Ссылки

Новость часа

"Город не паникует". Представитель Одесской облвоенадминистрации – об украинских ПВО и корабельной активности в районе побережья Одессы


Российские военные 3 апреля нанесли ракетный удар по одному из объектов Одессы. Минобороны России отчиталось об обстреле нефтеперерабатывающего завода и трех хранилищ горюче-смазочных материалов, откуда для украинской армии поставляли топливо. Представитель Одесской военной администрации Сергей Братчук подтвердил авиаудары и заявил, что они были нанесены с российских кораблей, находящихся в Черном море. По словам Сергея Братчука, пострадавших нет. Он также утверждает, что украинские ПВО сработали хорошо и он сам видел, как системы сбили одну из российских ракет. Тем временем газета Sunday Times написала, что власти Великобритании намерены отправить Украине противокорабельные ракеты. Утверждается, что они помогут украинским военным защитить Одессу и другие города на морском побережье.

Представитель Одесской областной военной администрации Сергей Братчук в эфире Настоящего Времени прокомментировал сообщение Минобороны РФ о системах ПВО Украины и рассказал о корабельной активности в районе побережья Одессы. В условиях военного времени мы не можем независимым образом подтвердить эту информацию.

Спикер Одесской облвоенадминистрации Сергей Братчук – о системах ПВО Украины и корабельной активности в районе побережья Одессы
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:10:35 0:00

— Мы с первого дня большой войны, как мы ее здесь называем, с 24 февраля, рассказываем нашим горожанам о том, почему звучит тревога, что нет учебных тревог и в том числе почему разные сигналы. Объяснили и то, почему стало больше тревог: потому что то вооружение, которое использует враг, – крылатые ракеты, авиацию для нанесения ударов – можно поймать, но не всегда можно сразу уточнить, куда летит эта ракета. Поэтому сигнал может начинаться у нас в Одессе, а продолжиться потом по всей стране. Ракета меняет за это время несколько раз свою локацию, поворачивает. Поэтому и звучит сирена. Обязательно мы ее включаем, потому что это безопасность наших людей.

Сегодня не только интенсивность военной и воздушной разведки у противника возросла. Мы говорили о большой вероятности нанесения врагом ударов по объектам критической инфраструктуры в городе, в нашем регионе – к сожалению, наши прогнозы оправдались. Поэтому мы максимально постарались обезопасить себя от такого нашествия ракет.

Что касается той ситуации, о которой вы немножко рассказали, действительно это было два дня назад. Утром был нанесен ракетный удар. По уточненным данным, ракеты стартовали с территории временно оккупированного Крыма. Там так называемая бригада береговой охраны Российской Федерации выпустила из комплекса "Бастион" эти ракеты, и они полетели в город. Противник знал, по какому городу он бьет, по каким объектам. Подтверждаю информацию о том, что наши силы противовоздушной обороны уничтожили над городом две крылатые ракеты. Я действительно был свидетелем одного из таких удачных пусков нашей ПВО. Спасибо ребятам огромное. То, что прилетело, об этом вспоминало так называемое министерство обороны так называемой России, что они там подтверждают. Мы сами информацию тоже подтвердили, что это несколько нефтехранилищ, нефтеперерабатывающий завод. И эти данные всегда у нас требуют уточнения, официального подтверждения. Конечно же, когда идет спасательная [операция], мы просто не имеем права говорить о том, что удар был нанесен по тому или иному объекту. Во-первых, дабы не корректировать огонь противника. Во-вторых, чтобы не подвергать наших спасателей и соответствующие службы огромному риску и повторному нанесению ракетного удара.

Это было утром два дня назад. Потом ночью сразу тоже был нанесен ракетный удар, снова прилетели крылатые ракеты. У нас что в первом, что во втором случае, слава богу, обошлось без жертв. При первой бомбардировке человек получил небольшое ранение: отлетел осколок стекла и поранил его. А то, что было потом, – пострадавших тоже нет. Тоже было [попадание] в объект критической инфраструктуры, тоже прошла спасательная операция.

Слава богу, город живет, город не паникует. Да, тревога, я не могу сказать, что мы беспечны. Понятно, что мы ощущаем войну каждый день, поверьте. Мы говорим об угрозах этих ракетных [ударов]. Эти прогнозы, к сожалению, подтверждаются. Там где-то пытаются бороздить Черное море группировки российских кораблей. Мы говорим о том, что отслеживаем оперативно ситуацию на юге нашей страны.

Возникал вопрос Приднестровья. Когда-то я уже отмечал, что это направление тоже в поле зрения наших сил обороны. Соответствующие алгоритмы действий, конечно же, есть. Но насколько мне сейчас известно, в ближайшие дни уж точно не следует ожидать какой-то угрозы со стороны временно оккупированной Россией территории независимой Молдовы – так называемой Приднестровской Молдавской республики (ПМР). Скажу более: по нашим данным, морально-психологическое состояние этих так называемых бойцов армии ПМР очень на низком уровне. Они получают новости не только от лживого российского телевидения, но и от украинского телевидения. Они видят, что происходит у нас в стране, как Россия ведет [войну], нарушая все правила ведения войны, гуманитарного права, устраивает геноцид для украинского народа. Я сейчас не буду останавливаться на теме Бучи, Ирпеня, Гостомеля и всех других наших [городов]. Я хочу повторить, что в ближайшее время мы не ожидаем каких-либо активных действий.

— Все ракеты, которые выпускают с Черного моря, насколько я понимаю, на территорию Украины залетают именно через Одесскую, Николаевскую или Херсонскую области, в том числе аннексированного Россией Крыма. Но сейчас стало ли больше или меньше вылетов боевых самолетов?

— Я говорю именно о ракетных ударах, о крылатых ракетах. Если это ракеты морского базирования "Калибр" или ракетные комплексы "Бастион" – например, сейчас это происходило при помощи "Бастиона" с территории временно оккупированного Крыма. Что касается авиации, то разведчики, конечно, пытаются проникать в наше воздушное пространство. Но очень осторожно, потому что с самолетами украинские ПВО научились бороться очень эффективно – вы это сами видите по цифрам, которые есть, в том числе и в районе Одессы. Очень многие из них были просто сбиты. Некоторым летчикам повезло – их взяли в плен. Поэтому сегодня мы говорим прежде всего о ракетных ударах.

Вообще мы прекрасно понимаем стратегию врага – это ракетные удары. Этого железа, к сожалению, у России еще достаточно. И нанесение ударов по объектам критической инфраструктуры, дабы не дать нашим городам жить и работать в таких тяжелых военных условиях. Это понятно – стратегия. Поэтому мы тоже знаем, какие меры нам предпринимать.

— Представители Минобороны России уже несколько раз заявляли, что система ПВО Украины полностью или почти полностью уничтожена. Как вы относитесь к этим их репликам?

— Я не знаю, что такое "Министерство обороны России". Если они хотят еще раз проверить наши системы ПВО – пожалуйста, мы традиционно говорим: "Добро пожаловать в ад". Пожалуйста, запускайте ваши самолеты, пусть подлетают. Количество сбитых увеличится. И нам будет приятно, и им тоже хорошо.

— А корабельная активность в районе побережья Одессы меняется? В самом начале мы говорили про постоянные планы России высадить десант на побережье Одессы. Вы видите эти корабли – они сейчас подходят к территории области?

— Если говорить глобально, стратегически, конечно, эти планы есть и вряд ли изменились. Но на данном этапе мы не видим особой активности, особой подготовки для проведения военно-морской десантной операции. Корабли остаются на траверсе – они периодически появляются, исчезают, перегруппировка, маневры. Тем более мы знаем, что Россия любит нашкодить везде: они разбросали мины, очень активно угрожают мирному судоходству. В Черном море уже [большое количество] мин, нам после победы еще очень много работы предстоит, я надеюсь, с зарубежными партнерами, чтобы разминировать акваторий Черного моря. Поэтому никуда Черноморский флот, к сожалению, пока еще не делся. Надеюсь, что со временем мы забудем такое название – "Черноморский флот России". Поверьте, это не шапкозакидательство – это реальность. Я соглашусь с президентом Зеленским, что мы увидели сконцентрированное зло. И речь не только о наших городах, которые я уже назвал, но это и Черное море, это и район Одессы, Николаева, Херсона. Россия – это концентрированное зло.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG