Ссылки

Новость часа

Хаб для снабжения военных в порту Бердянска и 420 "сорванных штормом" мин. Военный эксперт – о российских военных кораблях в Черном море


Россия начала использовать порт Бердянск как логистический хаб для снабжения своей военной группировки, которая находится в Херсонской и Запорожской областях, говорит руководитель проекта "Институт Черноморских стратегических исследований" Андрей Клименко. По его словам, из порта вывели несколько коммерческих судов для того, чтобы использовать причалы Бердянского порта.

О том, как ведут себя российские военные корабли в Черном море, а также о 420 "сорванных штормом" минах Андрей Клименко рассказал в эфире Настоящего Времени.

Военный эксперт Андрей Клименко – о российских военных кораблях в Черном море
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:11:16 0:00

— По сообщению полка "Азов", впервые Мариуполь обстреляли с моря с российских военных кораблей. Что вам известно об этом?

— Известно только то, что сообщалось в средствах массовой информации. Я ничего тут не могу добавить, кроме того, что там действительно есть группировка кораблей Черноморского флота Российской Федерации в составе нескольких ракетных кораблей и нескольких десантных кораблей. Вы правы, что впервые обстрел Мариуполя был с моря.

— А что в целом происходит в Азовском море? Эти корабли, о которых вы говорите, пытаются как-то перегруппироваться, что они делают?

— Это вопрос к военным, потому что мы их не видим в море. Их видят только соответствующие разведывательные службы Украины и наших союзников.

— По сообщению местных властей, Запорожской администрации, с морского порта в Бердянске исчезло пять кораблей с зерном. Их якобы отогнали оттуда российские буксиры. Вам что-то известно об этом?

— Эти пять кораблей коммерческих судов нескольких стран. Они были выведены три дня назад из порта Бердянск. В настоящее время они находятся в Азовском море, стоят на якоре у входа в Керченский пролив и никуда не двигаются. Была информация, что они загружены зерном, хотя данные автоматизированной информационной системы не показывают, что у них груз на борту. Я думаю, что правду мы узнаем только тогда, когда им будет позволено выйти из Керченского пролива и пойти по назначению.

Но можно с абсолютной уверенностью сказать, что Российская Федерация начала использовать порт Бердянск как логистический хаб для снабжения своей военной группировки, которая находится в Херсонской и Запорожской областях – в южной части. Поскольку корабли занимали место у причалов, то их освободили для того, чтобы туда могли подходить корабли снабжения. Их просто оттуда выгнали для того, чтобы использовать причалы Бердянского порта.

— По информации от Минобороны России, якобы заминированы пути от Босфора до Одессы. Там заявили, что это украинские мины. Что вам об этом известно?

— В данном случае ситуацию можно охарактеризовать известным выражением: "Кто громче кричит "держи вора", тот, скорее всего, сам украл". На самом деле Черноморский флот Российской Федерации, по сообщениям Военно-морских сил Украины, заминировал акваторию у входа в гирло Дуная и вокруг острова Змеиный. Именно это и препятствует движению коммерческих судов от Босфора до Одессы. Причем угроза создается не только для украинских портов, но и для портов Болгарии, Румынии и Черноморского побережья Турции.

Интересно, что эта информация появилась от имени капитана порта Сочи. Я думаю, что он уже раскаивается в том, что он, не подумав, это опубликовал, потому что он распространил сообщения военных органов России о том, что 420 украинских мин сорваны штормом. Любой разумный человек понимает, что в штормовом море посчитать 420 мин невозможно. Скорее всего, Российская Федерация знает, что она поставила 420 морских мин в районе острова Змеиный и гирла Дуная, и делает вид, что их сорвало штормом и, по сообщению ТАСС, они могут оказаться и у входа в Босфор, и через Босфор оказаться в Средиземном море. Это полная глупость. Они используют свою минную постановку для того, чтобы нагнать страху на судовладельцев, на экипажи судов, чтобы не ходили не только в украинские порты, но и в порты ближайших соседей Украины по Черному морю.

Отсюда логически вытекает необходимость проведения операции по разминированию. Здесь очень простая логика. Если в море есть плавающие мины, значит, нужно их обезвредить. Как их обезвредить, мы высказали свои предположения. Я знаю, что эти предложения сейчас в работе и в Министерстве иностранных дел Украины, и в офисе президента Украины. Речь идет о том, чтобы Украина инициировала совместную военно-морскую гуманитарную операцию для того, чтобы устранить минную угрозу. Почему она гуманитарная – понятно, что это безопасность судоходства, чтобы корабли не подрывались на минах, чтобы не гибли члены экипажей.

Кроме того, у нас в Черном море есть еще два слоя. Во-первых, в черноморских портах с 24 февраля, когда началась эта широкая агрессия против Украины, застряло от 70 до 90 торговых судов. Из них 95% – это не украинские суда, принадлежащие разным государствам, под разными флагами. Поэтому их нужно вывести в пролив Босфор. За эти три недели мы уже имеем пять случаев, когда русские ракеты попадали в эти корабли, есть убитые и раненые среди членов экипажей. Один торговый корабль затонул в первую неделю боев. Их нужно вывести, для этого нужно создать безопасный коридор.

Кроме того, есть ситуация, когда из акватории Черного моря, которая лежит за пределами территориальных вод и Украины, и Болгарии, и Румынии, и Турции, из воздушного пространства над этой частью Черного моря происходят обстрелы побережья Украины. И не только близлежащих к морю регионов Украины, но и достаточно отдаленных от моря, таких как Львовская, Ивано-Франковская и Винницкая области.

На наш взгляд, речь должна идти о международной гуманитарной операции, в которой должны участвовать соответствующие военные минно-тральные корабли. Их, естественно, нужно прикрывать с моря и с воздуха. Для этого нужно закрыть небо над этой акваторией. Необходимо потребовать всем международным организациям немедленного вывода кораблей Черноморского и других флотов России, их ухода в российские порты для того, чтобы эта гуманитарная операция могла осуществиться.

— Относительно ситуации около побережья Одессы. Как ведут себя российские военные корабли в Черном море? Что вы наблюдаете?

— Они постоянно там присутствуют с первого дня. Кроме того, что были факты обстрелов побережья Одесской области. Они демонстрируют угрозу высадки десанта. Но мы расцениваем эту угрозу высадки десанта как не очень высокую. Это именно демонстрация и отвлечение сил. Потому что в России сегодня в Черном море перебор с количеством десантных кораблей, но не хватает ударных кораблей огневой поддержки. И не хватает их в том числе и потому, что 28 февраля Турция закрыла пролив Босфор для прохода российских военных кораблей. Россия делала заявку на переход из Средиземного в Черное море четырех ракетных фрегатов для того, чтобы поддержать высадку десанта. У них это не получилось. И, таким образом, они появляются в разных местах побережья, отходят к территории оккупированного Крыма, чтобы принять снабжение, потому что автономность десантных кораблей – до одного месяца, а в море они находятся уже с первой декады февраля. То есть они периодически появляются, наши военные моряки их видят, иногда их видят и просто с берега обычные граждане, фотографируют.

— Как вы оцениваете вероятность полномасштабной атаки на Одессу?

— Ключ к Одессе – это Николаев. И поскольку оборона Николаева ведется успешно, там Вооруженным силам Украины удалось ликвидировать несколько таких отростков вдоль шоссейных дорог, по которым продвигались русские войска. Пока Николаев держится, я думаю, что шансы на Одессу у страны-агрессора невысоки.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG