Ссылки

Новость часа

"Из актового зала вынесли стулья, чтобы складировать задержанных". Рассказ Ильи Силича из Бреста, которому при задержании проломили череп


Во время акций в минувшие выходные и неделей раньше журналисты и правозащитники заметили, что силовики в регионах – Гродно, Гомеле, Бресте – ведут себя во время задержаний протестующих жестче и грубее, чем в Минске. В людям в лицо распыляют газ, стреляют в воздух, избивают дубинками и тащат по земле.

Жителя Бреста Илью Силича задержали 20 сентября, во время "Марша справедливости". Протестующим преградил дорогу ОМОН, Илью втащили в автобус и избили. Врачи диагностировали у Силича перелом костей черепа и ушиб мозга. Вот что он рассказал об этих событиях в эфире Настоящего Времени.

Рассказ Ильи Силича из Бреста, которому при задержании проломили череп
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:33 0:00

— Я вижу, что у вас на лице до сих пор не прошли синяки. Скажите, пожалуйста, когда вас схватили, кто вас бил и где это происходило?

— Меня схватили на митинге в центре города, на Советской, все знают в Бресте эту улицу. Схватили, посадили в бусик, меня избивали в бусике. Потом нас завезли в центральное РОВД, которое находится на Машерова, и там тоже нас головой в пол – и избивали. Там специально заранее вынесли из актового зала стулья – то есть, скорее всего, это все заранее планировалось, избивание.

— Почему вы думаете, что избиение планировалось заранее, как вы это поняли?

— Говорю, что из актового зала вынесли стулья: то есть они заранее планировали туда складировать задержанных. Нас там всех положили в пол, после того как избили. После этого нас сортировали по автозакам в другой, Ленинский ОВД.

— А били люди в какой форме?

— В форме ОМОНа, только без бейджиков, просто люди в черном, в шлемах. Как можно у вас в видео [видеть], сейчас картинку показывают.

— У вас повреждения головы, ушиб мозга, перелом черепа, если я не ошибаюсь. Во-первых, мне хочется понять, это значит, вас прицельно били в голову? Или это случайно получилось?

— Специально били. И причем били профессионально. То есть я пытался защитить лицо – он меня начинал бить по телу, я открывал лицо – и он начинал меня бить ногами в лицо.

— Что изменилось в тот день, когда это случилось, для вас? Как вы сейчас живете после 20 сентября?

— Я сейчас чувствую себя более свободным, я сейчас понимаю, что ОМОН – это не страшно. То есть я сейчас себя чувствую более свободным, более позитивно настроенным. Я сейчас понимаю, что мы идем к победе, я понимаю, что власть нас боится.

— Вы понимаете чувства людей, которые сейчас просто на улице пытаются ОМОНу помешать хватать людей, отчего это происходит?

— Да. Извините, когда посреди города кто-то без опознавательных знаков, без имени-фамилии – это, может, вообще какие-то бандиты – хватают людей, у людей, конечно, есть недовольство. Они видят, что подъезжает бусик, из него выскакивают какие-то люди в шлемах и начинают просто хватать людей. Причем очень много случаев было, когда просто случайных людей хватали. В моем бусике был один задержанный мужик, он говорил: "Я просто в магазин шел". Я ему поверил, он так убедительно это сказал. И они там что-то начали шутить, типа: "Б*я, не повезло тебе, мужик".

— По-разному развивается история протеста в Беларуси. И в разных городах, наверное, есть какие-то разные основания для этого. Можно ли сейчас сказать, что Брест успокаивается и сейчас на этом этапе люди на улицу ходить перестают? Или нет?

— Мне кажется, что Брест не останавливается. Брест – вообще молодцы, для такого города, где очень большой процент бюджетников, где очень много людей, которые, когда выходят, понимают, что они могут потерять работу, могут здоровье потерять. Мне вполне могли выбить глаз, меня вообще могли сделать инвалидом, я мог бы быть вообще парализованным. То есть я многим рисковал, когда выходил.

И у нас сейчас еще появился новый фактор, который, скорее всего, снова подольет бензин в костер. У нас власть местная отказалась от референдума по аккумуляторному заводу. Это должен быть вообще первый местный референдум в Беларуси. Его Лукашенко обещал, это было в его предвыборное турне, когда он приезжал в Брест.

— То есть это, вы думаете, может заставить людей уже по другим, не связанным с выборами, историям продолжать высказывать свое недовольство, несогласие?

— Да. Тут просто в чем дело: Брест вообще первый по протестам в Беларуси. Протесты в Бресте начались еще за два года до всех этих событий с выборами, потому что люди протестовали против аккумуляторного завода. Есть целая группа людей, их в народе называют аккумуляторщики. Они выходили каждое воскресенье, у них была традиция "кормить голубей".

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG