Ссылки

Новость часа

"Вирус не различает между верующими и неверующими". Архимандрит Кирилл (Говорун) о том, как религиозные организации упустили пандемию


В апреле 2020 года важнейшая православная святыня Украины – Киево-Печерская лавра – закрылась на карантин: по последним данным, не менее 30 обитателей монастыря заразились коронавирусом. COVID-19 обнаружили в том числе у наместника лавры митрополита Павла – ранее он призывал верующих не бояться эпидемии, приходить в храм, причащаться и причащать маленьких детей. В преддверии православной Пасхи Настоящее Время поговорило с профессором университета Лойола-Мэримаунт в Лос-Анджелесе архимандритом Кириллом (Говоруном) о том, как религиозные организации по всему миру недооценили опасность коронавируса – и что они могут сделать, чтобы помочь борьбе с пандемией.

– Не только украинские священники, но и патриарх Кирилл призвал в России воздержаться от посещения храмов, молиться дома. В Европе большинство церквей закрыты. Приближается важный для верующих людей праздник – Пасха. Стоит ли ходить в церковь?

– Как говорил в своем обращении патриарх Кирилл, выступали в том числе архиереи и Русской православной церкви – пошла целая серия выступлений, – они не рекомендуют, говоря, что не нужно приходить на Пасху, в храм в том числе. И это разумный совет, разумная мера, которая, безусловно, поможет предотвратить дальнейшее распространение эпидемии.

– Есть случаи, когда священники причащают прихожан из одной ложечки. Вы наверняка видели это видео, это было во Львове. И это явно не одобряют врачи. Как этого можно избежать?

– Заставить всех отказаться от этого способа причащения невозможно, хотя все церкви централизованно, практически в один голос рекомендовали изменить практику причащения. И во многих приходах с самого начала пандемии перешли на новую практику, которая исключает такого рода контакт между потенциально зараженными и другими членами общины, конгрегации. Все рекомендации были озвучены и изданы. Теперь дело за исполнителями. Тот эпизод, который вы показали, он вопиющий, он противоречит всем рекомендациям – и даже прямым указаниям, которые были сделаны церквями.

– Может ли верующий прийти со своей ложечкой? Или, может быть, дать одноразовые [ложечки]?

– Были разработаны очень разумные, на мой взгляд, традиционные меры причащения. Не нужно приходить со своей ложечкой – в некоторых случаях используют индивидуальные пластиковые или деревянные ложечки. В некоторых случаях выносят, как в древней церкви это было, на дискосе – на специальном блюде – раздробленные священные дары и вкладывают прямо в рот причащающимся. Но сейчас даже эта практика значительно ограничена. Большинство церквей закрыто, и литургия совершается за закрытыми дверями. Так что в большинстве случаев верующие не могут прийти и даже таким образом получить причастие. И как раз для таких случаев рекомендована такая практика, когда верующим, например, могут передавать священные дары, которыми они причащаются, домой. Так, чтобы они могли хранить дары дома и причаститься, например, на Пасху.

– Я не видела в последние дни прямых призывов приходить в церковь, но в начале пандемии точно помню, что было множество таких обращений от отдельных священников. Например, [митрополит] Павел – наместник Киево-Печерской лавры, и от некоторых российских священников. Вы понимаете, почему они это делали? Какая логика?

– Во-первых, я хочу сказать, что там, где настолько пренебрежительно и легкомысленно отнеслись к пандемии, именно там и оказались, наверное, наибольшие очаги заражения. Причем это характерно не только для православных церквей. Посмотрите на ситуацию в Южной Корее – там первый очаг появился именно в фундаменталистской протестантской общине, которая игнорировала все призывы и говорила: наша вера такая сильная, нам наплевать на все предупреждения. Вот они стали рассадниками пандемии.

– И там даже завели дело против них, если я не ошибаюсь.

– Совершенно верно, уголовное дело. Аналогичная ситуация произошла, например, в Нью-Йорке. Там один из наибольших очагов заражения – это одно из графств штата Нью-Йорк, где проживают ортодоксальные иудеи, которые тоже игнорировали призывы властей, в том числе губернатора штата. И они оказались наибольшим очагом заражения в штате Нью-Йорк, который, как вы знаете, сейчас очень сильно страдает от пандемии – там очень высокие цифры заболеваемости и смертности.

И так получилось, что действительно звучали очень иронические комментарии от наместника Киево-Печерской лавры владыки Павла. И от наместника Ионинского монастыря владыки Ионы, которые даже насмехались над теми, кто пытался себя сохранить и сохранить здоровье близких людей и воздерживался от такого активного участия в богослужебной жизни. Так оказалось, что именно эти монастыри стали рассадниками и очагами заражения. Поэтому, конечно, уже поздновато принимать те меры, которые были приняты, но лучше позже, чем никогда, как говорится.

– А вы понимаете их логику? Почему они так говорили?

– Логика такая, что мы должны проявить свою веру, мы должны не дать слабину, должны всем продемонстрировать свою веру, наша вера спасет нас от заражения. Если кто боится заразиться – у того вера слабая. В общем-то, эта логика понятна с точки зрения верующего человека, но в случае эпидемии вирус не различает между верующими и неверующими, как оказалось. И в большей мере, может быть, даже оказываются зараженными верующие люди, даже священнослужители. Некоторые даже умерли. Умер один владыка – епископ Сербской православной церкви. Мы знаем, что в Италии десятки священников умерли.

В данном случае вирус не разбирает, кто верующий, кто неверующий. В данном случае риторика такого бравирования своей верой, она может быть опасной и привести к печальным последствия. Мы сейчас слышали заявления того же самого владыки Павла и владыки Ионы, которые говорили – вот нас болезнь не постигла. Но ведь никто из них не сказал, что могли заразиться десятки людей, которых они призывали приходить на эти богослужения. И кто понесет ответственность за тех зараженных, которые поверили этому слову и пришли на это богослужение?

XS
SM
MD
LG