Ссылки

Новость часа

"Попытка разделить на радикалов и умеренных". Политический обозреватель – о задержаниях в Беларуси и встрече Лукашенко с политзаключенными


В Минске и других белорусских городах проходят задержания участников акции "Марш гордости" и журналистов. В Минске очевидцы сообщают о взрыве возле стелы "Минск – город герой". А в субботу Александр Лукашенко провел встречу в СИЗО с арестованными членами белорусской оппозиции, включая Виктора Бабарико.

О ситуации мы поговорили с политическим обозревателем Игорем Ильяшем.

Политический обозреватель – о задержаниях в Беларуси и встрече Лукашенко с политзаключенными
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:45 0:00

– Первый вопрос мой будет по поводу визита Лукашенко в СИЗО, поскольку мы только что показали его разговор с арестованными лидерами оппозиции. Есть ли у вас понимание – что это было такое?

– Я думаю, что первое, о чем свидетельствует вчерашний визит Лукашенко в СИЗО КГБ, – это то, что власть на самом деле проявляет слабость. Власть не чувствует себя достаточно уверенно, чтобы продолжать гнуть только линию террора, только линию репрессий. На мой взгляд, это беспрецедентное решение – поехать и провести этот разговор с политзаключенными в СИЗО КГБ. Это такая попытка Лукашенко разделить протест, условно говоря, на радикалов и умеренных. То есть договориться с частью оппозиции, с частью протестующих, скормить им некую псевдоуступку вроде такого диалога, который он продемонстрировал в СИЗО КГБ, как он абсурдно бы ни выглядел. И таким образом пацифицировать эту часть протестующих, эту часть оппозиции. А с теми, кто будет продолжать выходить на улицу, будут вести себя так, как сейчас, собственно, ведут себя силовики – это применение спецсредств и такая показательная жестокость. Я думаю, именно то, что это происходит именно в связке суббота-воскресенье, именно такое поведение властей демонстрирует то, что это попытка разделить протест на тех, кто согласится на эти псевдоуступки, и тех, кто будет продолжать выходить, и против них можно будет использовать максимально жестокие методы.

– Как вам кажется, как протестующие отреагируют на такой силовой разгон? Мы знаем, что когда предыдущие разы силовики действовали подобным образом, это только усиливало протестную волну в Беларуси.

– Я думаю, что и на этот раз не удастся путем такого запугивания, путем этого террора подавить протесты, потому что в том числе и вчерашнее событие – вчерашний визит в СИЗО КГБ, он, к сожалению, был воспринят в белорусском обществе как проявление слабости, потому что действительно [этот] шаг для Лукашенко беспрецедентный. Если он идет на такой беспрецедентный шаг, это свидетельствует о том, что он чувствует себя неуверенно. Ну и вкупе с такой жестокостью сегодня это действительно может только подстегнуть протестующих снова и снова выходить на улицы.

– Как вам кажется, это была его идея? Я читал мнения и догадки в социальных сетях о том, что это могло быть как-то навеяно ему политическими коллегами.

– Я не исключаю, что это могло быть навеяно его окружением. Плюс я думаю, что достаточно важное значение имеет позиция Кремля в отношении белорусского политического кризиса. Я бы напомнил, что в свое время был не так давно инсайт от Алексея Венедиктова, что во время сочинской встречи Путина и Лукашенко обсуждалась в том числе судьба Бабарико, были навязчивые заявления российского МИДа по поводу того, что конституционная реформа в Беларуси – это залог урегулирования политического кризиса. Хотя, опять-таки, в чем должна заключаться эта конституционная реформа, никто не говорит – ни Москва, ни Минск не детализируют. Но между тем очевидно, что без некоего консенсуса, без хотя бы видимости некоего диалога легализовать эту конституционную реформу просто будет невозможно.

Я подчеркну, что как раз главной темой того, что показали госСМИ, что показала пресс-служба Лукашенко, это был эпизод, где он говорит о том, что нужно обсуждать конституционную реформу не на улицах. Это как раз попытка создать имитацию диалога и таким образом легализовать конституционную реформу, к которой, судя по всему, подталкивает Москва. Какая конечная цель Москвы в данном случае, что конкретно они хотят увидеть от этой конституционной реформы и зачем, пока остается непонятным.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG