Ссылки

Новость часа

"Власть стала его жизнью". Первый президент Украины Кравчук о том, пойдет ли Лукашенко на переговоры с протестующими


В Беларуси продолжаются протесты, которые перерастают в столкновения между силовиками и активистами. Верховный суд опубликовал список из более чем 500 человек, задержанных за время акций начиная с вечера 9 августа и приговоренных к административному аресту.

О ситуации в Беларуси и возможных вариантах ее развития мы поговорили с первым президентом Украины Леонидом Кравчуком. Сейчас он представляет Киев в трехсторонней контактной группе, которая занимается урегулированием ситуации на Донбассе и заседает в Минске.

Первый президент Украины Кравчук – о действиях Лукашенко и ситуации в Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:13:54 0:00

— У вас есть очень вероятная реальность встретиться с Александром Лукашенко в ближайшее время, учитывая ваш нынешний статус, что бы вы ему сказали? И если можно, передайте ему что-то сейчас в эфире, в четверг, 13 августа.

— Я не думаю, что мы так быстро встретимся с господином Лукашенко, потому что у нас пока из-за коронавируса проходят встречи Минской контактной группы в виде видеоконференции.

— Скажите ему, пожалуйста, сейчас в эфире то, что вы бы хотели ему сказать.

— Я хотел бы ему сказать следующее: он должен очень внимательно и глубоко изучить недавний опыт Украины. Тогда на улицы вышли люди, студенты, и власть решила использовать против них силу и побила их, и это закончилось очень плачевно для президента, и президент вынужден был тайно бежать из Украины. В Украине начались очень серьезные конфликты, которые превратились в войну России против Украины, аннексия Крыма. То есть произошли драматические события, без преувеличения. Поэтому, я думаю, господин Лукашенко все об этом знает. Он не раз высказывался по этому поводу. И давать ему информацию не нужно – он ее знает.

Но у меня требование. Как человек, который подписал Беловежское соглашение вместе с председателем Верховного совета Беларуси господином Шушкевичем и премьером Кебичем, которое поставило точку для самой страшной империи в мире – Советскому Союзу. Я думаю, что, подписав это соглашение, белорусский народ поверил, что он пойдет путем демократии, свободы, путем решения всех сложных вопросов Беларуси с помощью цивилизованных путей. Я так думал.

Президент Лукашенко делал разные шаги. Я не могу сказать, что изучил их досконально все, но то, что делается сегодня, оно совершенно не вписывается ни в какие нормы международного права, оно совершенно не вписывается в то важное консенсусное соглашение 1991 года, оно не вписывается в демократические нормы жизни человека, роли, силы и значения человека как личности. Поэтому я просто хочу, чтобы опытный – я теперь могу это сказать, – знающий немало президент Лукашенко и его службы сделали все, чтобы остановить этот трагический для Беларуси процесс.

— Власть того стоит?

— Тут пусть решит белорусский народ. Я сегодня говорю то, что я думаю о том, что происходит. Белорусский народ может все решить – он это показал. Мы только что с вами смотрели, как вышли женщины с цветами, показывая, что они, женщины, нося в себе жизнь, они не хотят смертей, они не хотят насилия. Они просят, они требуют, они цветами доказывают, они улыбаются, но эта улыбка стоит больше пулеметных очередей. Я просто уважаю этих женщин, я склоняю перед ними голову, потому что они пришли сказать власти: "Так делать нельзя. Уважайте свой народ. Остановитесь или уходите". Другого требовать они не могут. Они видят кровь, они видят убийства людей, они видят, как их, невинных абсолютно людей, забирают в специальные автомобили, увозят в КПЗ, куда-то отправляют. Пора остановиться. И мы как Украина требуем у властей возвратить немедленно украинцев, которые сидят там неизвестно по каким причинам [в СИЗО]. Возвратить украинцев в Украину.

— По вашим ощущениям, исходя из вашего опыта, чем закончились выборы в Беларуси в воскресенье вечером?

— Честно вам скажу, я этого не знаю. Я не буду гадать, потому что я не беседовал с наблюдателями – какая роль у этих наблюдателей. Я сам не был наблюдателем. Я знаю, что современные возможности манипулировать и фальсифицировать очень большие. Но были ли они применены или нет, я не хочу говорить, потому что не знаю.

— Украина должна признать выборы президента состоявшимися, а Александра Лукашенко –​ победителем или нет?

— Мы должны пока изучить этот вопрос, посмотреть, как будут события развиваться дальше. Украина, зная Беларусь и в советское время, – я лично бывал в Беларуси не помню, сколько раз, мы ездили, люди изучали ситуацию, изучали друг друга, смотрели, обменивались мнениями и информацией, – [должна] посмотреть, как будут развиваться события.

— Как вы считаете, ситуация, которая складывается, может сложиться таким образом, что Александр Лукашенко оставит власть и уйдет? И может ли это быть хорошо для страны?

— У меня есть в этом сомнения, что он может это сделать.

— Почему?

— Человек, находящийся при власти 20 лет, он не видит другой жизни, кроме власти. Я думаю, что, если бы он был готов поменять так быстро [образ жизни] под влиянием событий в Беларуси и вокруг Беларуси, он бы не прибегал к таким шагам. Поэтому, я думаю, власть стала его жизнью. Как он сможет преломить это все в себе, переломать себя – это будет испытанием для Лукашенко. Или он переломит и придет к народу и попросит прощения, и тогда все будет хорошо, или будет дальше продолжать курс давления. Этот курс не имеет перспективы – это я знаю точно.

— Что бы вы сказали людям в погонах в Беларуси?

— Я бы сказал так. Конечно, эти люди выполняют приказ, но у нас в Конституции записано, что нельзя выполнять незаконные приказы. Если люди в погонах – это люди из народа – бьют свой народ, бьют невинных людей – одни под влиянием жестокости, другие под влиянием пропаганды, другие под влиянием приказа, – любое влияние не должно быть выше гуманизма, братства, добра, уважения. Человек, идущий по улице, – твой брат, и если ты его бьешь и убиваешь, этому никогда не будет прощения.

И я хочу всем сказать. У нас есть опыт в Украине. Все те, которые не услышат этого и пойдут по пути убийств и насилия, будут привлечены к наказанию. Это не имеет сроков давности.

— Повторные выборы президента Беларуси, на ваш взгляд, как политика, – ​это хороший исход развития событий или плохой?

— Смотря когда, какие политические силы в этом будут участвовать, кого будут выдвигать. Сейчас по горячему – а Беларусь сейчас кипит – сейчас что-то такое делать демократически-правовое, выдвигать новых кандидатов и готовиться к выборам, готов ли в этой ситуации белорусский народ прийти проголосовать, как это будет, под каким влиянием, – мне очень сложно рекомендовать что-либо.

Я думаю, что вначале надо остановить это совершенно жестокое поведение властей по отношению к народу. Надо это остановить немедленно. В этом долг и мудрость власти. Но главное – великая ответственность перед своим народом. После этого, когда перестанут убивать, стрелять и насиловать, можно говорить о выборах или оставить все, как есть. Я не знаю, это должен решить только белорусский народ.

— На улице или где? Кто с ним должен это решить, как он должен это решить, какой механизм решения существует в этой ситуации?

— Есть гражданское общество, есть политические силы. Я слышал, что на большом флагмане-заводе поднялись рабочие, вокруг них в маленьких заводах тоже поднялись рабочие. Таких предприятий в Минске очень много – крупных и маленьких. Если рабочие поднимаются, женщины поднялись, – люди поднимаются, они уже самим фактом своего противостояния власти показывают, что они не согласны с тем, что происходит.

Теперь надо, чтобы появился лидер, за которым пойдут белорусы. Если лидер появится и поведет белорусский народ к демократии, свободе и независимости и люди поддержат этого лидера, тогда можно говорить о перевыборах и выборах. Сейчас это преждевременно.

XS
SM
MD
LG