Ссылки

Новость часа

Каков потенциал российской армии и возможна ли заморозка военных действий: рассказывает эксперт Центра оборонных стратегий Украины


Российские военные корабли перебазировались в Крым, и это говорит о том, что они пока не намерены высаживать десант на побережье Одесской области, заявил представитель оперативного штаба Одесской областной военной администрации Сергей Братчук. О том, так ли это, а также о потенциале российской армии и о возможной заморозке военных действий в эфире Настоящего Времени рассказал Виктор Кевлюк, эксперт Центра оборонных стратегий Украины.

Эксперт Центра оборонных стратегий Украины – о потенциале российской армии и о возможной заморозке военных действий
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:16:23 0:00

— Я не встречал оценок, где кто-то из экспертов вообще высказывался, что Одесса должна быть захвачена перед Киевом. Действия противника на побережье Азовского и Черного морей направлены на создание прежде всего сухопутного коридора из Донбасса в Крым. А действия, которые мы наблюдаем в районе Херсона и Николаева, – это попытки стабилизировать этот коридор.

Если бы эта задача была выполнена, тогда бы появлялся смысл высаживать кого-то в Одессе с тем, чтобы окончательно отодвинуть Украину от морского побережья. Мне кажется, что никаких активных действий в ближайшее время в Одессе не произойдет, потому что противник понес очень серьезные потери на других направлениях. И имеющиеся у него силы должны быть задействованы в качестве резервов в других местах.

— В каких местах?

— Цель номер один – это штурм столицы. В пользу этого говорит вчерашний бой под Броварами, где батальонные тактические группы из состава 90-й танковой дивизии из Свердловской области и города Чебаркуль пытались через Бровары прорваться на Киев. Были остановлены, 6-й танковый полк практически уничтожен. По не подтвержденным данным, командир этого полка погиб. Мы видим, что идея захватить если не Киев, то хотя бы правительственный квартал является приоритетной целью противника.

— А сейчас как-то можно прогнозировать, возможно ли вообще российской армии захватить Киев?

— Прогнозировать, конечно, можно в любой ситуации. По моему мнению, захватить Киев у противника сил нет. Взять мегаполис, в котором живет более трех миллионов человек, даже притянув сюда всю российскую группировку, крайне затруднительно. А в обстановке, которая сейчас сложилась, шансов очень мало.

— Я так понимаю, что этой информацией не владеют в российском командовании? Эти попытки все равно же не прекращаются.

— Это идея фикс, это калька со времен Второй мировой войны – взять любой ценой. Вот это мы сейчас и наблюдаем.

— Мы только что общались с жительницей из Харькова Анной, она говорит, что российские военные уже не предпринимают попыток зайти в город. Но при этом артиллерийские обстрелы города продолжаются. Какая цель этого может быть?

— Я могу предположить, что попытка взять Харьков, взять первую украинскую столицу – это, скорее, такое морально-психологическое давление: захвачен первый большой город-миллионник. Ожидали, что их там встретят с цветами, караваями, но что-то пошло не так.

Сейчас, когда противник убедился, что его наземные группировки не в состоянии взять этот город штурмом, он просто мстит жителям, которые не покорились его воле, уничтожает жилые кварталы средствами дальнего огневого поражения, то есть дальнобойной артиллерией и авиацией. Это будет продолжаться до тех пор, пока противник не потерпит решительного поражения на этом направлении.

— А что может быть значительным поражением на этом направлении? То, что вся группировка, находящаяся на харьковском направлении, будет разгромлена?

— Сейчас уже можно сказать, что сухопутная группировка разгромлена. Однако артиллерия, которая остается вне зоны достижения наших средств, и авиация, которая вообще базируется на территории России, пока серьезных убытков не понесла и сохраняет определенный уровень боеспособности, позволяющий обстреливать Харьков. Если мы решим эту проблему хотя бы в части артиллерии, жителям города будет значительно легче.

В моей стране заблокировали

Настоящее Время

CNN приводит данные, ссылаясь на источник министерства обороны США, что Россия выпустила по Украине уже 710 ракет. Многие украинцы задаются вопросом: сколько там еще ракет у россиян осталось? Есть ли какие-то данные, или об этом никто не знает?

— Что касается озвучиваемых Соединенными Штатами цифр, я им абсолютно доверяю, потому что Соединенные Штаты располагают системой раннего предупреждения ракетных ударов. Эта система ни разу не подвела, в том числе когда украинская ракета в 2000 году попала в жилой дом в Броварах. Этот пуск был зафиксирован, хотя это относительно небольшая тактическая ракета.

Что касается запасов ракетного оружия у россиян. По ракетам "Калибр" Пентагон точно так же публиковал данные. Россияне исчерпали более 80% боекомплекта. Могут быть нанесены одиночные ракетные удары крылатыми ракетами "Калибр", но существенного вреда военной инфраструктуре это нанести уже не может.

Серьезную опасность представляют ракеты оперативно-тактического комплекса "Искандер". Они есть в достаточном количестве. Я пытался посчитать – в группировке от трех до четырех ракетных бригад. Всего их у России 10. Соответственно, изымая запасы этих бригад, еще стрелять можно очень долго. Здесь, конечно, опасность сохраняется.

И последнее, что мы видим, например, атаку на аэропорт города Винницы, когда были применены старые советские крылатые ракеты Х-101, которые были запущены из акватории Черного моря, предположительно, со стратегических бомбардировщиков дальней авиации. Такого вооружения у них много. Точность оставляет желать лучшего, хотя когда ракета прилетает в жилой дом, это трагедия и для жильцов, и для соседей – для всех нас.

Серьезного военного ущерба они, в принципе, уже не наносят. Они являются достаточно предсказуемыми на своих траекториях и уверенно перехватываются украинской противовоздушной обороной.

— Я так понимаю, сейчас самые горячие точки – это Мариуполь и Харьков на юге, Чернигов и Сумы на севере. Здесь можно сделать какие-то прогнозы? Мариуполь находится в осаде уже более недели. Чернигов и Сумы тоже почти окружены. Что будет дальше?

— Я не соглашусь с вашими температурными оценками, потому как на черниговском и сумском направлениях противник ничего не добился, понес такие потери, которые не позволяют ему наступать. Это отдельные локальные тактические действия для того, чтобы хоть как-то улучшить свое тактическое положение, потому что о чем-то надо докладывать командованию.

Что касается Мариуполя – это идея фикс: во что бы то ни стало взять то, что останется от населенного пункта с населением более полумиллиона человек. Мариуполь – это ворота в сухопутный коридор на Крым, поэтому там действительно будет очень горячо. Я рассчитываю на то, что наше командование прекрасно понимает ситуацию, абсолютно объективно ее оценивает. И, скорее всего, пока штурмы будут продолжаться, будут подготовлены соответствующие условия для проведения контрнаступления и контрударов по деблокированию этого города.

[Что касается] движения в направлении Запорожья, мне кажется, что интересом российского командования [является] продолжение ядерного шантажа на Запорожской атомной электростанции – это номер один. Второе – это приблизиться к Днепру с тем, чтобы нанести поражение инфраструктуре и промышленным объектам этого региона.

— Христо Грозев, расследователь из Bellingcat, рассказал, что, скорее всего, через 7-8 дней Россия попытается заморозить свои боевые действия на территории Украины, но при этом они станут вялотекущими. Вы можете согласиться с такой оценкой?

— Господин Грозев, безусловно, человек авторитетный и как прогнозист имеет очень хорошую информационную базу. Ситуация реально может повернуться и таким образом тоже, потому что уже сегодня Пентагон проинформировал о том, что оперативная группировка вторжения, созданная Российской Федерацией, не имеет резервов, ее материальные ресурсы заканчиваются.

Противник по чисто объективным причинам будет вынужден сократить интенсивность боевых действий до нуля, пытаться искать уязвимости в обороне Вооруженных сил Украины и пытаться ползучими действиями как-то продвигаться к своей цели. На интенсивные бои ресурсов нет. Прежде всего не хватает обученного личного состава. Попытки перебросить его из других регионов страны, во-первых, ослабят эти регионы, а, во-вторых, затыкают дыры в подразделениях в Украине, не проводя слаживания этих подразделений на полигонах. Большого эффекта это не даст.

Еще один аспект – это успешная борьба наших Вооруженных сил и сил территориальной обороны с бронированными целями противника. Я вчера пытался для себя прояснить всю ситуацию, у меня получается, что противник потерял более 60% парка бронированных боевых машин. То есть пехота вынуждена перемещаться пешком, на грузовых автомобилях, на автобусах – пехота практически осталась без брони.

Серьезные потери по танкам, плюс использование систем Javelin, NLAW, украинских комплексов "Стугна" и "Корсар", не оставляющих шансов на выживание танковым экипажам, очень серьезно влияют на мотивацию танкистов. Вчерашний бой под Броварами – иллюстрация этой ситуации. Я считаю, что версия Христо Грозева очень близка к реальности.

— Если будет заморожен этот конфликт, я правильно понимаю, что контратака украинских войск будет успешной?

— Здесь надо четко разобраться в терминах. Снизить интенсивность боевых действий – это одна история, при которой проведение контрударов абсолютно возможно. А замороженный конфликт – это политическое решение. Здесь уже никакие контрудары не будут проведены чисто из политических реалий ситуации, которая сложилась.

— Вы говорите, что 60% бронированной техники России была уничтожена в Украине. Это та техника, которая была сосредоточена вокруг Украины, или это вообще 60% всей техники, которая есть у российской армии?

— Я говорил о группировке вторжения. Запасы бронированной техники Российской Федерации огромные. Одних только танков около 10 тысяч, хотя в Вооруженных силах использовалось только 2 тысячи. Более 300 сгорели в Украине. Наличие огромного количества техники не означает, что это военный потенциал. Это все еще нужно снять с хранения, привести в пригодное к эксплуатации состояние, доставить на театр военных действий. Теоретически – да, потенциал есть. Практически – увидим мы его нескоро, если вообще увидим.

По данным Пентагона, в конфликте в Украине Российская Федерация потеряла от 3 до 5% своего общего военного потенциала. Группировка вторжения потеряла около 10% потенциала. Это очень серьезные цифры.

— Министерство обороны Украины сообщает, что потери российской армии в Украине составили более 12 тысяч солдат. Я так понимаю, что здесь и погибшие, и раненые. Этим цифрам следует верить?

— Подсчет потерь – крайне сложная задача. Если министерство обороны говорит о 12 тысячах убитых, значит, оно готово показать 12 тысяч трупов. Не знаю, пойдет ли кто-то их считать, будет ли кто-то их проверять. Для боевых действий такой интенсивности с применением таких систем, которыми располагают Вооруженные силы Украины, такие потери абсолютно реальны. Если использовать для подсчетов тенденции, которые имели место во Второй чеченской кампании, мы говорим о более-менее объективных подсчетах.

— Несколько дней назад Владимир Путин привел в режим особого несения службы подразделения, которые владеют ядерным оружием. Как вы считаете, есть риск того, что Москва может нанести этот удар по Украине?

— Если у человека есть нож, всегда есть риск, что он им воспользуется. То, что мы видели по телевидению, – стратегические ядерные силы Российской Федерации перешли на особый режим дежурства. Этот режим предусматривает запрет отпусков, запрет на увольнение личного состава, возвращение больных с короткими сроками лечения в свои воинские части. То есть это не подготовка ядерных систем до применения – это изменение в работе персонала, сидящего возле кнопок, в шахтах, в хранилищах, где там они еще несут службу.

Будет ли оно применено? Я очень сильно сомневаюсь, хотя бы с точки зрения того, что возле России есть Китай, располагающий не меньшим потенциалом и аналогичными системами, и ни Европа, ни Соединенные Штаты не пройдут мимо этого эпизода. Это очередная попытка шантажа – не более того.

Продолжение, кстати говоря, ядерного шантажа – это действия России в зоне Чернобыльской АЭС и в Энергодаре на Запорожской атомной станции. Это попытка угрожать всему миру, попытка склонить всех принять ситуацию такой, какая она сегодня есть, и спровоцировать внешнее давление на Украину, чтобы подписать какой-то документ на московских условиях, – не более того.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG