Ссылки

Новость часа

Эксперт о том, кто смотрит и для кого работает госТВ Беларуси


Для кого включен белорусский телевизор, кто его смотрит, верят ли новостям на госканалах и зачем так стараются российские пропагандисты, присланные на помощь Александру Лукашенко в Минск? Об этом программе "Смотри в оба" рассказал белорусский медиаэксперт Павлюк Быковский.

Медиаэксперт о работе госТВ Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:31 0:00

– В последние недели и даже месяцы мы наблюдаем информационное противостояние между независимыми СМИ и государственным телевидением в Беларуси. Регулярно от участников протестов приходится слышать, что "никто телевизор не смотрит". Могли бы вы обрисовать портрет типичного зрителя госканалов вашей страны?

– Тут есть некоторая сложность, поскольку у нас исследования СМИ очень ограниченные и несколько лет весь рынок не измерялся, а с 1 января у нас изменилась вообще система измерения.

Если брать тенденцию и говорить о том, кто обычно смотрит белорусское телевидение, это люди 65+, это, в основном, жители регионов, но тогда, когда исследование верифицировано было и признавалось всеми на рынке, была известна забавная вещь: когда начинается информационная программа, люди уходят, когда начинается прогноз погоды, люди возвращаются.

Если брать эту весну, когда была история с коронавирусом, был некоторый всплеск, когда молодежь узнала о существовании телевидения. Многие люди захотели остаться дома, у нас не было в Беларуси карантина, никакого требования находиться дома не было, но многие люди захотели, и вот тогда был пик телесмотрения молодежью. Но это прошло и сейчас, из-за того, что люди мало доверяют государственным телеканалам в целом.

– Получается, что популярность госканалов упала еще до выборов? Почему?

– Тут два фактора – не только нет доверия, но еще и неинтересно. Поскольку там был бесконечный рассказ про посевную, уборочную, про то, как Александр Лукашенко посетил одно предприятие, другое предприятие. Они, в общем-то, не влияют на жизнь людей.

Когда же повестка дня становится другой, иногда люди на это подключаются. И есть примеры, когда были всплески интереса. Но сейчас, к сожалению, просто нет социологического инструмента, с помощью которого можно бы было измерить и сказать вам достоверную информацию, что люди сейчас подключаются или отключаются к государственным телеканалам.

– Если телевидение в Беларуси не особо популярно и на избирателей не влияет, то ради чего стараются власти? Зачем стране три похожих канала с одинаковыми выпусками новостей?

– Тут есть замечательный один зритель, для которого это нужно показывать. Когда-то Ленину в санаторий привозили специально изготовленный номер газеты, сейчас вот у нас есть несколько государственных телеканалов, они должны показывать картинку, чтобы, переключая каналы, везде было все хорошо.

Это один ответ. Второй ответ: это бюрократическая система, и она действует по инерции. Но с другой стороны, <...> и самостоятельно, и опираясь на советы коллег из Москвы, правящий режим начал работать в соцсетях и в телеграм-каналах очень активно, и они создают информационные вещи, которые дают медиаэффект и которые традиционные СМИ не умеют и не успевают обработать.

И такие истории повторяются. И когда происходят вбросы такой информации либо интерпретации событий, например, про то, что Колесникова очень рвалась из Беларуси. <...> Если бы она не порвала свой паспорт, если бы не было такой информации, то сценарий бы получился.

Потому что до сих пор получалось так, что людей вывозили и люди оказывались за границей. Что они говорят, это неважно. Тут пропаганда не сработала, но обычно она иногда срабатывает, и обычно такие хитрые повороты темы идут через неофициальные каналы, но они убеждают людей, что, может быть, есть и такой вариант интерпретации.

И вот эта вещь, она работает, на нее обращают внимание. А государственные телеканалы – наверное, все-таки для одного важного зрителя.

XS
SM
MD
LG