таком случае начать им будет нужно с главного публичного мероприятия – того голосования, которое они наметили на 22 апреля.

Если власть пойдет таким путем, я готов прислушаться к этому решению, но если они, запрещая одиночные публичные акции, параллельно будут готовить массовое голосование, привлекая туда огромное количество людей по всей стране и подвергая их опасности, я не вижу повода нам сидеть дома и не выходить на пикеты.

Эмиль Гараев

организатор движения "НЕТ!" в Казани, принимал участие в митинге 22 марта против поправок к Конституции РФ

Мы согласовывали наш митинг еще до начала всей этой истории с коронавирусом. Буквально за несколько часов до начала мероприятия нам вынесли предостережение о недопустимости нарушения закона. Параллельно наше местное правительство утвердило постановление, что в публичных акциях могут принимать участие не более 19 человек.

Мы сразу начали принимать меры, делать рассылку, где написали, что внутри за оградой будет всего 19 человек, а все остальные могут просто прийти к нам в качестве слушателей. В итоге так и получилось, внутри ограды стояли организаторы и еще несколько участников, а все остальные – за ней.

Мы предприняли меры безопасности, у нас были специально пошиты 70 масок, у нас был специальный раствор, которым можно было обработать руки, были активисты-медики, которые измеряли людям температуру.

Я думаю, что эта ситуация, все эти условия, которые выставило нам наше правительство, не связаны с борьбой с эпидемией. Мне кажется, что такое постановление было принято конкретно под наше мероприятие.

Мы постоянно продумываем запасные варианты на случай, если у нас объявят строгий карантин. Не получится проводить митинги – перейдем к одиночным пикетам, запретят пикеты – будем ходить расклеивать листовки, лишат и этой возможности – будем работать в социальных сетях.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG