Ссылки

Новость часа

Оцифрованные надгробия. Как гид-переводчик помогает иностранцам находить в Беларуси своих предков


Зачем гид-переводчик создает онлайн-каталог белорусского кладбища
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:35 0:00

Гид-переводчик Андрей Бурденков уже семь лет создает онлайн-каталог старинных могил на белорусских кладбищах, а также мобильное приложение для их поиска. Идея родилась после экскурсии с иностранцами, которые посещали Беларусь в поисках семейных корней.

Дважды в месяц Андрей едет на запад Беларуси, чтобы привести в порядок могилы на старейшем коммунальном кладбище страны в городе Гродно и оцифровать их. В его базе уже 630 надмогильных плит – около тысячи имен.

На гродненском кладбище хоронили с конца XVIII века, сейчас на нем около десяти тысяч могил. В 1970-х годах его закрыли для захоронений, и со временем за многими могилами ухаживать стало некому. При всей уникальности комплекса кладбище не имеет статуса историко-культурной ценности и относится к коммунальной собственности. Старинные надгробные памятники разрушаются от времени, становятся жертвами вандализма и охотников за металлом.

Исключение – сектор, где захоронены останки солдат, участвовавших в советско-польской войне. Время от времени эти могилы приводят в порядок представители польской диаспоры. Впрочем, интерес к своим корням проявляют не только поляки.

В сентябре 2015 года Андрей помог американке Бетти Джейн Грини найти могилы родственников ее дедушки, который в первой половине ХХ века перебрался в США из исчезнувшего уже хутора в окрестностях белорусской деревни Рубежевичи.

"Я знала, что мою прапрабабушку звали Николина Валаханович. И мы действительно нашли ее могилу! Это было просто удивительно! –рассказывает Бетти Джейн Грини. – А рядом с ее захоронением были могилы и остальных наших родственников".

Она уверена, что проект Андрея Бурденкова – крайне полезный. "Сейчас людям очень интересно знать, откуда их предки, и найти хоть какую-то информацию о них. Меня больше всего удивляет то, что за работу над этим проектом Андрей не берет денег", – говорит Бетти Джейн Грини.

Сам Бурденков рассказывает, что процесс поиска таким образом родных очень много значит для людей.

"Найти надгробие с именем, с датами, чтобы все совпадало с генеалогическим древом – это большая удача для них, довольно большие эмоции. Ну и хочется уравнять шансы людей, чтобы не пришлось бегать по кустам, чтобы они могли представлять хотя бы, на какую часть кладбища нужно выйти, если у них час в распоряжении есть – и найти плиту", – говорит Андрей.

Иногда поиск захоронений приводит к совершенно неожиданным результатам.

Летом 2016 года Андрей сопровождал юриста Дугласа Филлипса из Вирджинии к могиле его прадеда в небольшой деревне на севере Беларуси.

Тогда Дуглас впервые в жизни побывал на могиле своего прадеда, но также случайно встретил двоюродную сестру своего отца. От нее он узнал драматичные подробности жизни той части семьи, которая не последовала за его дедом в Америку в 1907 году.

"Два брата моего дедушки были расстреляны во времена сталинской "великой чистки" – их объявили польскими шпионами. Еще один был выслан на Дальний Восток по схожим обвинениям. Сестру моего дедушки вместе со всей ее семьей сожгли нацисты в уничтоженной во время войны деревне, рассказывает Дуглас. – Я ничего об этом не знал, и я уверен, что мой дедушка и даже мой отец, интересовавшийся историей нашей семьи, ничего об этом не слышали. Узнать все это было весьма волнительно, это было большим открытием для меня".

Ради своего проекта по оцифровке кладбищ Андрей Бурденков продал квартиру в Минске и переехал жить за город. За несколько месяцев он собрал около 400 долларов пожертвований от неравнодушных людей, но практически всю работу по оцифровке старинных могил и приведению их в порядок по-прежнему делает в одиночку.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG