Ссылки

Новость часа

"Он попытается уйти, оставив преемника". Политтехнолог Александр Федута уверен, что ЦИК Беларуси объявит Лукашенко победителем


Президент Беларуси Александр Лукашенко голосует в Минске 9 августа 2020 года. Фото: ТАСС

По данным ЦИК Беларуси на 16:00, 9 августа явка на выборах президента составила 73,4%, ранее глава Центризбиркома Лидия Ермошина уже объявила, что выборы можно считать состоявшимися. В Минск стягивают военную технику, белорусы стоят в очередях на избирательные участки в стране и за ее пределами, независимых наблюдателей задерживают, а сайт платформы "Голос", ведущий альтернативный подсчет голосов, не открывается на территории страны.

Политтехнолог и политический обозреватель Александр Федута, который в 1994 году был членом избирательного штаба Александра Лукашенко, в эфире Настоящего Времени поделился наблюдениями и прогнозами относительно действий самого президента Беларуси и его ближайшего окружения после того, как закроются избирательные участки.

Политтехнолог Александр Федута: "Все будут знать, что Лукашенко эти выборы не выиграл"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:10:11 0:00

Кто рядом с Лукашенко

— Как соратники Лукашенко, белорусская элита, относится сейчас к происходящему, как вы думаете? Они теряют веру в президента, не теряют веру президента, когда тысячи людей выходят на улицу?

— Я не знаю, как действующая правящая элита относится к тому, что происходит на улицах. В любом случае можно сказать, что они прекрасно понимают, что сейчас и в течение последних месяцев активно нарушался закон. Тот закон, который они призваны исполнять. Что же касается бывших соратников Лукашенко, я хотел бы обратить внимание, что в настоящее время рядом с ним находится только один человек – Виктор Шейман.

— Раз вы назвали эту фамилию, вы знаете этого человека, то мне кажется, что он заслуживает двух минут в нашем эфире. Человек, про которого Александр Лукашенко сказал: "Виктор Шейман с пистолетом по Минску бегал". Многие сразу записали это в признание, которое заставит людей, бегавших с пистолетом по распоряжению Лукашенко, вокруг него сплотиться, любой ценой обеспечить ему победу. Это так или нет? Правильно так понимать или нет?

— Правильно. Я хотел бы напомнить также нашим зрителям и слушателям, что с именем Виктора Шеймана ассоциируется исчезновение политиков Виктора Гончара и Юрия Захаренко, которое произошло в 1999 году.

— А вы когда сами в последний раз его видели?

— Кого?

— Шеймана.

— Лично последний раз я его видел в январе 1995 года.

"Его легитимность будет таять с каждым днем"

— Сейчас такая ситуация на выборах складывается, что нет подавляющего большинства у Александра Лукашенко в ходе избирательной кампании. Мне кажется, ему трудно почувствовать всенародную любовь и уважение в момент, когда столько людей собирается у Светланы Тихановской на митингах. Я думаю, что он прекрасно знает реальную социологию. Это его меняет? Что будет дальше, как вы думаете?

— Я не сомневаюсь в том, что ЦИК объявит его победителем; я не сомневаюсь в том, что он заявит, что выборы были честными, прозрачными и ему удалось предотвратить Майдан. Он будет говорить о том, что Майдан организовывали с разных сторон: и определенные силы в России, и определенные силы в Украине, и определенные силы на Западе.

Но проблема в том, что все – и избиратели, и силовики, и чиновники – будут хорошо знать, что на самом деле Лукашенко эти выборы не выиграл. Его легитимность будет таять с каждым днем; поддержки на Западе он не получит, поддержки в России он лишился. А диктатура стоит очень дорого. Поэтому я думаю, что в ближайшие два года Александр Лукашенко, как он обещал, изменит Конституцию, чтобы ослабить полномочия того, кто придет ему на смену, и, как он не обещал, но, вероятно, собирается, он повторит вариант Бориса Ельцина, то есть он попытается уйти, оставив преемника.

— Или Нурсултана Назарбаева, оставшись каким-то супервайзером в системе, где есть президент и есть духовный лидер нации, – такое может быть?

— Такого не может быть, потому что он прекрасно понимает, что для того, чтобы нормализовать отношения по крайней мере с Западом, его преемнику придется очень сильно отмазываться от Александра Лукашенко. В таком случае безопаснее находиться на расстоянии.

— Вы видите тех людей, которые выходили на улицы, вы видите Светлану Тихановскую, которая, по сути, обещает только одно – провести новые выборы. И вы видели людей, не допущенных на выборы, включая Виктора Бабарико, – среди тех, кто приходит на митинги Светланы Тихановской, много людей, которые хотели за него проголосовать. Что будет с этими людьми? Что будет с этим протестом? Появится ли новое лицо, или среди старых, уже известных во время этой кампании фамилий, появится лидер, вокруг которого люди сплотятся, как вы думаете? Может быть такое? Кто это?

— После площади 2010 года, после того, что произошло, когда четверо альтернативных кандидатов оказались за решеткой, правда, в ночь после голосования, а не упреждающе, среди тех, кто за них голосовал, наступило, в общем-то, большое разочарование. Была депрессия, люди верили, что им удастся победить. Сейчас голосовали те, кто не ходил на выборы в 2010 году или просто отсутствовал в этот момент в стране. К сожалению, этих людей тоже будет ждать депрессия.

Мне очень хотелось бы сказать: ребята, жизнь на этом не заканчивается, нам нужно готовиться к следующим выборам, нам нужно готовиться к уходу Лукашенко, нам нужно создавать сильную информационную, политическую, аналитическую инфраструктуру и готовиться к тому, что борьба будет продолжена.

"Впервые за многие годы я не знаю, что произойдет после голосования"

— Александр, а вы верите в то, что следующие выборы пройдут по более понятным правилам, более честным, чем сейчас? Потому что вы говорите: готовиться к выборам. А к чему готовиться?

— Я думаю, что легитимация нового белорусского президента будет зависеть от того, насколько выборы будут признаны и на Востоке, и на Западе. И признание на Востоке, я думаю, может быть обусловлено целым рядом причин, а вот признание Запада будет требовать определенного уровня транспарентности. Поэтому я думаю, что преемник Лукашенко будет заинтересован.

— В том, чтобы выборы прошли честно? Я вас понимаю. Но ведь если вы говорите, что Александр Лукашенко будет сам выбирать себе преемника, то люди, которые живут в Беларуси, будут понимать, что это его креатура и его продолжение. Тут может возникнуть некое непонимание на выборах, и придется делать все то, что происходит сейчас. Или я ошибаюсь?

— Вы ошибаетесь. Преемник будет лишен тех полномочий, которые есть сегодня у президента Лукашенко. Они будут значительно ниже, и ему будет необходима дополнительная легитимация в глазах той части общества, которая сегодня выступает против него. Нас слишком много, чтобы нами можно было пренебречь.

— Хватит ли мудрости у Запада, глядя на то, что происходит сегодня на выборах, закрыть на какие-то вещи глаза и не вводить санкции? Совсем недавно ведь их удалось отменить, и министр иностранных дел остается тот же самый, он их отменял. Сейчас могут появиться основания для того, чтобы они опять вводились? Как вы думаете?

— Я думаю, что санкции должны быть введены. Они не должны касаться белорусской экономики. Они должны касаться персонально широкого круга лиц, принимавшего участие как в репрессии против мирных акций протеста, так и в массовой фальсификации результатов выборов.

— Вы ожидаете очень жесткого, не очень жесткого, никакого разгона протеста, который, очевидно, ожидается? Ожидается, что люди выйдут на площади городов, по крайней мере, их призывают к этому альтернативные кандидаты, говорят, что неплохо было бы прийти и сказать, что надо отпраздновать свою победу. Что может быть?

— Не знаю. Впервые за многие годы я не знаю, что произойдет после голосования ни в первый вечер, ни во второй вечер. Я не знаю и боюсь предсказывать, насколько массовый может быть протест и насколько сильной может быть реакция властей.

— Это очень мощно – то, что вы сказали сейчас, на самом деле. И поэтому я хочу спросить вас: такие люди, как самые близкие к Александру Лукашенко – силовики и бизнесмены, как Виктор Шейман с пистолетом, – будут бегать, отстреливаясь до последнего патрона, чтобы отстаивать свою власть, или не станут, если людей будет много? Как вы думаете?

— Проблема в том, что как раз ответа на этот вопрос сегодня нет ни у кого: не только у Александра Федуты, но и у Александра Лукашенко. Поэтому он нервничает, поэтому он запугивает свое окружение. И, самое главное, поэтому он запугивает свой народ.

XS
SM
MD
LG